ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Не только возможно, — вмешался Клик, сощурив глаза так, что они превратились в узкие щелочки, — от него не ускользнули белое лицо врача и его нервно дрожащие пальцы, — это непреложный факт, доктор.

Он заметил возбуждение эскулапа. Странно, что Верралла так расстроила смерть чужой ему женщины, хоть та и была его пациенткой. И как он сумел прибыть так быстро? Но вслух Клик вежливо продолжал:

— И ее убили совсем недавно, доктор…

С негромким криком ужаса доктор Верралл подошел к телу и на минуту наклонился над ним.

— Хм-м, — задумчиво сказал он. — Мертва. Но я сказал бы, что смерть наступила в течение двух последних часов.

— Невозможно! — набросился на доктора мистер Нэком, при этом непроизвольно оглянувшись на Клика. — Мы же слышали выстрел… Констебль слышал выстрел не более получаса тому назад!

— Доктор совершенно прав, мистер Нэком, — ответил Клик с легкой насмешкой в голосе. — Труп…

Доктор Верралл слегка вздрогнул.

— Это благородная мисс Чейни, сэр! — вознегодовал он, бросив на суперинтенданта оскорбленный взгляд.

— Прошу прощения, доктор, — был вежливый ответ. — Благородная мисс Чейни мертва давным-давно. Мертва уже почти месяц. А это, — Клик презрительно показал на тело носком ноги. — Ну… Вам не кажется, что сперва лучше снять с него парик?

— Что вы имеете в виду? — выдохнул суперинтендант.

Не дожидаясь ответа, мистер Нэком наклонился и почти испуганно дотронулся до копны золотистых волос. Волосы сдвинулись под его пальцами; один легкий рывок — и они остались в его дрожащей руке, обнаружив прилизанную, коротко стриженную голову мужчины, самой заметной чертой внешности которого был узкий покатый лоб.

Быстрая улыбка тронула краешек рта Клика, когда он повернулся к изумленной группе со слегка театральным жестом. В его глазах читалось нечто очень похожее на триумф.

— Я так и думал! — сказал он.

Потом повернулся к перепуганному констеблю; голос и черты лица Клика стали голосом и чертами лица лейтенанта Деланда.

— В конце концов, в ту ночь, месяц назад, он не напрасно поднял тревогу, а? — отрывисто спросил он. — Я имею в виду лейтенанта Деланда, ну, вы его знаете, констебль.

Констебль только судорожно сглотнул. А Клик продолжал:

— Итак, пока мисс Чейни лежала мертвой в дальней комнате, этот негодяй забрал ее одежду и занял ее место. Да помогут небеса бедной девушке! — добавил он мрачно.

Мистер Нэком и констебль перевели взгляд с него на гротескную фигуру, ошеломленные внезапным поворотом событий.

Почти такой же потрясенный, доктор сорвал с трупа одежду и убедился, что на полу лежит худой мужчина лет сорока. Мистер Нэком дотронулся до плеча Клика.

— Вы видите это? — выдохнул он. — Посмотрите на его руку. На ней знак пентакля. Он — член банды!

Клик с минуту поразмыслил.

— Да, — негромко ответил он. — Во всем случившемся виноват «Пурпурный император».

— В его руке что-то зажато, — сказал доктор, продолжавший осмотр. — Поднесите свет ближе, пожалуйста.

Когда окоченевшие пальцы разогнулись, все увидели маленький блестящий клочок материи.

Клик схватил его и неистово понюхал пару раз.

Доктор уставился на него в изумлении.

— Великий боже, — раздраженно сказал он, — вы не можете определить, кому это принадлежит, понюхав предмет!

— Как знать, как знать, — с улыбкой отозвался Клик. — Во всяком случае, найдите человека, который душится жасминовыми духами, и вы будете на верном пути.

— Жасминовыми духами! — внезапно перебил доктор. — Жасми… Нет, нет, невозможно. Я в это не верю.

Он встал с бледным осунувшимся лицом и вызывающе посмотрел на Клика.

— Вы знаете кого-то, кто пользуется такими духами? — тихо спросил Клик. — Ну же, доктор, выкладывайте все, не тяните. Это в ее собственных интересах. Может, любовь к таким духам окажется лишь ничего не значащим фактом, а может…

Он говорил так многозначительно, что доктор дрогнул.

