ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Не спрашивайте меня, Клик, — печально ответил озадаченный суперинтендант. — Это самая дьявольская загадка, с которой я сталкивался, у меня от нее уже голова раскалывается. Я сегодня же пошлю за официальным подкреплением, если не возражаете, как только нас сменят здесь. Иначе не успеешь и оглянуться, как в ту комнату повалят толпы людей.

— Правильно, мистер Нэком. Вы подежурите в доме без нас? Тогда я соберу еще кое-какие улики снаружи, и мы с Доллопсом отбудем. Встретимся в «Оружии Хэмптона». Пошли, Доллопс, перерисуем несколько отпечатков ног, а то к завтрашнему дню их полностью затопчут.

— Точнехонько, командир.

Клик вооружился электрическим фонариком, и они с Доллопсом отправились выполнять свою работу, пока мистер Нэком стоял на страже у тела мужчины, чье лицо застыло в непостижимой улыбке. Он как будто улыбался тайне, которую хранил и которая озадачила столько умов. Пожалуй, тайна эта была одной из самых больших загадок, какие когда-либо пытался разгадать Клик.

Тем временем сей джентльмен и его ревностный помощник работали молча и уверенно. Не осталось ни одного примятого стебля травы, не подвергшегося пристальному изучению, были срисованы точные очертания всех отпечатков ног, испещривших лужайку. Среди них было очень просто распознать отпечатки казенных ботинок мистера Нэкома и констебля Робертса. Отпечатки Клика и Доллопса тоже были хорошо различимы, потому что в раннюю пору своего товарищества они решили носить ботинки, следы которых всегда можно будет отличить от следов тех, кого им придется выслеживать — предосторожность, не раз и не два сослужившая им хорошую службу.

Пригодилась она и теперь, но, даже исключив все известные им следы, они остались с большим количеством незнакомых отпечатков, и Доллопс негодующе фыркнул:

— Божечки, да ими тут все кишит, сэр, и все они примерно одинакового размера. И если все они не принадлежат той молодой женщине — я съем свою шляпу!

Клик промолчал, и, осторожно посветив фонариком в лицо своего хозяина, Доллопс слегка вздрогнул.

Клик уставился на новые следы — мужские. Некий мужчина явно явился сюда незамеченным, а потом стоял неподвижно, словно ожидая, когда кто-то к нему присоединится.

— Ого, сэр, — сказал Доллопс, посмотрев в том же направлении. — А вот и отпечатки девицы. Они пошли по аллее бок о бок.

Странное выражение мелькнуло на лице Клика, потому что, судя по всему, парень был прав: к девушке присоединился спутник, который ожидал, пока она совершит убийство. И снова Клик вспомнил основных действующих лиц мрачной драмы. Кто из них тут был? Дженнифер Винни, чьи уловки были так очевидны, сэр Эдгар Брентон, который якобы находился в городе, или же незнакомец, чьи отпечатки они только что нашли? То была трудная загадка — труднее, чем он сначала предполагал.

В конце концов он вздернул подбородок и повернулся к юному кокни, который пристально и серьезно смотрел на него.

— Пошли, Доллопс, — сказал Клик с легким вздохом, — тут больше ничего уже не сделаешь. Но если бы у нас были твои «щекотальные пальчики», мы бы поймали тех чудных маленьких птичек за хвосты и посадили их в клетки. Нам этого не удалось, так что пойдем. У нас еще много дел и мало времени, и пешая прогулка до гостиницы в эту красивую ночь неплохо нас подбодрит.

Глава тринадцатая

Круг сужается

Не часто случается, чтобы столько сельских жителей разом пришли в столь немыслимое возбуждение, как это случилось в Хэмптоне, когда туда просочились новости. Как только о деле узнали местные полицейские и их уважаемые жены, весть о трагедии распространилась со скоростью урагана. К девяти часам утра не было ни одною местного жителя в радиусе десяти миль, который не слышал бы об убийстве мисс Чейни и о загадочном исчезновении леди Маргарет. Час спустя дороги и поля были полны болтающих зевак, и полиции, даже получившей сильное подкрепление из резервов нескольких соседних деревушек, нелегко было держать толпу под контролем. С каждым пересказом история росла и ширилась.

