ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Его размышления прервал голос Дженнифер Винни:

— Я уже сказала — это последнее, что я могу заплатить. Больше мне неоткуда и не у кого взять денег, — сказала она тихо и напряженно. — Теперь вы должны удовольствоваться полученными деньгами и оставить нас в покое. Я знала, что вы преследуете некую цель, я сразу распознала подлог! Так откуда мне знать, что это не вы сами убили его, если уж на то пошло? О, если бы я только знала наверняка, что убийца — не мой мальчик!

Ее голос замер — по причине, которая заставила Клика мысленно застонать.

В конце дорожки послышались шаги. Сегодня в поместье Чейни-Корт было очень многолюдно.

Клик понимал, кто приближается к дому, знал, какой немилосердный удар нанесла ему судьба.

Доллопс возвращался, чтобы быть рядом со своим хозяином. Наверное, юный кокни устал ждать и испугался, что с Кликом случилось нечто непредвиденное. Конец столь занятного разговора оборвался на самом интересном месте.

Шорох шагов, звук надломившейся ветки — этого оказалось достаточно, чтобы Дженнифер бросилась по тропе прочь от дома. Потом в кустах снова зашумело, и тяжелый топот бегущих мужских ног породил слабое эхо на другом конце живой изгороди. Собеседники разбежались.

Клик в мгновение ока вскочил и перемахнул через подоконник. Не прячась, побежал по аллее, лишь мельком взглянул на бегу на Доллопса, оставил позади земли поместья и бросился на примыкающий к ним луг.

Да! Вон впереди тот, за кем он гонится. Клик пригнул голову и припустил еще быстрей.

Одно короткое мгновение он смотрел себе под ноги, чтобы не споткнуться, потом вскинул глаза, чтобы снова найти этого человека. И — резко остановился, как громом пораженный.

Докуда хватало глаз, простирался гладкий зеленый луг, на котором там и сям лежали спящие овцы. И ни одной человеческой души! Человек как сквозь землю провалился! А может, небеса разверзлись и втянули его наверх?

Клик стоял один на обширном зеленом выпасе, совершенно один!

Глава двадцать вторая

Ловушка

В течение десяти минут после сделанного Кликом потрясающего открытия Доллопс, следовавший по пятам за своим «командиром», стоял и наблюдал поверх живой изгороди, как тот нарезает круги по полю, снова и снова, слегка напоминая одного из телят, которых выпускали туда пастись.

Потом Доллопс увидел, как Клик остановился рядом с зарослями золотистого утесника, запрокинул голову и торжествующе рассмеялся.

— Доллопс! — окликнул он наблюдающего за ним парня. — Возвращайся в гостиницу и скажи мистеру Нэкому — пусть он возьмет Леннарда и приедет на машине в Чейни-Корт. Я возвращаюсь туда, чтобы еще кое-что разведать, и они оба могут мне понадобиться.

— Да, сэр, — послушно откликнулся Доллопс. — И мне тоже вернуться с ними?

— Доставь себе такое удовольствие, если хочешь, — донесся смеющийся ответ. — Но, честно говоря, я предпочел бы, чтобы ты приглядывал за Винни, братом и сестрой. Там есть кое-что, в чем я не совсем уверен…

Доллопс внезапно взорвался весельем.

— Доверьте их мне! — кровожадно сказал он. — Я всегда говорил, что от этой парочки добра не жди, но я уж присмотрю за ними, будьте спокойны! Предоставьте это дельце мне!

Кивнув, Клик зашагал обратно к поместью, а Доллопс кинулся выполнять его распоряжения. Однако в начале аллеи юный кокни, который всегда держался настороже, оглянулся и так же, как его хозяин несколько минут назад, пережил самое большое удивление в своей жизни. Поле было нетронутым пространством травы и кустов утесника. Клик исчез!

На мгновение Доллопс ошеломленно застыл. Потом хотел вернуться, но… Он получил приказы, а вокруг не было видно или слышно ничего подозрительного и опасного. Поэтому он снова повернулся и со всех ног бросился бежать к деревне.

Полчаса спустя к дверям Чейни-Корт подкатил лимузин, из которого первым выпрыгнул Доллопс.

