ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Это будет слегка рискованно, — призналась она, — но тетушка ни о чем другом и думать не хочет. А мне все равно, где будут драгоценности, лишь бы она позволила нам встречаться. А теперь мне и вправду нужно идти, Эдгар. Видите, вон показалась Эгги! Это новая тетина служанка, и я вижу, что она злится оттого, что я от нее улизнула. У меня уже нет времени ходить по магазинам, я должна немедленно вернуться в отель.

— Я пойду с вами, — сказал сэр Эдгар, вскочив. — Я не выпущу вас из виду, если это будет в моих силах!

— Нет, мы должны расстаться. Я не хочу, чтобы тетушка снова расстроилась. Будьте умницей, Эдгар! А когда мы вернемся домой нынче вечером, ждите меня на террасе. Я уговорю тетушку стать доброй феей и позволить нам повидаться.

Рассуждения эти были мудрыми и здравыми, и пылкий влюбленный нехотя остался, наблюдая, как любимая девушка пересекает огромную площадь и исчезает в сутолоке Стрэнда, помахав ему на прощанье.

Леди Маргарет вернулась в отель и, не откладывая дело в долгий ящик, рассказала тете о своей случайной встрече с возлюбленным. Как ни странно, если не считать нескольких ворчливых замечаний о попусту потерянном времени, мисс Чейни ничего не сказала. Ее неприязнь к семейству Брентон как будто начала угасать. Будучи из-за этого в приподнятом настроении, девушка не стала досадовать на отсутствие нежного внимания со стороны тети и на спешку, с которой был съеден ланч, чтобы успеть на ужасную встречу с юристами.

Едва очутившись в мрачном офисе, мисс Чейни странно притихла. Вид у нее был решительно сконфуженный.

Главный партнер, мистер Шеллкотт, близорукий, старомодно одетый джентльмен, пожал руки дамам и поздравил леди Маргарет с «восхождением на трон», как он шутливо выразился.

Однако лицо юриста, когда она выразила желание перевезти все свое драгоценное наследство в Чейни-Корт, стало воплощением жесточайшего замешательства.

— Но это полное безумие, дитя мое! — ласково сказал он. — Ведь каждый вор, специализирующийся на краже драгоценностей, нацелится на них, вы согласны, мисс Чейни?

Он пристально вгляделся в старую леди, которая сидела в тени.

— В определенной степени согласна, — последовал удивительный ответ — удивительный, потому что исходил от той, которая так рьяно настаивала на доставке драгоценностей в Чейни-Корт.

Голубые глаза леди Маргарет раскрылись до пределов, дозволенных природой.

Как во сне она услышала, как тетя ее любезно продолжает:

— Но я думаю, что прихоть этого ребенка вполне может быть исполнена, мистер Шеллкотт, потому что у меня имеются сейфы, специально сделанные для того, чтобы хранить в них драгоценности. Все драгоценности можно будет передать из вашего надежного попечительства прямо в присутствии леди Маргарет.

— Ну, конечно, моя дорогая леди. Все это не мое дело, — отрывисто ответил маленький юрист. — Ваш дорогой брат оставил их в полное распоряжение леди Маргарет, и, если она задумала их носить, что ж, полагаю, своенравная молодая леди имеет право поступать по-своему, э?

Он слегка улыбнулся при виде озабоченного лица леди Маргарет.

— Но, может, я смогу уговорить ее передумать…

— Нет, нет, конечно же, нет, — огрызнулась мисс Чейни. — А теперь, Маргарет, скажи свое слово, не веди себя, как ребенок. Ты ведь хочешь иметь драгоценности при себе, верно?

Она сердито посмотрела на девушку, и та, боясь гнева, который, без сомнения, обрушился бы на нее в случае отказа, была вынуждена ответить утвердительно. Мистеру Шеллкотту ничего другого не оставалось, кроме как нехотя согласиться с желанием клиентки.

Итак, клерку были отданы распоряжения принести футляры из сейфа, куда их поместили, принеся из депозитного сейфа банка.

— Тот злополучный кулон, надеюсь, не нужен? — с тревогой спросил юрист.

— «Пурпурный император»? — отозвалась мисс Чейни. — О, да, уложите его вместе с остальными. Кроме нас, ни одна живая душа не узнает, что его отсюда увезли, и я обещаю, что все вернется сюда в целости и сохранности. Понимаете ли, — прошептала она, — я везу племянницу на следующей неделе на большой бал, на который съедется все графство, и, ну… Молодость есть молодость. В конце концов, юность дается лишь раз в жизни.

