ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мэри Ханшеу, Томас Ханшеу

Загадка «Пурпурного императора»

Действующие лица

Гамильтон Клик, «Человек с тысячью лиц», некогда известный полиции как «Неуловимый взломщик».

Доллопс, верный друг и помощник Клика.

Нэком, суперинтендант Скотланд-Ярда.

Леннард, шофер Нэкома.

Хаммонд и Петри, детективы-сержанты.

Констебль Робертс, полицейский из Хэмптон-Виллидж.

Леди Маргарет Чейни, единственная дочь лорда Чейни, скончавшегося несколько лет тому назад. У лорда Чейни не осталось потомков по мужской линии, и он завещал своей дочери все фамильные драгоценности, в том числе приносящий несчастье бриллиант «Пурпурный император», который захватили в ограбленном индийском храме и превратили в кулон. После смерти отца леди Маргарет, давно потерявшая мать, осталась под опекой своей эксцентричной тети, благородной мисс Чейни, живущей затворницей в захудавшем поместье Чейни-Корт на берегу Темзы.

Мисс Чейни. Разочаровавшись в любви, она решила, что ее племянница тоже останется старой девой, и отослала ее в школу при монастыре Нотр-Дам. Но леди Маргарет сумела познакомиться с сэром Эдгаром Брентоном, сыном человека, который некогда увлек и обманул благородную мисс Чейни. За год до описанных событий Эдгар Брентон прибыл в Париж вместе со своей матерью, познакомился там с леди Маргарет, и молодые люди глубоко полюбили друг друга.

К несчастью, в Брентона влюбилась также Дженнифер Винни, дочь доктора, который раньше жил в Хэмптоне. Дженнифер зарабатывает, давая уроки, и живет со своим братом, Бобби Винни, молодым мотом и игроком, попавшим в лапы Джеймса Блейка, председателя Клуба Пентакля.

Доктор Верралл, деревенский врач, который любит мисс Винни.

Глава первая,

в которой появляется новый друг

Это были последние счастливые годы незадолго до Великой войны.

В один из теплых мартовских вечеров на вокзале Чаринг-Кросс царила лихорадочная суета, предвещавшая прибытие поезда с континента. Толпы болтающих, жестикулирующих путешественников торопились заручиться расположением проводников, чтобы занять места, которые всегда были нарасхват.

Пять вечера — самое оживленное время в большом городе, все спешили, не желая терять ни минуты. Ничего удивительного, что нервы у всех были напряжены, люди часто взрывались по пустякам, и даже самые мирные натуры порой превращались в воинственных задир.

Возле железнодорожной станции неустанно пыхтели машины, теснящиеся, как сардины в консервной банке. Случайный наблюдатель не нашел бы в этом запутанном шумном лабиринте ни конца, ни начала.

Одна из машин благодаря кричащему цвету выделялась среди своих тусклых собратьев, как цветок мака на скошенном поле: это был красный лимузин, принадлежавший мистеру Маверику Нэкому, суперинтенданту Скотланд-Ярда. Именно в этой машине сей достойный джентльмен обычно совершал свои нескончаемые путешествия.

Но сейчас в просторном салоне восседал вовсе не мистер Нэком. За рулем сидел юноша с внешностью кокни, который тревожно вглядывался в выплескивающуюся со станции бурлящую толпу. Он смотрел так, будто каждую минуту ожидал увидеть в толпе самого короля.

Но ждал он вовсе не короля, а, скорее, королеву… Королеву, которой принадлежало сердце его любимого господина. Доллопс уже давно сидел в машине, глазея по сторонам, и начинал ощущать резкую грызущую боль в животе. Какой отличный полдник он пропустил из-за бесконечного ожидания!

— Божечки! — воскликнул он наконец. — Если она не приедет следующим поездом, я начну жевать свою шляпу! Я стану ходячим скелетом, видит бог! В этой жестянке ни крошки харчей — ни улитки, ни сгоревшего до угольков бисквита! Но хозяину, благослови его господь, на это плевать. Его-то ничем не проймешь, он пашет себе да пашет, а я… Ага! Заговори об ангеле — и он явится!

Он и вправду явился — единственный человек в мире, на которого Доллопсу было не наплевать. И этот «ангел» выглядел усталым и подавленным.

