ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Клик не ответил. Он мысленно вернулся к своему последнему разговору с Алисой. Что она тогда сказала? Что шарф подарил леди Маргарет ее покойный отец. Хм-м… Значит, она дорожила шарфом и вряд ли легко рассталась бы с ним, даже на время. Трудно было представить, чтобы она кому-нибудь одолжила отцовский подарок, не говоря уж о том, чтобы просто так бросить его.

— Может, кто-то его украл, — предположил мистер Нэком.

— Но кто? И почему оставил тут? — мрачно отозвался Клик. — Это тот самый шарф, от которого оторвали клочок, и, однако… У леди Брентон есть кружевной золотой шарф, у мисс Дженнифер тоже есть…

Он замолчал, поставленный в тупик сложностью стоящей перед ним загадки.

Несомненно, в доме в день убийства были две женщины, живущие по соседству. А возможно, и три. Но даже если одной из них была сама леди Маргарет, это не говорило о том, что она — убийца. Сил юной девушки не хватило бы, чтобы одолеть здорового мужчину в расцвете лет, если только… Если только ее силы не удесятерило отчаяние.

Но не успели Клик и Нэком досконально обсудить найденную улику, как раздались возбужденные голоса и звук тяжелых шагов — кто-то шел по дорожке к дому. Сейчас не время было для логических построений.

— Давайте спустимся вниз, Клик, — напряженно сказал мистер Нэком. — Это Хаммонд и Петри. Я послал их обыскать ров и реку. Похоже, они нашли что-то очень важное.

Петри и Хаммонда окружала небольшая группа селян — полицейские несли укрытую плащом ношу на торопливо натянутых носилках. Лица подчиненных Нэкома были белыми и порядком испуганными.

— Сэр, — начал Петри, когда процессия приблизилась к дому, — мы обыскали реку у пристани и нашли мертвое тело. Почти голое, сэр. Это женщина, убитая выстрелом в сердце. Если вы взглянете сами…

Клик и Нэком взглянули. Без сомнения, то было тело настоящей мисс Чейни, с которой сорвали одежду и кольца, чтобы облачить мужчину, так умело игравшего ее роль в ту ночь, когда он и его сообщники провели Клика и Робертса.

Вот и объяснение зловещего револьверного выстрела, который Клик слышал, стоя вместе со своей невинной пассажиркой на пороге злосчастного дома! Если бы только он прислушался тогда к своему внутреннему голосу и отвез девушку к Алисе Лорн!

Бедную старую леди, наверное, застрелили почти сразу после появления Клика в усадьбе. А ее тело бросили в реку как раз тогда, когда он покинул комнату, где его несвоевременное появление должно было вызвать смятение у спрятавшихся убийц — или убийцы. Спрятавшихся… Но где? Это было непостижимой загадкой. И через какой секретный проход они попали к реке, чтобы избавиться от тела? И почему не напали на него?

Очевидно, им нужна была девушка. Девушка и драгоценности Чейни. Но как, через какую дверь они сбежали? И что сталось с несчастной теперь?

На эти вопросы у Клика пока не было ответов. Оставалось лишь надеяться, что в будущем появятся улики, которые помогут эти ответы найти.

Клик предложил отнести тело в деревенский морг, повернулся на каблуках и, перебросившись несколькими словами с мистером Нэкомом, вернулся в дом, чтобы снова сразиться с проблемой секретного выхода.

Глава восемнадцатая

Доллопс обставляет банду

Тем временем Доллопс не бездельничал. Он взялся за грандиозную задачу: не только раскрыть, кто убил мисс Чейни, но и найти юную пропавшую девушку, что для его чувствительного сердца было еще важнее. Лицо леди Маргарет, которое он видел лишь однажды памятным днем на вокзале Чаринг-Кросс, так запало ему в душу, что он провел в компании сэра Эдгара Брентона много часов, вновь и вновь выслушивая такой подробный словесный портрет девушки, какой мог дать только безумно влюбленный.

— Она была идеалом, а эти дьяволы убили ее! — говорил сэр Эдгар в отчаянии, но Доллопс наотрез отказывался допускать подобный исход.

