ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Выйдя на середину комнаты, Клик наклонился над центральной паркетной плашкой. И, как только он это сделал, раздался ужасный стонущий крик, так что даже закаленные нервы мистера Нэкома не выдержали. Фонарик со стуком выпал из пальцев суперинтенданта, оставив комнату в полной темноте.

— Я и забыл… Я должен был вас предупредить. Все в порядке! — смущенно сказал Клик.

— Господи, Клик, ну и перепугался я. Что это такое? — прошептал суперинтендант. — Я разрушил ваши планы?

Клик нащупал свой фонарик, включил, и маленький диск белого света отчетливо озарил пол.

— Неважно, — спокойно ответил он. — Теперь это уже неважно, я узнал все, что хотел узнать. Пошли, выбираемся отсюда. Это разгадка тайны, и мы успели как раз вовремя.

Глава двадцать третья

Дело проясняется

В большом бальном зале с незанавешенными окнами на следующее утро собралось множество народа — дознание, отложенное на прошлой неделе, должно было продолжиться. Мистер Нэком, который вошел вместе с Кликом, и несколько незнакомцев (в них внимательный человек смог бы распознать полицейских в штатском) наблюдали за каждым вновь прибывшим с напряженным ожиданием.

Первыми явились леди Брентон и сэр Эдгар: Клик потребовал, чтобы тот утром вернулся из города, где долго и бесплодно искал следы леди Маргарет. Лицо юноши было осунувшимся и тревожным, его нервы явно были натянуты до предела. Леди Брентон сидела рядом с ним, очень близко, сын крепко держал ее за руку, и Клик улыбнулся, заметив на женщине вытканный золотом шарф — очевидно, тот самый, который привлек к себе столь непривычное внимание публики на прошлой неделе. Шарф не входил в обычное утреннее одеяние, но леди явно надела его, чтобы бросить вызов сплетням.

Дженнифер Винни и ее брат тоже были здесь — оба бледные, с глазами, свидетельствующими о бессонных ночах. Неподалеку от них стоял безукоризненно одетый Джунга Далл, его темные глаза перебегали с одного лица на другое, на губах время от времени начинала играть полуулыбка при виде встревоженного лица леди Брентон. Похоже, индус был крайне доволен плодами своего труда.

Некоторое время Клик как будто не замечал приготовлений к процессу — до тех пор, пока коронер не начал перечислять свидетелей. Это словно пробудило Клика, и он сказал ясным, резким голосом:

— В свидетелях нет необходимости, мистер коронер, потому что я возьму на себя смелость лично назвать преступника!

Если бы в зале разорвалась бомба, это не вызвало бы большего потрясения. А Клик, выйдя в центр зала, медленно улыбнулся своей кривой странноватой улыбкой. В его заявлении было нечто театральное, он явно наслаждался моментом.

— Да, закон сможет покарать убийцу, — продолжал он. — Одного убийцу, потому что второй, к сожалению, мертв. Нет, мистер Винни, — быстро сказал он, — пожалуйста, не пытайтесь добраться до двери, все они охраняются, как и окна. Итак, если вы не возражаете…

Внезапно он быстро прыгнул в сторону Бобби Винни. Испуганный молодой человек замер на месте, парализованный ужасом, не в силах сделать ни шагу. Но со стремительностью развернувшейся пружины Клик проскочил мимо него и налетел на человека, который, самодовольно улыбаясь, сидел неподалеку от Винни — на индуса Джунгу Далла!

— Попался, красавчик! Вот ты и попался! — крикнул Клик тщетно пытающемуся вырваться человеку. — Думал ускользнуть от правосудия, свалив вину на другого? Но на сей раз ты нарвался не на того человека. Петри, Хаммонд, наденьте на него наручники, потому что он скользкий, как угорь, и я не хочу, чтобы мне сломали запястья. Вот так! Теперь рыбка наконец-то попалась в сеть. Игра закончена, Джимми, мой мальчик.

С этими словами Клик нагнулся и уставился в темное свирепое лицо. И тогда этот человек открыл рот и с грубым выговором кокни разразился такой бранью, что она заставила бы устыдиться даже возчика с Биллингзгейтского рынка[9].

— Ты чего это творишь, чертов недоносок! — закончил свою тираду бывший Джунга Далл, еле переводя дыхание. — И с какой радости ты назвал меня Джимми? Я такой же Джимми, как твоя чертова задница!