При обычных обстоятельствах скорее можно было ожидать увидеть льва, разгуливающего по улицам Лондона, чем Гамильтона Клика, слоняющегося у всех на виду средь бела дня по Чаринг-Кросскому вокзалу. А уж чтобы он оказался в толпе людей, встречающих парижский поезд! На этом поезде могло прибыть сколько угодно мавританцев или французских апашей, поклявшихся убить «крысу-взломщика», «человека с тысячью лиц», который давным-давно оставил их притоны и банды ради одной белокожей женщины, чьи глаза вознесли его из бездны порока и сделали другим, лучшим человеком.

Именно ее, королеву всех женщин, Клик сейчас и ждал. С утренней почтой ему пришло короткое письмецо. Она сообщила, что возвращается из Парижа, где так долго гостила у барона де Карджорака и его дочери. Всего лишь простая дружеская записка, но ее хватило, чтобы заставить Клика провести на станции весь день, не зная, каким поездом она прибудет. Неудивительно, что сейчас, когда время подходило к пяти, Доллопс начал отчаиваться.

Раздался пронзительный свисток, а вслед за ним — возбужденный гомон множества голосов. Опоздавший и переполненный парижский поезд наконец-то прибыл!

Клик резко повернулся на пятках, быстро пробился сквозь толпу ожидающих и двинулся к воротам. Всего минуту он обшаривал взглядом поток пассажиров, и, наконец, вид стройной фигурки заставил его сердце радостно подпрыгнуть. Взор его на миг затуманился, он торопливо шагнул вперед, потому что это была Алиса Лорн собственной персоной. Алиса посмотрела на Клика с радостным удивлением, ее чистое овальное лицо залилось краской, сердце бешено застучало.

— Алиса!

Их руки соединились в теплом пожатии, в значении которого нельзя было ошибиться… И только тут Клик понял, что Алиса не одна. Рядом с ней стояла девушка, на вид не старше восемнадцати лет, явно крайне уставшая и измученная трудным путешествием. Она казалась ошеломленной и как будто едва замечала, что творится вокруг.

Алиса, дружески обняв свою спутницу, подтолкнула ее вперед.

— Леди Маргарет, это мой очень дорогой ДРУГ, — сказала она юным звонким голосом. — Позвольте представить вам, дорогая, лейтенанта Деланда.

Клику не надо было говорить, что для такого представления имелись особые причины. Он слишком хорошо знал, как спешит Алиса Лорн на помощь любому попавшему в беду, и дал молчаливую клятву сделать все, что в его силах, для ее усталой подопечной.

Алиса снова заговорила, многозначительно глядя на Клика:

— Мы обе стали жертвами ужасно утомительного путешествия, а теперь оказывается, что леди Маргарет никто не встречает. Она только что закончила монастырскую школу в Нотр-Дам де Пари и направляется в Хэмптон.

— Хэмптон? — переспросил Клик, невольно приподняв брови, потому что знал: Алиса едет в коттедж на берегу реки именно в Хэмптоне, который стал ее домом.

— Да, и я уже сказала ей, что мы будем близкими соседями. Итак, дорогая, — снова повернулась Алиса к своей спутнице, которая оглядывала станцию так, словно искала хоть одно дружеское лицо, — вы позволите лейтенанту Деланду подвезти нас обеих? Сперва он завезет домой меня, а потом доставит вас в Чейни-Корт.

Глаза девушки засияли от радости.

— О, конечно, если вы… если он… не будет возражать. Я так беспокоюсь! Я не сомневалась, что тетушка придет меня встретить. Как странно, что никто не пришел…

Ее голос прервался. Она слишком устала, чтобы противиться предложению дружеской помощи. Клик и Алиса многозначительно переглянулись.

— Лимузин ждет неподалеку, — негромко проговорил Клик, — и я сам вас отвезу, если вас это устроит.

— Конечно, устроит, — с благодарностью отозвалась Алиса. — Сначала я усажу в машину эту бедную девочку, а потом сяду впереди, чтобы мы могли поговорить.

Внезапный свет озарил глаза Клика, улыбка изогнула уголки его губ, когда Алиса показала, что полностью ему доверяет.

1
{"b":"549500","o":1}