— Мисс Дженнифер Винни пользуется жасминовыми духами. Ей очень нравится запах, — нехотя проговорил он. — Но это не значит, что она имеет какое-то отношение к этому, — он показал на труп на полу. — Женщина редко стреляет из револьвера, а рана явно нанесена с помощью огнестрельного оружия. Первое, что следует сделать, — это отыскать хозяина револьвера.

— Верно, — тихо сказал Клик, наклонился и оттянул губы мертвеца. — Но, к несчастью для вашей теории, хотя этого человека, без сомнения, подстрелили, он был мертв еще до того, как его достала пуля: его убила синильная кислота. Посмотрите. Вот остатки маленькой пилюли, и, полагаю, если вы сделаете анализ, обнаружится, что в ней содержится почти чистая загустевшая синильная кислота. Опять-таки, посмотрите на шею. Вот отпечатки длинных тонких пальцев, которые говорят, что кто-то схватил человека за горло и впихнул пилюлю ему в рот. Видите?

Доктор видел. Он стоял, отчаянно нахмурившись и глядя на эти улики, так легко обнаруженные незнакомцем.

Снова нагнувшись, врач поднял револьвер, лежавший рядом с убитым. На оружии был выгравирован инициал, а именно — буква «Б».

— Брентон, — пробормотал мистер Нэком почти непроизвольно, увидев еще одно звено в цепи фатальных улик против сэра Эдгара. — Эх, Брентон!

Клик явно не обратил внимания ни на эту реплику, ни на револьвер.

— Пошли, — внезапно сказал он, — мы уже довольно нагляделись на это гнусное зрелище, здесь не выяснишь ничего нового. Давайте запрем комнату и посмотрим на те интересные отпечатки ног снаружи.

Они почти дошли до внешних ворот, когда тишину нарушили сердитые голоса и шум борьбы.

— Нет уж, нет, моя красотка! — прозвенел пронзительный крик Доллопса. — Я тебя поймал и буду держать, пока на тебя не взглянет мой господин. И больше никаких твоих шуточек! Никаких шуточек!

Глава двенадцатая

Ищите женщину

Расстояние между дверью Чейни-Корт и концом аллеи, откуда доносился шум, было немалым, но при первых же звуках голоса Доллопса четверо мужчин ринулись по темной подъездной дороге, а потом свернули за угол. Фонарь в руке констебля Робертса отбрасывал впереди сияющую дорожку. Приблизившись к месту событий — это оказалось именно там, где констеблю Робертсу кто-то нахлобучил на глаза шлем, — все увидели двух борющихся людей. Один тщетно силился высвободиться из хватки второго, а тот пытался повалить своего пленника на землю. Повсюду были разбросаны листы бумаги и рисовальные принадлежности, с помощью которых Доллопс явно выполнял обычную процедуру сохранения отпечатков следов. Свет полицейского фонаря и электрического фонарика Клика озарил стройную светловолосую девушку лет двадцати, облаченную в белое платье, перепачканное и порванное во время борьбы. С ее плеч свисал измятый, поблескивающий золотым кружевом шарф.

Не было нужды в испуганном восклицании доктора: «Дженнифер!», чтобы поведать детективу, что перед ним та самая девушка, о которой недавно шла речь. Даже на расстоянии ощущался сладкий аромат жасмина. Итак, перед ними была девушка-привидение, о которой сплетничали в «Оружии Хэмптона», злосчастная соперница леди Маргарет в борьбе за любовь сэра Эдгара Брентона.

— А, доктор! — храбро отозвалась она. — Вот счастливая встреча! Скажите, что это за отвратительный парень? Я всего лишь прогуливалась, а он схватил меня и потащил, как мешок с углем или как преступницу, которую волокут в участок.

Клик внимательно наблюдал за ней, не упуская ни единого изменения голоса и тона. Но он ничего не сказал, а просто молча убрал большой палец с рулетки, которой измерял длину следов.

— Эй, ты, кто бы ты там ни была, убери-ка лапки от моих бумаг! — огрызнулся Доллопс и подмигнул суперинтенданту, которого эта разгневанная особа пока не заметила. — Говорю же, мистер Нэком, сэр, не позволяйте ей забирать мои бумаги! И не давайте вешать себе на уши лапшу. Я ничегошеньки не сделал этой девице, но с ней что-то очень нечисто. Иначе зачем ей было рыскать тут и подглядывать в темноте?..

19
{"b":"549500","o":1}