1
2
3
...
33
34
35
...
80

– Хорошо. Но покупать у вас этих лошадей я не буду... Могу обменять. – Трактирщик хитро улыбнулся и подмигнул. – Зачем вам столько лошадей? Чтобы тянуть вашу телегу, хватит и двух.

– Ладно. Договоримся. Но если краденых подсунешь...

– А ваши какие? Тоже небось...

– Да он, сдается мне, принял нас за цыган, – вскипел Ду и схватился за рукоять своего баделера.

– Ладно, остынь, парень, – взял его за руку Уно.

– Показывай своих лошадей, трактирщик. Да не вздумай нас обмануть. Если подсунешь хромых или хворых, то, видит бог, мы тебя вздернем. Мы заготавливаем лошадок для императорского войска, чтоб ты знал. Так что будь с нами честен. – И Тэрцо сделал такое свирепое лицо, что трактирщик поперхнулся своей следующей фразой.

Через десять минут телега албанцев вновь выехала на большую дорогу и двинулась на Линц. Полог из натянутой на деревянные распорки парусины изменил телегу до неузнаваемости, превратив ее в некое подобие походного интендантского фургона. Пара пегих крестьянских лошадок довершала метаморфозу. Сами албанцы также сменили одежду. Теперь в своих широкополых шляпах и камзолах европейского покроя они действительно походили на итальянских наемников или просто бродяг, почему-то отдающих предпочтение не шпагам, а албанским баделерам.

Ольга услышала, как хлопнула соседняя дверь и Цебеш прошел по коридору.

«Скоро двенадцать. Наверное, пошел на встречу с этим алхимиком, или кто он там. На Малую Кожевенную... Да неужели же я ничего не могу теперь сделать?»

Она решительно встала с кровати, накинула плащ и отправилась следом за Цебешем.

Он двигался неторопливо, внимательно оглядывая все вокруг. Если бы Ольга не знала, куда он идет, то наверняка не смогла бы за ним следить – уж очень Старик был осторожен. Ей пришлось идти довольно далеко от него, прячась за спинами идущих впереди прохожих и наблюдая лишь за его силуэтом в полусотне шагов впереди.

Нужная улица оказалась удивительно близко. Цебеш пошел медленнее. Теперь он просто прогуливался. Ольга по-прежнему держалась от него на безопасном расстоянии, чтобы не упустить его из виду.

«Интересно, как он узнает этого алхимика? Я-то видела его лицо, а Цебеш нет. Какой-то условный знак?.. О боже!» Прогуливающийся Цебеш повернул вдруг обратно. Теперь он шел прямо на нее. На улице между ней и Стариком было всего два человека, да и те сейчас пройдут мимо.

Мысли испуганно заметались в ее голове: «Спрятаться. Куда?..» Она прижалась спиной к кирпичной кладке дома, спрятавшись за выступом стены. Только этот маленький выступ теперь скрывал Ольгу от всего того кошмара, который обрушит на нее Цебеш, узнав, что она за ним снова следит. «Господи! Помоги мне! Господи, что же делать теперь?!» И тут она заметила совсем близко от себя дверь. Обычная дверь, ведущая в дом, в стену которого она сейчас была готова впитаться от страха. «Вдруг открыто?.. Господи, только бы открыто...» Цебеш приближался. Она, словно грохот падающих стен, слышала теперь его негромкие шаги. Нетвердой рукой осторожно подергала дверь. В одну сторону, в другую. Дверь поддалась. Почти без звука она стала открываться внутрь.

В груди у Ольги все словно подпрыгнуло от счастья. Но тут же екнуло от страха. «Раз открыто, значит, в доме кто-то есть. Столкнувшись с хозяином лицом к лицу, что я ему скажу? Подумают, что воровка, и бросят в тюрьму... Наплевать! Это все же лучше, чем Цебеш». Она вошла и аккуратно прикрыла за собой дверь.

За спиной, по ту сторону тонкой деревянной двери, неторопливо прошел мимо Цебеш. Даже, кажется, немного замедлил шаг. Она стояла, прижавшись спиной к двери, в маленьком коридорчике. Прямо перед ней была аккуратная деревянная лестница на второй этаж. Слева от лестницы – проход в комнаты первого этажа. Рядом с входной дверью небольшое окошко. Ольга осторожно заглянула в него и тут же отшатнулась. Цебеш стоял рядом с окном, внимательно оглядываясь по сторонам.

В коридоре на крючках, прибитых к стене, висели плащи и шляпы. Сразу за вешалкой стоял старый комод, уставленный различными баночками и щетками. И еще на комоде сидел кот. Огромный дымчатый кот с генеральскими усами.