— Черта с два ее угробили, сэр Эдгар, даже не думайте в это верить, — твердил он, когда они вдвоем расхаживали, наблюдая за мрачным старым домом, который говорил им так много, как если бы обладал даром человеческой речи. — Не забывайте: убийство — дельце, за которое вешают, самое опасное дельце, как я себе представляю. Нет, сэр, мисс просто упрятали куда-то, и она там целехонька и здоровехонька, помяните мои слова, а они ждут, пока можно будет без опаски ее выпустить. А наше дело — ее найти. Потому как мистер Нэком только и думает что о чертовых драгоценностях, прошу прощенья.

— Да, и тот, другой, парень, Хэдленд, не лучше! Он и не пытается выследить мою дорогую девочку, ищет только проклятый камень, «Пурпурный император». Как будто камень стоит хоть единого волоска на ее драгоценной головке! — бушевал сэр Эдгар.

Доллопс повернулся на пятках и посмотрел на сердитое лицо своего спутника.

— А вот тут осадите назад, сэр! Ни словечка против мистера… э-э… Хэдленда! — в жизнерадостном голосе кокни прозвучала жесткая нотка. — Он мой босс, и он самый потрясный, самый умный парень из всех, которые когда-либо жили на этом свете. Если он задумал найти Императора, пурпурного там или розового, тогда он знает, что делает. И можете не сомневаться — он не забыл и про леди Маргарет.

С этими словами Доллопс зашагал к дому, оставив сэр Эдгара предаваться самым горьким мыслям.

— Держу пари, босс на верном пути, благослови его господь, — сказал Доллопс, оставшись в одиночестве. — Потому что, если за всем этим не стоит дражайшая мисс Винни, я съем свою голову — со шляпой и всем остальным.

Он все еще был обижен, что Клик обратил так мало внимания на его ошеломляющее открытие и отпустил его пленницу, выбравшуюся из окна в ночь убийства. С тех пор Доллопс особенно упорно высматривал именно ее следы.

Но в то же время он не упускал из виду и то, чем занимается в доме сам Клик. Убедившись, что хозяин в безопасности внутри, Доллопс занял сторожевой пост снаружи: он присел в тени огромного лаврового куста и приготовился дожидаться темноты, если понадобится, потому что уж к ночи-то его босс обязательно должен был закончить дела в доме.

Время от времени острые, как у хорька, глаза подвижного гибкого парня поглядывали на пустые окна Чейни-Корт… И внезапно Доллопс увидел то, что заставило его замереть. В заброшенном доме, в одном из верхних окон, появился силуэт женщины. Сердце Доллопса заколотилось где-то в глотке, голова у него закружилась при мысли о том, что это может быть сама леди Маргарет.

Доллопс изобразил совиное уханье (за такую удачную имитацию он был достоин награды) и вскоре понял, что его услышали — окно бального зала распахнулось, и оттуда вылез сам Клик. Не успел он ступить на ближайшую ступеньку, как возбужденный Доллопс подлетел к нему.

— Бога ради, босс, пошли быстрее! — сказал он, схватив Клика за руку. — По дому бродит женщина! Как она туда попала, в толк не возьму, но она там и…

— Что-что? — резко воскликнул Клик. — В Чейни-Корт, сейчас? Невозможно, мой дорогой Доллопс. Я запер за собой дверь передней и оставил на первом этаже с распахнутыми ставнями только бальный зал, когда услышал твой зов. Совершенно невозможно!

— Возможно, сэр, — сказал Доллопс дрожащим от нетерпения голосом. — В доме женщина, я уверен в этом так же, как в том, что стою на здешней чертовой земле. Я видел ее вон в том верхнем окне. Лица я не разглядел, сэр, но при беглом взгляде мне подумалось — вдруг это сама леди Маргарет? Но потом женщина повернулась, и я увидел, что она широковата в кости.

Клик пристально смотрел на юношу.

— Так что же — мисс Дженнифер? Снова мисс Винни? — задумчиво спросил он. — Попытайся мысленно нарисовать эту женщину, парень.

— К сожалению, это не мисс Винни, — печально ответствовал Доллопс: уж очень ему хотелось снова поймать с поличным свою прежнюю пленницу. — Я видел ее нынче утром, и она была в каком-то жутковатом голубеньком платье, при виде которого прошибает слеза. Но женщина в окне была в черном. Я видел это яснее ясного.

Клик вопросительно вздернул бровь.

30
{"b":"549500","o":1}