ЛитМир - Электронная Библиотека

Annotation

Эта часть поведает читателям о том, как Сантэн побывал на Земле в гостях у Ильи и Насти и что из этого вышло.

Богатырева Юлия

Богатырева Юлия

Талисман на любовь. Часть вторая.

Часть вторая. "Буря приближается"

Глава седьмая

Мир Ахнистос, Магическая Академия Лиара, Стефания

Стефания дель Алонийская резко вздрогнула, открыла глаза и с удивлением огляделась. Девушка обнаружила себя стоящей босиком в одной ночной рубашке возле входной двери в комнату, отведенную ей руководством Академии. Одной рукой Фани все еще неосознанно, по инерции продолжала дергать за дверную ручку - видно, когда ее тело лунатически куда-то собралось уйти, оно не предполагало, что входная дверь открывается наружу, а не вовнутрь...

Это ее и спасло. На этот раз.

Губы Стефании задрожали, и из глаз беззвучно потекли слезы. Приглушенно всхлипывая, магичка вернулась в кровать, ведь до рассвета оставалось еще как минимум три круга. Но от пережитого ужаса ей так и не удалось снова заснуть.

Лунатизм не существовал на Ахнистосе, поскольку у этого мира не наблюдалось Луны, поэтому этот лунатический припадок был для Стефании не только ужасным сам по себе, но и совершенно непонятным явлением. Такое случилось с ней впервые, однако у девушки были веские основания считать, что это - не в последний раз.

Дело в том, что с той злополучной ночи, когда магичка прокралась в заброшенную лабораторию мастера Теренса, нашла его тайник и провела там свой эксперимент с магическим устройством в виде кекса с изюмом, бедной девушке каждую ночь снились кошмары. Ей постоянно снилось снова и снова, что она опять оказывается в заброшенной лаборатории, находит тайник Теренса, достает черный булыжник, первым попавшийся ей при обследовании тайника, а из него в ее руки заползает густая и вязкая, будто бы маслянистая, тьма и начинает изнутри разъедать ее тело и все внутренности...

Каждую ночь Фани просыпалась с криком от невыносимой боли. Однако самое поразительное заключалось в том, что с исчезновением кошмара боль не утихала полностью, какие-то ее отголоски оставались и все тело девушки начинало дрожать от озноба и кое-где чесаться...

Княжна дель Алонийская уже давно бы обратилась за помощью к магам - целителям, если бы была уверена, что они не разболтают о ней ректору Асмодею. С тех пор как она сбежала из лаборатории, Стефания решила затаиться и старалась как можно реже попадаться на глаза преподавателям и, особенно, архимагистру. Ей казалось, что как только они ее увидят, то сразу поймут, кто вытащил на свет божий злополучный артефакт-кекс. Поэтому всю последнюю седмицу магичка выходила из своей комнаты только на занятия и в столовую, садясь в местах скопления народу в самые неприметные углы и избегая какого-либо общения вообще.

Но теперь, когда к кошмарам добавилось и это странное неосознанное перемещение из постели в сторону выхода из комнаты, бедная молодая леди начала постепенно осознавать, что её болезнь прогрессирует, самой ей не справится и, следовательно, ей потребуется помощь извне.

Сутки спустя

На следующую ночь Стефания очнулась уже не у двери, а в каком-то коридоре, да и то только потому, что наступила босой ногой на острый камушек, больно оцарапавший ей ступню. Боль отрезвила магичку и заставила ее проснуться. Девушка дрожа от страха, боли во всем теле и холода (все-таки расхаживать в тоненькой ночной рубашке по продуваемым каменным коридорам не самое приятное занятие), сотворила маленький светлячок и огляделась. Даже со светом коридор остался для нее совершенно незнакомым, так что Фани пришлось воспользоваться помощью магического кольца, чтобы как можно скорее вернуться в свою комнату - бродить по Академии в этот час строго запрещалось и непослушание каралось дежурными магами каждый раз оригинально и изобретательно.

