ЛитМир - Электронная Библиотека

Клиент придирчиво осмотрел помещение и явившуюся его взору представительницу

прекрасного пола. Дама в свою очередь, резонно уперев руки в боки, рассматривала

неудавшегося писателя с головы до ног. В тускло освещенной комнате, уставленной

множеством мелочей, с трудом удавалось свободно дышать. Всевозможных размеров

чучела животных, заспиртованные конечности и органы непонятного происхождения

приводили новоявленного романиста в ужас. В каждом углу испускали едкий дымок

палочки благовоний, а стены украшали пучки трав, от которых исходил ни с чем

несравнимый аромат. «Обворожительная дама», судя по всему, напоминала Клиенту кого-

то очень страшного. На его лице постепенно вырисовывалась гримаса подавляемого

желания скорее сбежать из этого неприятного места и, не сбавляя скорости, мчаться до

вожделенного убежища. Сам же объект детских и явно застарелых страхов несчастного

графомана, нисколько не страдая от произведенного эффекта, все так же продолжал

вопросительно осматривать чуть ли не дрожащего гостя.

Графоман вяло улыбался, переступал с ноги на ногу и теребил в руках уже изрядно

помятую шляпу. При этом он сильно рисковал в скором времени вывести из терпения

обширную даму в платье цвета фуксии и пестром зеленом платке. Видимо, затянувшаяся

пауза не вызывала у хозяйки благоухающего помещения должного восторга. Раскачиваясь

всем телом и переваливаясь с ноги на ногу, она нехотя заскрипела половицами по

направлению к столу, у которого стоял Клиент. У последнего этот решительный жест

вызвал одно очень обоснованное и непреодолимое желание: поскорее шарахнуться в

сторону и зажмуриться, представив себе, что это все страшный сон. Дама же сделала вид,

что не заметила секундного замешательства и начала поспешно убирать со стола

расставленные там предметы. Они предназначались для какого-то другого обряда, а

потому подлежали немедленному устранению с глаз особо впечатлительного Клиента.

Поняв, что предполагаемый конец его бесславной жизни пока еще не пришел, юноша

решил ввести даму в курс дела. Слегка приосанившись и виновато улыбнувшись, он

произнес:

–Я… в общем… тут такое дело…

–Да что ты мямлишь! А то я и так не вижу, какое у тебя там серьезное да тайное дело, от

которого зависит вся твоя дальнейшая жизнь и ни много, ни мало жизни всех жителей

государства, а то и всего мира. – Дама без зазрения совести прервала боязливого Клиента

на полуслове и решительно усадила его за уже свободный стол.

–Ну, не то чтобы уж так… – юноша снова был нахально прерван предложением не

«мямлить», а уже говорить обстоятельно и по делу, так как времени не так уж и много. А

очередь страждущих в коридоре будет потом безнаказанно устраивать ему темную, если

кто-то сегодня не успеет обрести власть над миром или приворожить уже пятнадцатую на

этой неделе любовь всей жизни.

–Хорошо, – юный графоман, смело расправив плечи, шагнул в пропасть и с громким

криком полетел вниз, – дело в том, что у меня творческий кризис…

–Как вы мне надоели, писаки недоделанные. Дай-ка угадаю. Ничегошеньки у тебя

горемычного не получается, идеи не приходят в голову, буквы не складываются в слова,

мало-мальски законченный роман не оценили, и ты уже одной ногой стоишь на пороге

самоубийства, потому как никто тебя не понимает, не ценит и печатать не хочет. А

волосатой лапы, известных друзей или на крайний конец большого количества денег у

тебя нет, и не предвидится. Боюсь тебя огорчить, мой суицидальный друг, ты не один

такой убогий в этом захолустье. – Всезнающая дама, тяжело опустилась на стул.

Пристально осматривая нового депрессивного клиента, она с явным удовольствием

наблюдала его постепенно вытягивающуюся физиономию, на которой в полной мере

отпечатались переполнявшие его тонкую чувствительную душу эмоции. Что ж, она в

который раз оказалась права…

–Откуда Вы знаете? – услышав этот вопрос, дама с огромным для себя прискорбием

отметила, что Клиент не отличается не только храбростью, но также умом, смекалкой,

фантазией и еще букетом необходимых для нормального писателя качеств.

