ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Клик положил руку ему на плечо.

— Не так быстро, мой друг, не так быстро, — коротко рассмеявшись, сказал он. — Есть старая французская поговорка, которая гласит: «Кто себя оправдывает, тот себя обвиняет». Возможно, вы ее знаете. Но против вас есть сильные улики. Что вы скажете о револьвере с буквой «Б»? Может, вы и от него откреститесь?

— Да, открещусь, категорически открещусь! — ответил сэр Эдгар с негодующим фырканьем. — Он принадлежал самой старой даме, я же выхватил его у нее, и… и потом то ли потерял, то ли его у меня украли.

— Насколько я знаю, фамилия Чейни не начинается с «Б», — тихо перебил Клик. — На револьвере ваш инициал, и присяжных будет трудно убедить в вашей невиновности при столь весомых фактах.

— Чушь и ерунда! — брызгая слюной, заявил красный от гнева сэр Эдгар. — Вы можете арестовать меня прямо сейчас, если хотите, но я собираюсь любой ценой найти Маргарет и выяснить, почему той ночью меня заманили в город. Если я вам понадоблюсь, вы знаете, где меня найти.

Повернувшись на каблуках, он вышел, оставив Клика тихо улыбаться про себя — ему понравилось, как молодой горячий человек принял удар.

«Итак, он уверен, что его не приговорят за револьверный выстрел. А вот не пустил ли он в ход синильную кислоту?» — подумал Клик.

Взяв свою маленькую сумку, он отправился в полицейский участок, где надеялся встретиться с мистером Нэкомом.

Стояло прекрасное весеннее утро, и вдалеке на дороге он увидел приближающуюся к нему группу людей, среди которых первым делом узнал Алису.

Алиса была сокрушена трагедией, случившейся с девушкой, с которой она надеялась тесно подружиться. Первым делом она посетила леди Брентон и сделала все, что могла, чтобы вывести мать Эдгара из состояния глубокой подавленности, которая окутала ее, словно облаком.

По просьбе этой леди Алиса согласилась остаться в Башнях, поэтому редко виделась с человеком, к которому инстинктивно тянулась за помощью и наставлением.

Внезапно увидев Клика, Алиса вздрогнула, и леди Брентон, женщина лет сорока, увидев, как ее спутница залилась краской, проследила за ее взглядом.

— Дорогая, там что, еще один репортер? — тревожно спросила леди Брентон.

Она и в лучшие времена питала неистребимый ужас перед прессой, а с тех пор, как вышли недавние газеты с заголовками вроде «Дело Чейни-Корт», «Дальнейшее расследование», «Убийство в высшем свете» и тому подобными, жила в постоянном ужасе, что ее подкараулят и возьмут у нее интервью.

— Нет, дорогая, — с негромким счастливым смехом ответила Алиса, — это не репортер, это мой старый друг, мистер Джордж Хэдленд. Он был к тому же другом моего дяди, сэра Горация Виверна, перед тем, как дядя второй раз женился. Думаю, это единственный человек, который может объяснить нынешние мрачные события. Что бы вы сказали, если бы я взяла на себя смелость представить его вам?

— И не только представить, Алиса, — порывисто ответила леди Брентон. — Хотела бы я уговорить его посетить нас. Это могло бы меня подбодрить. Не то чтобы мне хотелось веселиться, но мысль об исчезнувшей девочке и вид лица бедного Эдгара разбивают мое сердце. И я так устала этим утром…

— Я так и думала, — тихо ответила Алиса. — Вы плохо спали, да?

Леди Брентон слегка покраснела и сердито посмотрела на нее.

— Ничего подобного, Алиса. Спала я на удивление хорошо, вы же знаете, как плохо у меня в последнее время со сном. А почему вы спросили?

— Ну, мне показалось, что я слышала, как ночью у вас хлопнула дверь, впрочем, как и вчера. Я подумала, не пойти ли проверить — не больны ли вы, но взяла и сама заснула.

— В самом деле?

Леди Брентон слегка побледнела, хотя голос ее остался спокойным и ровным.

— Наверное, вам померещилось, дорогая моя девочка, потому что я спала прекрасно. Но давайте не будем обсуждать прошлую ночь.

Она импульсивно повернулась, голос ее дрожал от эмоций.