Проведя полдня в мучительных сомнениях и размышлениях, молодая леди разыскала во время обеда свою подругу Валенсию и кратко поведала ей весьма урезанную версию тех неприятностей, что на нее обрушились, а потом попросила, умоляюще взглянув в озабоченные аквамариновые глаза подруги:

- Вал, прошу тебя, помоги мне! Я уже какие сутки спать нормально не могу... Не представляю, что со мной происходит и как с этим справляться...

Та в ответ озадаченно заправила растрепавшуюся рыжую прядь волос за ухо и пробормотала:

- А я-то все думала, куда ты испарилась и почему тебя нигде не видно?.. Предположила, что ты все еще сохнешь по Дереку, а у тебя, оказывается, проблемы куда покруче, чем я предполагала... - Валенсия озабочено наморщила лоб - Даже не знаю, чем тебе помочь Фани. Я никогда ни о чем подобном не слышала. Может стоит обратиться к ректору Асмодею? Он наверняка знает больше чем мы, ученики третьей спирали...

- Нет! - испуганно воскликнула Стефания и, настороженно оглядевшись по сторонам, добавила уже тише - Никакого ректора! Если бы я могла к нему обратиться, то так бы и сделала с самого начала. Однако я обратилась к тебе, Валенсия, ты же моя лучшая подруга! Неужели ты ничего не можешь мне посоветовать?! Ну хотя бы переночуй со мной и не выпускай за пределы комнаты, если мое тело опять захочет куда-нибудь удрать, пока я сплю - умоляла Фани сомневающуюся девушку.

Но Валенсия, услышав это предложение, лишь нахмурилась и заметила:

- Стефания, ты же знаешь, что ученикам запрещается ночевать за пределами своих комнат. Если у тебя ночью что-нибудь случится и меня там застукают дежурные преподаватели, мне крупно не поздоровится... Ну чего ты, не плачь - Вал участливо обняла подругу, из глаз которой беззвучно покатились слезы - Мы придумаем что-нибудь... Если хочешь, я могла бы связать тебя перед сном. Правда это не решит твою проблему, но хоть ночь поспишь нормально, не разгуливая по коридорам...

- Да! - тут же с готовностью закивала новоявленная лунатичка, а в почти черных глазах отразился лихорадочный блеск - Свяжи меня! Я согласна!

- Тише ты! - шикнула на нее подружка, оглядываясь по сторонам и проверяя не услышал ли их кто-нибудь - Сдурела, так кричать? Еще подумают что-нибудь не то... Ладно, Фани, мне пора уже на занятия, но я приду вечером и принесу веревку - пообещала Валенсия, вставая и аккуратно расправляя складки на своей ученической мантии.

- Спасибо! - горячо поблагодарила ее Фани - Я буду тебя ждать.

Утро следующего дня

Княжна дель Алонийская проснулась жутко усталой и разбитой, но зато в своей постели и, не смотря на ноющую боль во всех мышцах и синяки на запястьях и лодыжках, облегченно улыбнулась. Мысленно связавшись с Валенсией посредством магического кольца, молодая леди попросила:

- "Вал, ты не могла бы прийти и развязать меня? А то мне без посторонней помощи не выбраться".

- "Что?" - сонно спросила подружка, но потом, видно, сообразила, что к чему - "А-а-а, понятно. Ладно, скоро приду"

Через некоторое время она объявилась в комнате Стефании и принялась распутывать тугие узлы, что по доброте душевной навертела вчера хозяйке комнаты перед сном.

- Ну ничего себе! - пораженно воскликнула Вал, разглядев под веревками багровые синяки и обломанные ногти на руках - Фани, ты что же, всю ночь вырывалась из моего капкана?!

- Не помню - устало вздохнула сереброволосая магичка - Я спала.

- Ты посмотри на себя! - сокрушалась подруга - вся в синяках, будто тебя били или еще что похуже... Нет, так нельзя! Надо обо всем рассказать Асмодею - решительно произнесла Валенсия.

Стефания же в ответ вдруг схватила подругу за запястья только что развязанными руками и неожиданно больно их сдавила, зло сощурив глаза и прошипев:

- Если ты скажешь ректору хоть полслова, то считай, что мы больше не подруги, ты поняла?

1
{"b":"549997","o":1}