ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Тем самым она сняла огромный груз с души девушки. То, что леди Маргарет не удалось связаться ни с леди Брентон, ни с любимым, ни с Алисой Лорн, наполнило ее душу странными дурными предчувствиями. Она почти готова была расстаться с каждым камнем из своего наследства, лишь бы это навсегда сделало ее тетю такой любезной и милой.

Но когда девушка вышла из комнаты, мисс Чейни сказала со странным негромким хихиканьем:

— Повидаться с друзьями? Ты повидаешься с ними, моя дорогая, а как же! После нашего возвращения!

Глава седьмая

В когтях тигра

Несмотря на тот загадочный факт, что фотография благородной мисс Чейни обнаружилась в грязном маленьком магазинчике на Друри-лейн, Клик не мог найти никакой видимой связи между этим обстоятельством и убийством. Благодаря словоохотливой миссис Малоун быстро выяснилось, откуда в доме эта фотография. Оказалось, Мадам когда-то состояла в услужении у благородной мисс Чейни.

— Она была у нее старшей горничной, — сказала мисс Малоун, — а когда уволилась, чтобы выйти замуж, госпожа подарила ей полкроны и свое фото, чтобы оно напоминало Мадам, какую глупость та отмочила. Если верить Мадам, с замужеством ей не очень повезло, да и прикончил ее мужчина, так что старая дева была не такой уж чокнутой, сэр.

— Откуда вы знаете, что убил ее именно мужчина? — спросил Клик.

Миссис Малоун прикусила губу.

— Да потому что так все и было, сэр. Я не злословлю и ни на кого не наговариваю, но не сомневаюсь, кто это сделал…

— Кто же?

— Ну, сэр, я-то тут не целый день, но это наверняка тот человек, который повадился сюда приходить и талдычить насчет ее старого дома и ее первого места службы… Которое вообще-то было и последним ее местом службы. Она работала в Чейни-Корт — это где-то ниже по реке, уж не знаю точно, где именно. Бедная Мадам родилась и выросла там, и любила то место, как родной дом. А человек все приходил и приходил — после того, как заметил проклятущую фотографию. И говорил, и говорил, и говорил. Что за поместье, как далеко отсюда? И задавал еще множество вопросов. Но Мадам всегда сразу затыкалась, а один раз, когда он предложил купить у нее фотографию, чуть не сломала ему шею ручкой метлы.

Клик сидел очень тихо, полузакрыв глаза. Можно было подумать, что он крепко спит. Но мысли его бешено метались. Итак, он был прав. Существовала некая связь между этим убийством и загадкой Чейни-Корт, но какая именно?

Что хотел выведать незнакомец, почему он был так настойчив в своих расспросах? Клик терялся в догадках и в конце концов был вынужден признать поражение. Но это не помешало ему снять отпечатки пальцев с кинжала, которым было совершено кровавое злодеяние.

Дело передали в суд, и в результате был вынесен вердикт, который и предвидел Клик: «умышленное убийство, совершенное неизвестным лицом или неизвестными лицами». Несмотря на то, что дело было практически закрыто, Клик чувствовал, что этот случай каким-то образом связан с загадкой Чейни-Корт.

Оставив позади мрачные места Друри-лейн, он вернулся мыслями к леди Маргарет, беспокоясь о ней.

Между тем предмет его забот как будто вовсе в них не нуждался.

«Леди Маргарет Чейни, благородная мисс Чейни и служанка» (последняя — хитрая Эгги) зарегистрировались в тихом маленьком отеле на Кравен-стрит. Очутившись в Лондоне, мисс Чейни продемонстрировала удивительное знание его улиц и торговых центров и то и дело отправляла леди Маргарет, в компании Эгги, в восхитительные экспедиции, которые заставляли девочку — ведь она и вправду была почти ребенком — приходить в полный восторг. После того, как леди Маргарет так долго была заперта в суровых стенах заграничного монастыря, от смущающего великолепия женской моды, вдруг оказавшегося в ее распоряжении, у нее голова пошла кругом.

Только одно небольшое обстоятельство портило удовольствие девушке — вечное присутствие не спускающей с нее глаз Эгги.