— Господи, надеюсь, он в безопасности, — сказал он. Зубы у него стучали, как у обезьянки. — У меня по коже побежали мурашки величиной с кулак, мистер Нэком, когда я обернулся, а он исчез, как корова языком слизнула. А если его тут нету? Небось эти дьяволы, пентаклевы гангстеры, к нему подобрались! Я не должен был оставлять его тут! Не должен, и все тут! Если с ним что-то случилось, это все моя чертова вина!

Суперинтендант нахмурился и ничего не ответил, хотя, по правде говоря, странное исчезновение Клика встревожило его так же, как и Доллопса.

Вслед за Доллопсом он вошел в дом, и тут дверь бального зала медленно отворилась, и оттуда вышел Клик с сияющими глазами, с выражением полного удовлетворения на лице.

— Слава богу, с вами все в порядке, Клик! — сказал суперинтендант, шагая к нему. — Хотя как вы сюда попали незаметно для всех — понятия не имею! Вы же знаете, наш человек дежурит на дороге.

Клик улыбнулся.

— Именно, мистер Нэком, — ответил он безмятежно, легкая странная улыбка играла на его губах. — Все дороги ведут в Рим, вы же знаете. Между прочим, Леннард снаружи?

— Да, — ответил мистер Нэком. — Но что из этого? Только не говорите мне, что вы в конце концов докопались до истины, найдя и девушку, и драгоценности!

Клик коротко торжествующе рассмеялся.

— Докопался до истины? — переспросил он. — Нет, я еще только начинаю раскопки.

И он буквально вытолкнул мистера Нэкома из дома.

— Леннард, — обратился к шоферу Клик, — отвезите меня в Музей естественной истории в Кенсингтоне[8], летите, как на крыльях. Нельзя терять ни минуты!

Дверца лимузина распахнулась и тут же снова захлопнулась. Машина рванулась вперед по подъездной дорожке, потом вылетела на дорогу. Секунду спустя она уже мчалась в направлении Лондона, оставив позади удивленных суперинтенданта и Доллопса, которые медленно направились пешком к деревне.

Там они обнаружили, что гостиница переполнена людьми, чьим ремеслом было вынюхивание фактов, правдивых или ложных, на потребу любознательной публики; словом, репортерами всех газет в стране, публиковавших колонки полицейских новостей. Исчезновение леди Маргарет Чейни заставило вспомнить романтическую историю этой семьи, и сэр Эдгар и леди Брентон корчились от публичности, которую вынуждены были терпеть благодаря энергичным представителям прессы. Когда же просочились вести о том, что знаменитые драгоценности исчезли, возбуждение читающей публики достигло предела.

Тем временем Петри, Хаммонд и их товарищи продолжали доблестно нести вахту вокруг Чейни-Корт. Местные жители так интересовались действиями и успехами полиции, что, когда тем же днем на пустом лугу, примыкающем к поместью Чейни-Корт, разбил лагерь караван весело раскрашенных цирковых повозок, впервые за всю местную историю этого никто не заметил, кроме юных жителей округи. Для детей дознание вряд ли было таким же интересным и веселым, как «Цирк сумчатых профессора Джеймса», как было написано и нарисовано на повозках и кричащих афишах, торопливо расклеенных повсюду. Кенгуру, мускусные кенгуровые крысы, опоссумы и другие виды австралийской фауны были обещаны на представлении, которым открывались в понедельник цирковые гастроли. Неудивительно, что юное население Хэмптона проводило каждый свободный час в тщетных попытках утолить по дешевке свою внезапную страсть к естественной истории.

Однако констебль Робертс присматривал острым профессиональным взглядом за профессором Джеймсом и его фургонами, потому что эти средства передвижения неизменно влекли за собой цыган, а воры драгоценностей следовали с цыганами рука об руку.

Таким образом, когда примерно в пять часов на следующий день Клик появился в окрестностях Чейни-Корт, сей важный джентльмен остановил его и начал умолять об одолжении — констеблю нужно было немедленно поговорить с представителем Скотланд-Ярда.

— Цыгане, сэр, — сказал констебль Робертс с отвращением. — Они объявились на том поле!

Он махнул рукой в упомянутом направлении.

вернуться

8

Кенсингтон — район Лондона.

38
{"b":"549500","o":1}