–Да ты на себя в зеркало посмотри! Тут знать нечего. Я даже на сто золотых поспорить

могу, что самые захудалые воры на тебя со слезами на глазах смотрят и норовят еще денег

подсунуть. А над твоей сообразительностью вообще уже давно пора заупокойные песни

петь. Давай, убогий, рассказывай, чего конкретно надо. – Дама оперлась локтями на стол и

уставилась на Клиента. Юноша слегка поежился от этого взгляда, но, мысленно обозвав

себя тряпкой и настучав по лицу, все-таки нашел нужные слова.

–Видите ли, мне нужно произведение. Готовое. Такое, чтобы понравилось народу,

пользовалось успехом. Ну, Вы понимаете. – Клиент прямо-таки уже кромсал свою шляпу и

смущенно смотрел в стол. При этом на лице его читалась очень серьезная внутренняя

борьба между посрамленной честью непризнанного пока еще писателя и огромным

желанием стать уже признанным и уважаемым, а еще богатым и счастливым и как можно

скорее.

–Я смотрю, оригинальностью ты тоже не отличаешься… что же, это я поняла, как только

ты вошел в комнату. Мне нужны конкретные пожелания к будущему произведению. Без

этого я не смогу состряпать что-то стоящее. – Дама многозначительно развела руками, и

швы на её платье очень подозрительно затрещали.

–Так вы мне поможете? – просиял юноша и от радости даже забыл на минуту о своей

многострадальной шляпе. В его голове сразу пронеслось мимолетное видение о

благоустроенном будущем, в котором непременно присутствовал собственный дом с

небольшим садом, уединенный кабинет, красавица секретарша и, конечно же, солидные

сбережения в местном банке.

–А ты разве не за этим сюда пришел? Так еще и без очереди ухитрился пролезть. Я не

удивлюсь, если ты меня попросишь обслужить тебя в долг и пообещаешь оплатить мои

услуги с первого гонорара. – Розовое платье зашевелилось и задвигалось, явно

намереваясь подняться из-за стола.

–А как вы догадались? – юноша удивился еще сильнее, чем в прошлый раз и, по всей

видимости, явно уверился в сверхъестественных способностях дамы в розовом.

–Непроходимый идиот. – Заключила дама. Уже почти выбравшись из-за стола, она в

самых неподобающих выражениях изложила малолетнему графоману, что она с ним

сделает, если он впустую потратит еще хоть минуту её драгоценного времени.

«Непроходимый идиот» тут же одумался и начал спешно перечислять свои пожелания к

будущему гениальному произведению.

–В общем, это должно быть нечто уникальное, понимаете? Безо всяких там глупых

хождений по лесам в компании верных друзей, без не нужного героизма, сражений со

всеми подряд. Опять же никаких любовных и сопливых историй про несчастную и

брошенную жертву и её одинокие скитания. Надоели, знаете ли, все эти явно

издевательские и однотипные романы. Как будто больше писать не о чем, кроме борьбы

добра со злом. Еще не хотелось бы психологических штучек про самоопределение, свой

путь в жизни, самосовершенствование и самопознание. Не надо там никаких выдающихся

героев в нестандартных обстоятельствах, которые спасают всех и вся, жертвуя собой ради

освобождения мира от зла. Это все уже давно сорок пять раз написано, переписано,

обмусолено и обдумано. Мне нужно что-то свежее, нестандартное, чем будут зачитываться

и восхищаться. – Юноша на минуту прервал свои литературные излияния, чтобы

отдышаться и вспомнить что-то еще, несомненно, такое же важное. Этой заминки

дородной даме хватило, чтобы моментально осадить парящего мечтателя.

–То есть, ты хочешь абсолютно уникальный и неординарный роман про обычного героя в

1
{"b":"549712","o":1}