— Если бы вы тоже пошли со мной, тетушка! — воскликнула леди Маргарет на третье утро их пребывания в Лондоне, прежде чем снова окунуться в водоворот хождения по магазинам. — У Эгги совершенно нет вкуса, знаете ли. Она бы с радостью позволила мне купить зеленую шляпку, чтобы носить ее с розовато-лиловой юбкой. Вряд ли ее вывела бы из равновесия даже оранжевая блузка.

— А что плохого в оранжевой блузке? — вопросила мисс Чейни. — Мне и самой нравится этот цвет.

Услышав такое от своей тети, чья одежда в данный момент представляла собой самую темную и неброскую, хотя и элегантную, комбинацию серого и черного, леди Маргарет лишилась дара речи.

— На задерживайся сегодня надолго, — сказала мисс Чейни, совершенно не сознавая, какой эффект произвели ее слова. — Не забывай — днем у нас встреча с адвокатами, и мне понадобятся все силы на переговоры с ними, не то, чего доброго, эти старые воры лишат тебя драгоценностей.

Леди Маргарет весело рассмеялась.

— Да, вряд ли юристы захотят расстаться с ними после того, как хранили их столько лет.

Кивнув, она исчезла и вскоре была уже на пути на запад. Даже Эгги в кои-то веки не поспела за своей подопечной.

На Трафальгарской площади девушка остановилась, чтобы поглядеть вверх, на памятник Нельсону. Леди Маргарет была так поглощена этим зрелищем, что не заметила, как стройный молодой человек радостно и удивленно вздрогнул при виде ее, а потом бегом ринулся к ней.

Только когда он выкрикнул ее имя, леди Маргарет очнулась и огляделась по сторонам.

— Эдгар! — чуть дыша, проговорила она и захлопала в ладоши, как маленькая девочка. — Разве это не изумительно — встретиться вот так? Откуда вы тут взялись и почему меня не навещали?

Не дожидаясь ответа, она повела юношу за собой, пока не нашла, где можно присесть на каменных ступенях.

— Мне никак не удавалось повидать вас, дорогая, — ответил молодой человек, пожирая взглядом ее сияющее юное личико. — Я буквально осаждал Чейни-Корт, но не осмеливался встретиться со старой драконшей после взбучки, которую она задала мне на прошлой неделе. Полагаю, она в добром здравии? — спросил он слегка непоследовательно.

Леди Маргарет удивленно взглянула на него.

— Да, конечно, тетя здорова. Она хорошо со мной обращается, хотя кажется еще более чудаковатой, чем раньше. Но знаешь, что она говорит, Эдгар? Что мои драгоценности будут для нас хорошим свадебным подарком! Что ты на это скажешь?

— Как? — воскликнул юноша. — Ты имеешь в виду, что укротила ее? Да ты героиня, милая! Я уж гадал, не оторвет ли она твою хорошенькую головку.

— Я и вправду ожидала гневных протестов, когда сказала, что собираюсь за тебя замуж, — покачала головой девушка. — Но тетя ответила, что я могу это сделать… И что я должна получить драгоценности Чейни-Корт.

— Учитывая, что драгоценности и так твоя собственность, хватило же ей наглости такое заявить, — ответствовал сэр Эдгар. — Только пусть меня повесят, если я понимаю, что происходит! Когда я видел ее в последний раз, она обошлась со мной, как с каким-нибудь карманным воришкой.

Леди Маргарет засмеялась с детской непосредственностью.

— Ну, давай просто радоваться тому хорошему, что послали нам небеса, — предложила она. — Пусть тетя оставит старые украшения себе, если захочет, только бы согласилась на нашу свадьбу.

При этих словах голос девушки затих, на щеках ее расцвели дикие розы. Сэр Эдгар, порывистый молодой человек, торопливо огляделся по сторонам, увидел, что площадь практически пуста, и запечатлел на губах любимой поцелуй, о котором мечтал с тех пор, как ее заметил.

— А теперь, — сказал он, когда леди Маргарет, покраснев еще больше, сделала ему выговор за безрассудное поведение, — что вы будете делать дальше?

— Вернусь в отель «Макселл» на Кравен-стрит и приготовлюсь к походу к ужасным старым юристам, — ответила девушка, смеясь. — Тетушка не успокоится, пока драгоценности не окажутся дома.

— Клянусь Юпитером, дорогая Мэг, вы ведь не хотите сказать, что отвезете драгоценности Чейни обратно в тот ветхий притон? — воскликнул сэр Эдгар. — Это безумие!

12
{"b":"549500","o":1}