ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Клик договорил за нее:

— Сказал, что она мертва! Да, я в этом не сомневался и теперь ничего не понимаю. Тем не менее мисс Чейни дома и в полном порядке, а леди Маргарет предположительно уложили в постель, где она в безопасности и крепко спит. Для меня все это непостижимо. Если вы желаете выслушать всю историю — извольте.

И он коротко изложил суть событий. Выслушав его, Алиса серьезно кивнула.

— Я тоже ничего не понимаю, — сказала она. — Полагаю, сегодня уже ничего нельзя поделать, но завтра рано утром я отправлюсь в Чейни-Корт и сама повидаюсь с девочкой.

Клик одобрительно улыбнулся.

— Мне бы очень хотелось, чтобы вы так поступили. А я должен повидаться с мистером Нэкомом, и тогда завтра, возможно… А впрочем, кто знает!

Глава пятая

Нити

Миновало всего лишь девять часов этого богатого событиями вечера, когда лимузин остановился перед Скотланд-Ярдом, и машина была передана законным владельцам. Клик с огромным облегчением узнал, что суперинтендант Нэком занят расследованием дела, которое потребовало его присутствия на работе в столь поздний час. В считаные секунды Клик взбежал по каменной лестнице и прошел по коридору, в конце которого находилась личная комната его друга и союзника. Он понимал, что в Чейни-Корт не все ладно, и, хотя в данный момент не в силах был что-либо предпринять, хотел выложить историю своих приключений бывалому и неравнодушному человеку, с которым так долго и самоотверженно работал. Постучав, он распахнул дверь и увидел, что мистер Нэком сидит в кресле за столом, нахмурившись и положив сжатые кулаки на какие-то бумаги. Суперинтендант раздраженно поднял глаза, когда в его кабинет так бесцеремонно вторглись, и начал:

— Что за…

Потом, разглядев, кто именно его посетитель, вскочил с кресла и буквально кинулся к Клику.

— Клик! — закричал он. — Вот о вашем-то появлении я и молился! Давайте заприте двери, чтобы нас никто не побеспокоил.

Клик послушался, слегка улыбаясь. Он всегда охотно помогал Скотланд-Ярду, и сам факт, что мистер Маверик Нэком так на него полагался, придавал ему уверенности и сил.

— Приветствую, — легкомысленным тоном сказал Клик. — У вас порядком ошарашенный вид, мистер Нэком. Что новенького? Я имею в виду деловые новости, конечно. А конкретно — дела с бриллиантом.

— Невероятно! — вскричал суперинтендант, безжизненно падая в кресло, из которого только что встал. — Клик, — запинаясь, продолжал он, — каким образом, дьявол, вы об этом узнали? Или вы…

— В сговоре с самим сатаной? — закончил Клик. Странная, кривоватая улыбка играла на его губах. — Не совсем так, мой дорогой друг. У вас на столе лежит книга «Знаменитые камни и их история». Перед вами — ювелирная лупа. Ясно — вы изучали какие-то камни, настоящие или искусственные, не так ли?

— Да, понимаю, — пробормотал мистер Нэком. — И вы правы, Клик, чертовски правы. У меня на руках дело о краже драгоценностей. Откровенно говоря, речь идет о целой серии краж, совершенных одной и той же бандой, и только небу известно, как и где они сейчас орудуют.

— Ого! — отозвался Клик, охваченный внезапным подозрением. — Банда, вот как? Вполне возможно, она мне известна. Она объединяет шайку французов, возглавляемую нашим старым другом Марго; венскую шайку мистера Фон-Генри и шайку, которая называет себя Клубом Пентакля…

— Да, верно. Но откуда вы все это знаете — уму непостижимо! Петри и Хаммонд считают, что эти люди в ответе за все случившиеся недавно кражи. Драгоценности одну за другой воровали у путешественников на железнодорожных станциях, из магазинов, на балах. Преступления шли непрерывным потоком, я чуть с ума не спятил. А в двух случаях к краже прибавилось убийство, и тело было отмечено шестиконечной звездой.

Клик нахмурился.