— Ничего не могу с собой поделать… Я должна сожалеть о смерти любого человека… И думать о том, что бедную старую женщину убили больше месяца назад, это ведь так ужасно… Но я не могу! Я могу только думать, что препятствия, мешавшего счастью моего мальчика, больше не существует, если только мы сможем найти Маргарет. И я знаю, что с моей стороны очень дурно так говорить.

Алиса сочувственно сжала ее руку, но не успела ответить, потому что Клик приблизился на расстояние оклика, и Алиса поприветствовала его.

Еще через минуту взаимные представления остались позади, и Клик посмотрел в глаза красивой женщины, волосы которой тронула легкая проседь, а прекрасное аристократическое лицо с легкими морщинками было бледным, будто после бессонной ночи.

У Клика не ушло много времени, чтобы заметить, что леди Брентон полна напряжения и тревоги, хотя ее улыбка была вполне искренней, тем более когда минуту спустя к ним присоединился сэр Эдгар. Последний, впрочем, вовсе не обрадовался человеку, который всего полчаса назад фактически обвинил его в убийстве.

Внезапно их слуха коснулся звук легких шагов, и Клик, повернувшись, увидел, что к ним бежит Дженнифер Винни.

— Дорогая леди Брентон, — едва приблизившись, экспансивно воскликнула девушка, — я так рада, что вас нашла! Вот, вы обронили свой шарф.

Мисс Винни держала длинный золотистый кружевной шарф — не тот, который сама Дженнифер носила прошлой ночью, но весьма похожий по узору и цвету на тот клочок, что лежал в бумажнике Клика. Отметив этот факт, увидев, как на красивом лице леди Брентон внезапно отразился нескрываемый ужас, Клик резко втянул воздух сквозь зубы, повернулся на каблуках и умолк.

Всего мгновение спустя леди Брентон овладела собой и стала многословно благодарить девушку и просить ее вместе с остальными посетить Башни.

— Это так мило с вашей стороны, леди Брентон, — промурлыкала мисс Дженнифер, — но я уверена, что вы с сэром Эдгаром слишком беспокоитесь о леди Маргарет, чтобы нуждаться в обществе бедной малютки вроде меня. Я просто подумала, что вы должны получше хранить свой шарф, ведь он так много значит, знаете ли!

Выпустив эту парфянскую стрелу, мисс Винни повернулась и зашагала обратно.

— Пойдемте с нами, мистер Хэдленд! — порывисто сказала леди Брентон.

Клик только этого и хотел. Он зашагал рядом с Алисой и хозяйкой Башен по длинной тенистой аллее.

Леди Брентон была тактичной женщиной. Посмотрев раз-другой на своих спутников, она многозначительно улыбнулась сыну и отстала под предлогом того, что по узкой аллее удобнее идти по двое. Минуту спустя она очень тихо прошептала сэру Эдгару:

— Весьма выдающийся человек, Эдгар. И, если я что-нибудь смыслю в любовных делах, мы навсегда расстанемся с нашей милой маленькой соседкой еще до конца лета. Видишь, как он на нее смотрит? Он ее буквально боготворит. Как хорошо быть молодым, а как только юность кончается…

Она не договорила. Но, хотя леди Брентон старалась радоваться за соседку, на сердце ее словно лежал тяжелый камень.

Глава четырнадцатая

Заговор усложняется

Прогулка по тенистой аллее была очень приятной, хотя Клик старался сосредоточиться на деле, которое привело его в Хэмптон, и на загадочных событиях, происходивших тут.

— Приятная женщина, должен сказать, — обратился он к Алисе, имея в виду леди Брентон, которая теперь шла далеко позади.

— Очаровательная, — последовал быстрый ответ. — И она не только красива, у нее еще доброе сердце. Так печально, что у нее такое несчастье!

— Да, я заметил, что она чем-то очень расстроена, — негромко ответил Клик, — и провела из-за этого несколько бессонных ночей.

— Я тоже так думала, — призналась Алиса, — но она сказала, что отлично спала прошлой ночью. И все-таки…

Она не договорила, очевидно, пожалев о вырвавшихся словах.

— Все-таки — что? — ласково поторопил Клик.

Алиса глубоко вздохнула.

— О, я, наверное, ошиблась, — сказала она, — но мне почудилось, будто прошлой ночью кто-то идет по коридору. Но, конечно, ничего подобного не было.

23
{"b":"549500","o":1}