Шорох платья и звуки шагов послышались где-то в комнатах первого этажа.

«Только бы они не подошли сюда посмотреть... Увидят... И что? Скажу, что хочу устроиться на работу служанкой или еще какую-нибудь ерунду. Не съедят же меня, в самом деле».

– Клаус? Это ты там шалишь?

Кот внимательно рассматривал Ольгу. У него был удивительно умный, пронзительный взгляд. Подумав секунду, кот шумно, но аккуратно, не уронив ни одной из многочисленных склянок и щеток, спрыгнул с комода и направился в комнаты. Женщина принялась его за что-то распекать. Ольга облегченно вздохнула.

Взглянув за окно, она не сразу увидела Цебеша. «А, вот он. Перешел на другую сторону улицы. Говорит с кем-то... Точно. Это тот самый алхимик. А в руке у него ящик, перевязанный веревкой... Неужели там яйцо?»

Цебеш тем временем сделал приглашающий жест, и они с алхимиком двинулись вдоль по улице, о чем-то оживленно беседуя. Ольга наблюдала за ними, пока две фигуры были видны из окна, а потом, когда они уже были довольно далеко, тихонько открыла дверь и вышла.

– Клаус! Ты снова ша... – Фрау Магда замолкла на полуслове. Клаус сидел у ее ног и с важным видом умывал лапой мордашку. – Кто там?!

Фрау Магда схватилась за сердце. Потом за каминные щипцы. Набрав полную грудь воздуха, чтобы в случае чего громче закричать, зовя на помощь соседей, она осторожно пошла к коридору, откуда раздался шорох и скрип открываемой двери.

– Ну вот. Так и есть! Опять я забыла закрыть засов! Кто-то заходил. Наверняка это были воры. Сейчас, Клаус, никому нельзя доверять. – Она внимательно оглядела весь коридорчик, прихлопнула неплотно закрытую дверь и задвинула засов. – Да вроде все вещи на месте. А в тот раз был шум, это что, тоже, не ты? – Клаус томно заурчал и стал тереться о ее ноги. – Хорошо хоть ничего не украли. И скажи мне на милость, что ты молчал? Ходишь и молчишь... Хозяйку зарежут, а ты так и будешь мурлыкать?

Кот перестал урчать. Посмотрел на Магду обиженно, словно говоря: «Сама сторожи. Я тебе не собака», – и важной походкой проследовал из коридорчика вон.

Ольга шла за Цебешем и его спутником уже несколько минут. Судя по тому, что они перестали бурно жестикулировать, собеседники о чем-то договорились. Вот они остановились, огляделись. Ольга снова спряталась за выступающую стену дома. Она так и шла в отдалении, стараясь скрыться от их глаз за всем, за чем только возможно, хотя Цебеш теперь почти не оглядывался, а алхимик и вовсе ни разу не повернулся назад.

Но вот алхимик и Цебеш свернули в какой-то переулок. Даже не переулок, а так – щель между домов. Ольга остановилась и стала ждать. Она почему-то была уверена, что другого выхода из этого переулка нет, что он кончается тупиком. Время потянулось нескончаемо долго.

«Что они там делают? Сколько можно переговариваться? Двенадцать тысяч – это что, деньги, которые Цебеш заплатит алхимику за яйцо? Что же они, деньги в этом переулке считают? Почему не в какой-нибудь корчме или не дома у алхимика? И как Цебеш проверит, что это ТО САМОЕ яйцо?.. Сейчас он выйдет, и если пойдет в мою сторону, мне что, снова, как тогда, в первую попавшуюся дверь?.. Второй раз так не повезет. В какой-нибудь проулок... Где тут можно укрыться?»

Ольга как раз нашла удобное место, чтобы ее не было видно с дороги, когда Цебеш вышел из переулка. Один. В правой руке ящик, перевязанный веревкой, в левой – саквояж. Он пошел в другую сторону, чем та, где пряталась Ольга.

Она еще четверть часа ждала, когда выйдет алхимик. Но он не выходил.

«Он же не знает меня в лицо. Просто пойду и посмотрю. Просто посмотрю».

Она, наконец, собралась с духом и вынырнула из своего укрытия. Уверенной походкой пошла к переулку. Остановилась и стала всматриваться в узкий, заваленный всяким хламом, накрытый тенью от стен и крыш проход между домов. Ни просвета, ни какого-нибудь шевеления. Не слышно даже звука.

34
{"b":"5490","o":1}