— И точно такой же, как моя чертова память, друг мой, — ответил Клик с коротким резким смехом. — Я не забываю друзей так скоро, как ты, Блейк. Помнишь меня?

Внезапно черты его лица дернулись, перекосились, изменились, и человек, которого он называл Блейком, побелел, глядя ему в глаза.

— Господи! Взломщик! — воскликнул он и, съежившись от невыносимого страха, уронил голову на грудь.

— Да. А теперь — просто Клик из Скотланд-Ярда.

— Клик! — изумленно воскликнул коронер, и это имя стало передаваться из уст в уста в переполненной народом комнате.

— Да, тот самый Клик, — был ответ.

Внезапно лицо Блейка страшно исказилось, но теперь уже от ярости.

— Да мне плевать, кто ты, чертов ублюдок! Я ничего дурного не сделал, я только переоделся в индуса! Это не преступление, понял, урод?

— Нет, мой друг, — тихо сказал Клик. — Тут ты дал маху. Да, переодеться — не преступление. Но переодеться и убить? И, если уж на то пошло, убить собственного брата? Как называется это? Ах, да — это называется преступлением. Я теперь знаю личность мертвеца: это Сэм Блейк, «жучок» и член Клуба Пентакля. А ты — ты Джеймс Блейк, глава Клуба, самой большой банды в мире, промышляющей кражей драгоценностей!

— Это ложь! — завопил человек. — Я не Блейк! И я никого не убивал!

— Убил, — ответил Клик. — Ты убил брата с помощью маленькой пилюли синильной кислоты. Осмелюсь предположить, что они… Да, так и есть!

Его проворные пальцы залезли в карман сопротивляющегося человека.

С легким торжествующим возгласом Клик поднял маленькую коробочку, открыл крышку и показал всем примерно дюжину белых пилюль, похожих на остатки той, которую он нашел во рту мертвеца. Потом с мрачным напряженным лицом Клик внимательно осмотрел пилюли.

— Видите, вот и оружие, — сказал он, — а если вам нужны еще доказательства, у меня имеются отпечатки пальцев. Вот официально снятые отпечатки Джеймса Блейка, и они совпадают с отпечатками на горле убитого. А вот — отпечатки ног…

Сунув руку в карман, Клик вытащил бумаги, о которых так заботился Доллопс.

— Видите? — воскликнул он. — Тут скопированы отпечатки ног, которые вели от того места, где лежало тело. А эти отпечатки я нашел в саду мисс Дженнифер Винни, под неким окном. Чтобы окончательно все прояснить, я покажу еще это, — он высоко поднял клочок серого твидового материала. — Вот доказательство того, что сей интересный джентльмен, решивший поиграть в индуса, забрался по плющу в чужое окно и взял синильную кислоту и магнезию из операционной старого доктора Винни.

Испуганный крик сорвался с губ брата и сестры, их глаза встретились с таким взаимным пониманием, что на мгновение губы Клика изогнулись в слабой улыбке. Один-единственный взгляд сразу прояснил ситуацию, сложившуюся в этой семье: в ней каждый подозревал другого и каждый желал другого защитить.

Потом Клик снова посмотрел на пойманного преступника, чье лицо являло образец угрюмого уныния.

— В этом деле есть еще одно, исчерпывающее, доказательство, — сказал Клик, вынул блокнот, что-то быстро в нем написал и, вырвав листок, предложил: — Если мистер Нэком будет так любезен и проследует по указанному здесь адресу, думаю, мистер коронер оставит последние сомнения.

Мистер Нэком кинул всего один взгляд на врученную ему бумажку, и те, кто стояли с ним рядом, услышали его изумленное восклицание. Потом суперинтендант исчез за дверью, и внимание всех собравшихся снова сосредоточилось на Клике.

— Вы совершили ошибку, приятель, когда на прошлой неделе привлекли мое внимание к золотым шарфам, потому что я знал: вы солгали насчет того, что дали леди Маргарет шарф. Тот шарф подарил ей отец, а не вы, поэтому ваши попытки направить следствие в ложную сторону потерпели неудачу.

Клик испытующе вгляделся в лицо пленника.

вернуться

9

Биллингзгейтский рынок — большой оптовый рыбный рынок в лондонском Сити.

40
{"b":"549500","o":1}