ЛитМир - Электронная Библиотека

Демон, опалённый светом, был сбит с лошади и упал, обгоревший, корчась, на траву.

Время снова вернулось к движению.

Воины дружины увидели истинное лицо Лонги, начали переговариваться и креститься.

– Смотрите, смотрите на вашего церковника! – закричал Торвальд, поднимая с травы свой меч и занося его в ударе над противником. – А сколько ещё таких вьётся вокруг князя вашего, сколько змей ещё шепчет ему всякие гадости, кто в лицо, а кто и за спиной.

Испуганный тысяцкий медленно подошёл к корчившемуся демону:

– Что же делать, святитель?

Торвальд с силой опустил свой клинок на голову обожжённого демона:

– Молитесь.

6

Пришествие героя

Оживлённые улицы столичного города не несли в себе ничего хорошего. На душе завелась тоска и чуть ощутимая грусть. Не помогали и плюшки гашиша, которые активно употребляли два молодых человека, Славик и Тимур, в чёрном мерине с блатными номерами: три пятёрочки.

Вообще, когда машину ставили на учёт, красивый номер выглядел как само собой разумеющееся. У всех нормальных пацанов, которые в теме, должна быть правильная тачка. Правильный пацан должен чётко выделяться на фоне остальных. Ну а красивый номер был отличным дополнением к имиджу.

Однако, как показала практика, красивый номер – вещь довольно глупая для людей, которые находятся чуть ниже среднего звена пищевой цепи нашего общества.

У Славика был личный негативный опыт владения таким красивым номером ранее. Полгода назад он сильно напился, накурился травы и «случайно» задел чужой автомобиль на парковке бампером, содрав краску.

Дожидаться полиции пацан не стал, потому что, как правильно рассудил, алкоголь в крови и наркотики будут плохими пояснениями к справке о ДТП, поэтому оперативно, как мог, утопил педаль в полу и скрылся.

На беду Славика, в атакуемой машине находился пассажир с водителем. Несмотря на ночь и стремительность произошедшей ситуации, красивый номер и шильдик БМВ отчётливо запомнились потерпевшим.

Нашли Славика тогда не полицейские, потому как пострадавшие решили разобраться с причинителем ущерба народными методами.

В принципе, Славик на стрелке вину свою признал, отслюнявил 10 тонн деревянных за доставленные моральные неудобства, но всё же поинтересовался, как был осуществлён поиск.

На что получил вполне достойный ответ: «БМВ пятёрка с номером три тройки только у одного человека в городе».

Стоило, конечно, ещё тогда сделать продуктивные выводы из сложившейся ситуации, однако этого сделано не было. Поэтому друзья одобрительно кивали головами, когда полицейский показал им блатной номер для мерина.

А на душе было неспокойно.

Нет, вроде бы деньги были, и можно было их тратить на любые пацанские нужды, как то: походы по клубам, по бабам и прочим увеселениям.

Вот только ни у Славика, ни у Тимура не было никаких богатых родителей, поэтому деньги зарабатывали они сами.

И это было проблемой, потому как, смотря через призму современных общественных отношений, честным путём на красивую жизнь себе не заработаешь.

А так как парни не были обделены мозгами, то приходилось вертеться.

Работа была стрессовая, и заключалась она в следующем.

Парни были чёрными кредитными дилерами. Сначала они посредством многочисленных знакомых налаживали различные связи в банках на любом уровне – от кредитных менеджеров до управляющих.

Ну а затем искали «клиентов», которыми могли оказаться совершенно разные по социальному статусу люди.

Были тут и директора крупных предприятий, были и откровенные мошенники и бомжи.

Первый контингент был самый надёжный и беспроблемный в плане исполнения своих обязательств по кредиту. Но каши на них не сваришь: они соглашались только на мизерные откаты, так как им было что терять, и кредиты они платили.

Вторые были лакомым кусочком. Дилеры понимали, что деваться им некуда, а лёгкие деньги – всегда хорошо. Также парни понимали, что без их помощи этим ушлёпкам денег никто не даст, поэтому подмасливать приходилось и банкиров, ну и, соответственно, за свои посреднические услуги можно было заряжать драконовские проценты.