Мисс Чейни убили… О да, месяцы назад… И тот мужчина, который занял ее место, убил леди Маргарет, хотя об этом не разрешено болтать…

— О, да! — говорили люди, мудро покачивая головами и многозначительно подмигивая. — Полиция знает свое дело!

Но что негодяи сделали с телом девушки? Ах! Это еще выяснится.

Тем временем благодаря человеческой изобретательности и способности полностью пренебрегать правдоподобием, находились те, кто сами видели тело самозванца.

Языки болтали, головы кивали, но никому, кроме самих полицейских и представителей прессы, без которых подобное происшествие никак не могло обойтись, не разрешалось пересекать границу Чейни-Корт и даже мельком взглянуть на мертвого мужчину. Но, несмотря на сдержанность Клика и принятые мистером Нэкомом меры предосторожности, просочились-таки новости о загадочном знаке пентакля на руке убитого. И когда Скотланд-Ярд — в лице Клика и суперинтенданта — отказался дать публике объяснения, которыми, возможно, располагал, воображение людей разыгралось вовсю.

Корреспондент «Пати Лантерн» якобы обнаружил, что убитый был знаменитым членом королевского дома, приговоренным к смерти за то, что выдал масонские общества своей страны. Дальнейшие детали «Лантерн» отказывался обнародовать, хотя мрачно намекал на адюльтеры, которые заставили бы самого Дона Жуана позеленеть от зависти. Что же касается местопребывания леди Маргарет, в дело пошли дикие намеки на то, что газетчики могли бы рассказать, если бы не их «честь».

Со своей стороны, «Вечерний рассказчик» «выяснил» и объявил, что убитый мужчина был всего лишь вульгарным анархистом, который пытался лишить своих сообщников их доли драгоценностей Чейни. Этот журналист, возможно, был ближе к правде, чем его коллеги. Правда, его суждения все еще оставались под вопросом, но, когда мистер Нэком изложил аргументы репортера своему союзнику Клику, тот слегка одобрительно кивнул.

— Лучшее, что мы можем сделать, — это заткнуть пасть ушлому молодому человеку, — напряженно сказал Клик. — Свяжитесь с «Вечерним рассказчиком», мистер Нэком, и скажите редактору новостей, что сейчас мы хотим, чтобы публика лишь поломала голову над возможными вариантами — и никаких фактов. В противном случае, знаете ли, мы насторожим Клуб Пентакля, а если это преступление — дело их рук, нужно уничтожить всю банду раз и навсегда. Тот человек определенно был членом Клуба, потому что метка пентакля была не выжжена, как в прежних случаях, когда людей убивали из мести, а искусно вытатуирована, показывая, что наш друг — не новичок в игре. Лично я хочу выяснить, что делает Блейк.

Мистер Нэком промокнул лицо шелковым носовым платком — верный признак того, что он волновался.

— Не думаю, чтобы это мог быть Джеймс Блейк, — задумчиво проговорил он. — Я просмотрел его дело после того, как вы сказали, что он — глава банды. Оказалось, Блейк покинул Англию около года назад, в его прежних местах обитания никто о нем ничего не знает, да и собутыльники его с тех пор ничего о нем не слышали.

— Хм, — сказал Клик с коротким мрачным смешком, — наверное, залег на дно после какого-нибудь удачного хода. А может, как раз задумывает такой ход. Но это ничего не говорит о нашем убитом друге. Нам нужны отпечатки пальцев.

— И мы их получим, — торжествующе заявил суперинтендант, копаясь в своей сумке дрожащими от возбуждения руками. — А вот тут у меня есть копии отпечатков пальцев Блейка.

— Отлично! — вскричал Клик.

Взяв драгоценный листок, он бросился в комнату, куда поместили труп жертвы мести — мести, возможно, на сей раз опередившей закон.

К тому времени, как мистер Нэком, не такой проворный и более неуклюжий, его догнал, Клик уже с огромным разочарованием смотрел на тело.

— На этот раз мы гавкали не на то дерево, — сказал он. — Это не Джеймс Блейк, но…

В глазах его вспыхнул радостный свет, словно ему открылось нечто очень важное, голос зазвенел от возбуждения.

21
{"b":"549500","o":1}