— Вы сказали — звездой? — быстро сказал он. — Звездой? Как вам известно, друг мой, пентакль — это звезда, образованная двумя равносторонними треугольниками, которые, пересекаясь, образуют шестиконечную звезду. Звезде вообще-то полагалось бы быть пятиконечной, от греческого pente — «пять», как «пентаграмма» или «Пентагон». Но применительно к магической фигуре слово, вероятно, изменилось под влиянием французского pendre — «вешать». И, надо сказать, наши друзья выбрали себе весьма подходящий знак. Если мне не изменяет память, эту шайку раньше возглавлял Змеиный Джим, хотя его настоящее имя было Джеймс Блейк. По крайней мере, под этим именем он отбывал срок. Но все это — к слову, а теперь изложите факты и не сомневайтесь — я сделаю все, что в моих силах, чтобы вам помочь.

— Что ж, на сей раз повешение точно будет стоять на повестке дня, если мы поймаем преступника. Когда дело доходит до убийства средь бела дня чуть ли не у самого полицейского участка на Бонд-стрит, это уже ни в какие ворота не лезет. Просто понять не могу, зачем кому-то понадобилось убивать старую безобидную особу, занимающуюся барахлом на Друри-лейн[3].

— Что-что? — переспросил Клик. — Вы имеете в виду, убили человека, связанного с театром? Или… Нет, минутку! Продавца подержанной одежды, так?

— Да, — ответил мистер Нэком. — А если совсем точно — женщину. Возможно, старую даму убили за какие-то прошлые дела, потому что в ее магазинчике не было ничего дороже десяти шиллингов. Однако преступники ничем не погнушались, не говоря уж о риске, и вынесли все старые парики и платья. Мне сказали, забрали все подчистую.

Клик внезапно выпрямился.

— Вот как? Убить старую женщину ради нескольких ветхих тряпок? Знаете, мистер Нэком, грабители, должно быть, сошли с ума. Когда произошел этот возмутительный случай, в какое время? Или вы еще не знаете?

— Доподлинно знаю, — устало ответил мистер Нэком на вопрос своего союзника, — потому что я как раз посещал Бонд-стрит, когда дежурный полицейский доложил об этом деле.

Женщина, мадам Элси, как она себя называла, хотя на самом деле была чистокровной ирландкой из Дублина и говорила с таким ирландским акцентом, что хоть ножом его режь, жила в маленьком доме на этой улице и занималась своим делом почти десять лет. Она была известна как особа с тяжелым характером, если вы понимаете, о чем я, но не мошенница. Никакой скупки краденого, просто покупка и перепродажа старой одежды, по большей части — театральной. Ну, если верить старой карге, миссис Малоун, которая жила вместе с убитой, у той в целом мире не было ни родственников, ни друзей, и все заработанные деньги она отдавала на содержание кровати в больнице Святого Томаса в память о сыне, который умер маленьким ребенком. Бедная старушка! Итак, по словам миссис Малоун, которая в тот день надолго отлучалась, Мадам, как еще называли мисс Элси, встречалась с каким-то мужчиной: тот хотел собрать компанию туристов и искал соответствующую одежду. Особенно он подчеркнул, что ему нужен «наряд» для старухи.

Клик дернул бровью.

— А откуда миссис Малоун все это знает? — спросил он.

— Она говорит, что миссис Мак-Бридж, если называть Мадам Элси ее настоящим именем, сама ей обо всем рассказала. А еще добавила, что сделка вряд ли удастся, потому что цена будет снижена только через ее труп…

— Хм, — отозвался Клик, слегка потирая подбородок указательным пальцем, — и бедняжка действительно стала трупом. Странно. Она что, заранее подозревала, что клиент замыслил недоброе?

— Бог знает! Все, что нам известно — кое-кто видел, как к ней входил мужчина…

— Кто именно видел? — быстро перебил Клик.

— Несколько человек, но один был особенно в этом уверен — мальчик-калека, разносчик газет, который как раз стоял напротив лавчонки. Он сказал, что туда вошел мужчина, пробыл там некоторое время и в конце концов вышел с большим мешком. Потом зашагал в направлении Веллингтон-стрит.

— Хм, похоже, искать его — все равно что искать иголку в стоге сена, — сказал Клик, разведя руками. — А когда было обнаружено тело убитой, можно узнать?

— Не раньше чем через пару часов, когда миссис Малоун вернулась и выскочила из дома, вопя, что Мадам убили, пырнули кинжалом в сердце. Вот вкратце и все, что мне пока известно.

вернуться

3

Друри-лейн — улица, на которой находится одноименный старинный музыкальный театр.

8
{"b":"549500","o":1}