И, как правило, по тому, соглашался ли человек на такие условия, можно было определить: мошенник он или нет. Если соглашался, по-любому мошенник.

Одежда же человека, его манера говорить, автомобиль для ребят ничего не значили. Они видели в этой суровой жизни многое.

Человек мог быть полным плутом и вскружить голову познаниями в любой области. Одеть его могли подельники, которые вкладывали просто деньги в подобные преступления как в бизнес. Ну а машина могла быть попросту кредитная или так же выделена спонсорами на всякие тёмные операции.

Такие, как правило, брали кредит, а потом исчезали с концами, просто терялись на необъятных просторах России-матушки, или их «теряли» сами же спонсоры, обрезая ниточки, ведущие к этим тёмным делам.

В принципе, с точки зрения уголовного права преступлением деятельность парней не являлась: людей пропускали не за взятку, а под честное слово в банк. А уже потом, через какое-то время, специально обученные люди забирали свой процент.

Документов никаких для взятия кредита парни не подделывали – это всё делали клиенты.

Да и умысла никакого на невыплату заёмных денег ребята не имели. Это как не пришей кобыле хвост.

Главное – всегда быть в тени и не палиться. Ну и откровенным криминалом друзья не занимались. То есть, если человек приходил к ним с предложением кидануть банк, он сразу посылался на йух.

Клиент должен был прийти с предложением о помощи в получении кредита, а уж что он с ним там потом будет делать – дело его личное.

Конечно, из каждого правила были и исключения.

Была такая категория заёмщиков, которые сами не совсем понимали, зачем они берут кредит. То есть сначала намерения у них были сугубо положительные, а затем они понимали, что ну и хрен с ним, с банком.

Опасности такие субъекты не представляли, как правило, но были и такие, которые, получив за раз такое количество денег, которое в жизни не видели, начинали чудить.

Получив деньги, они забывали о построении какого-либо бизнеса и тупо сливали их на свои низменные нужды. Почувствовав жизнь во всей её красе и поняв, что скоро придётся расплачиваться, а нечем, указанные граждане проявляли изрядную долю изворотливости.

Так, например, парочка ещё молодых девчонок заявилась в милицию и прямо сказала, что двое неизвестных, пользуясь их невнимательностью, вскружили им, бедным дурам, голову своей любовью, оформили на них кредит и смылись.

Зря, конечно, Славик и Тимур переспали с ними ещё тогда, до получения ими кредита, но задницы у них были очень уж сочные.

Конечно, для любого вменяемого следователя понятно, что в банк эти особы приходили сами и деньги брали тоже сами, поэтому такими заявлениями от ответственности они не уйдут. Но если в деле фигурируют ещё двое, то это уже сговор, а может, и преступная группа.

Короче, гипотетически девки накрутили себе срок сами, да ещё и вставили друзей.

Очень сильно «помог» друзьям так называемый «блатной» номер автомобиля, который на первой же встрече запомнили глупые бабы.

И хотя в марках автомобилей они не разбирались чуть более чем полностью, по описанию машину нашли.

Ну и на очной ставке тоже девки всё подтвердили.

Так вот Славик и Тимур попали на большие неприятности и деньги. Потому как следователю деньги тоже очень были нужны, а у ребят они были. Но не вся сумма. А в СИЗО не хотелось, да и в тюрьму тоже.

Как и полагается в таких случаях, друзей после допроса поместили в КПЗ на пару суток в отдельные камеры.

Славику эта концепция Уголовного кодекса была понятна. Здесь, в камере предварительного заключения, находясь в неведении, отрезанные от внешнего мира люди должны были прочувствовать, что их ждёт дальше, а потом решить, на какую сделку пойти со следствием. Кому-то хватало этого времени, чтобы подписать любой документ и «раскаяться» в содеянном, кто-то, наоборот, всё обдумав, воспользуется 51-й статьёй конституции и будет молчать как рыба. Но в этом случае посадка в СИЗО страдальцу практически гарантирована.

8
{"b":"549974","o":1}