Мистер Шеллкотт кивнул в знак понимания и с тихим вздохом — что толку спорить с женщиной! — разрешил, чтобы в число драгоценностей включили роковой камень.

Полчаса спустя простой выцветший чемодан был засунут в извозчичью карету, на которой, по настоянию мисс Чейни, предстояло доехать до вокзала Ватерлоо. Если бы кэбмен хоть представлял, что именно он грузит, и знал, что дешевый с виду багаж содержит ценностей на полмиллиона фунтов стерлингов, он мог бы проявить к нему куда больше интереса.

Было уже почти пять часов, когда они добрались до Хэмптона. У леди Маргарет болела голова, и после напряженного дня она чувствовала себя усталой и вымотанной. Но мисс Чейни пребывала в странно приподнятом настроении. Она болтала и хихикала над собственными шутками до тех пор, пока девушка не порадовалась, что тетя испытывает так много удовольствия из-за созерцания фамильных драгоценностей. Они вполне могли остаться в распоряжении старушки до конца ее дней и перейти к племяннице только тогда, когда тетушка покинет земную юдоль.

Пока они тащились в кэбе к Чейни-Корт, им на дороге повстречался сэр Эдгар Брентон, который прибыл тем же самым поездом. Его глаза встретились с глазами леди Маргарет, и девушка чуть не вскрикнула от облегчения, что ее возлюбленный так близко.

Джон ожидал их прибытия, и леди Маргарет снова почувствовала укол сомнения, увидев на его лице плохо скрытую злобу и уловив вопрос:

— Порядок? — когда он внес чемодан в переднюю.

— Полный порядок, — ответила мисс Чейни. — Мы устали, и я уверена, что леди Маргарет хотела бы выпить чашку чаю в своей комнате.

Девушка начала было отказываться, но Джон уже исчез. Подавленная, полная ноющих дурных предчувствий, леди Маргарет поднялась по лестнице.

Едва очутившись в своей комнате, она выбранила себя за сомнения.

— Я похожа на пугливую кошку! — сказала она себе. — Теперь-то не все ли мне равно! Пусть тетушка оставит драгоценности себе, зато я встречусь с Эдгаром.

Как виноватая школьница (ведь она и в самом деле была почти ребенком), она ринулась вниз по лестнице, но остановилась, чтобы заглянуть в танцевальный зал, где царило бурное веселье и откуда доносился громкий смех. И то, что она там увидела, наполнило ее душу невыразимым ужасом. Леди Маргарет хватило одного-единственного взгляда, а потом она повернулась и стремглав побежала к окну обеденной комнаты, за которым, как она знала, дожидался на террасе ее возлюбленный.

Лицо ее выражало беспредельную панику. Кто эти ужасные люди, которые смеются, шутят и пьют с ее тетей, как будто они ей ровня?

Забыв обо всем на свете в безумном желании навсегда вырваться из этого дома, она выпрыгнула на террасу и отчаянно завопила:

— Эдгар, Эдгар, спаси меня! Спаси!

С этим воплем девушка повернулась, чтобы броситься бегом. Но люди в доме заметили ее бегство. Они перестали веселиться и в немом изумлении проводили ее глазами.

В следующий миг, опомнившись, они бросились вслед за ней на террасу, и сэр Эдгар, застигнутый врасплох происходящим, успел только увидеть, как женщина, которую он любит, вырывается из рук слуг. Потом ее втащили обратно в дом, и она исчезла из виду. Эдгар в бешенстве бросился к захлопнувшемуся окну, разбил его подвернувшимся под руку камнем и очутился в доме. Но его встретила лишь пустая комната, дверь которой была заперта.

Глава восьмая

Трудности и осложнения

Впоследствии, когда случившееся было предано гласности, газеты стали называть это «делом Чейни-Корт».

Но это будет потом, а сейчас памятная поездка по освещенным луной дорогам Хэмптона слегка поблекла в памяти Клика. Однако ему суждено было ее вспомнить, и очень живо. Войдя в святая святых — кабинет мистера Нэкома, — он увидел, что тот поглощен беседой со светловолосым, хорошо сложенным молодым человеком, в котором Клик тотчас же узнал сэра Эдгара Брентона собственной персоной.

13
{"b":"549500","o":1}