ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дмитрий решил сократить сценарий.

– Лёш, – признался он, выставляя пузатую бутылку. – Мы сейчас с тобой, конечно, дёрнем и всё такое… но я ведь не только для этого пришёл. Извини, что уж так сразу, но мне помощь твоя нужна. Профессиональная. Ну, то есть, консультация.

Серебряков развернулся к нему всем корпусом.

– Опаньки! Да ладно, какие проблемы… Только сперва мы выпьем! Погоди, лимончику настрогаю… Вот… Ну ладно, давай. За встречу. Чтоб жизнь била ключом, но не по голове.

Очень концептуальный тост, мысленно отметил Дмитрий. Истинно психиатрический.

– Ну так у кого чего стряслось? – блаженно откинувшись на спинку стула, немного погодя вопросил Лёшка.

– У меня стряслось, – Дмитрий вздохнул, сцепил решёткой пальцы. – У меня лично. Есть вероятность, что поехала крыша. Если на вашем медицинском жаргоне – острый психоз или что-то в этом духе. В общем, началось это в прошлую среду…

Он рассказывал долго, вспоминая детали (вдруг это важно?), высказывая свои догадки и сомнения. Благо, сейчас не надо было экономить время, излагая лишь «самую суть».

Краем глаза Дмитрий посматривал на Лёшку – но тот слушал спокойно, брови не вздымал, языком не щёлкал и ни разу не порывался вставлять комментарии.

– Вот такие пироги с котятами, Лёша. Ну и вот теперь скажи, мне куда, в дурдом? Что это такое? Что делать-то?

– Выпить по второй, – заявил Лёшка.

Выпили. Коньяк действительно был хорош, его даже и закусывать не особо хотелось. Тёплая, светлая волна струилась по пищеводу, намекая на то, что красота когда-нибудь спасёт мир. Если успеет.

– Ну ладно, – наконец, вздохнул Серебряков. – Ты загнал меня в трудную ситуацию, Димон. Слушай, а ты точно не прикалываешься? Хотя какой из тебя приколист… Тем более, православнутый ты. Ну чего, реакции тебе проверить?

Он не спеша достал из ящичка столовую ложку и вдруг без предупреждения стукнул Дмитрия чуть ниже колена.

– Молоточка, извини, дома не держим. Вон, погляди сюда, – Лёшка плавно повёл в сторону пальцем. – Гляди, гляди, глаз не отводи. Хорош глядеть! Теперь зажмурься. Руки вперёд вытяни. Коснись указательным пальцем кончика носа. Ну и славненько. Пациент, можете дышать. Короче, реакции у тебя в норме. Хоть в космос запускай.

– Лёша, – просительно сказал Дмитрий, – только вот не надо этой вашей медицинской деонтологии. Если я болен, ты скажи мне прямо, не щади нежную натуру. Ладно?

– Угу, – кивнул Лёшка. – Ясен помидор. Камни в почках, камни. А под камнями рачок-с… Слушай, а до этих событий всё в порядке было? Никаких срывов, конфликтов? Дети как, не заездили тебя в школе?

– Да вроде нет, – пожал плечами Дмитрий. – Как-то вот удаётся находить взаимопонимание. И конфликтов с начальством тоже, представь себе, нет. У нас замечательная директриса. Она с нами дружит, со всеми.

– А как со сном? Бессонницей не страдаешь?

Дмитрий на секунду задумался.

– Вроде нет. Не помню, чтобы очень уж. Только вот за последнюю неделю… знаешь, когда вот ночью обдумываешь это всё, устраиваешь глобальный шмон в мозгах…

– Ну а сны странные бывали какие-нибудь? – нахмурился Лёшка. – Не считая твоих недавних глюков? Ну вот хоть какой-нибудь сон помнишь?

Дмитрий мотнул головой. Странные сны… Он вообще не слишком их запоминал. Утренняя суета всегда развеивала ночную память, и оставались жалкие обрывки. Которые и снами-то не назовёшь. Но всё же какие-то крохи ему удалось ухватить, спасти от забвения.

– Ну, – протянул он, – вот снилось однажды, как по дороге иду, ночью или поздно вечером. Впереди не то восход, не то закат, не поймёшь, пасмурно в небе. Так, облака впереди чуть светлее, чем за спиной. И холодно. Промозгло так… Или вот ещё… Будто я просыпаюсь, хотя это ещё сон. Аня себе сопит в две дырки… Встаю, одеваю, извини за подробность, трусы… щёлкаю выключателем. А люстра загорается, но еле-еле… как будто напряжение резко упало. Света – только чтобы в темноте ни на что не навернуться. И всё… Это из недавнего. Или тебе начиная с детсадовских времён рассказывать?

– Да ладно, – махнул рукой Лёшка, – и так сойдёт. Короче, понятная картина. Ну, что у нас ещё по плану? Головные боли? Сумасшедшие родственники? Чистая, говоришь, анкета?

Он подпёр заросшую щёку здоровенным кулаком, задумался. Потом, спохватившись, решительно разлил по третьей.

– Ну что мне тебе сказать, Димон? Ты просил без медицинской этики, так слушай. Признаков явного, безусловного психического расстройства я не наблюдаю. Нервного истощения тоже диагностировать не могу. Если не считать того бреда, что ты нёс, и похоже, на полном серьёзе нёс – ты совершенно здоровый человек. В сфере моей профессиональной компетенции, конечно. Но вот можно ли утверждать, что твоя психика стопудово в норме? Нет, дорогой. Бывают заболевания, которые вот так прямо, сразу не диагностируются. Понимаешь, одного бреда ведь мало, чтобы болезнь определить. Должны быть ещё симптомы. По-хорошему надо бы такого сомнительного пациента понаблюдать в стационаре… месяца два как минимум. Так что не знаю я, болен ты или здоров. Структура твоего бреда, извини, явно шизоидная… но ты же и сам это понимаешь? Истинный шизофреник свято верит в свою ахинею, не допуская сомнений, а у тебя вроде присутствует критика. Слушай, а ты ведь, наверное, уже с этими проблемами к своим попам бегал? И что молвили святые отцы?

– Священники, – поправил Дмитрий. – Святыми отцами их только в католицизме называют. Да как бы тебе сказать… я с духовником хотел поговорить, а он болен сейчас. Пришлось с другим батюшкой. Вполне нормальный батюшка, доброжелательный. Ничего конкретного он не сказал. Общие слова. Ну и намекнул в конце, что здоровье бы нехудо проверить.

– То есть он тебе не поверил? – уточнил Лёшка. – Ну, то есть что случившееся с тобой – непосредственное действие злых духов?

– Похоже на то, – вынужден был признать Дмитрий.

– А что же ты ничего ему такого не показал? – Лёшка оживился. Глаза его заблестели, не то от коньяка, не то от внезапно озарившей идеи. – Ты же, говоришь, кое-чему научился. Шагнул бы в этот, как его, Сумрак…

Дмитрий посмотрел на него с грустью.

– Извини, Лёша, но есть вещи, которых ты всё-таки не понимаешь. Если это правда… если у меня действительно пробудились какие-то паранормальные способности, то пользоваться ими для христианина – величайший грех. И крайне опасно для души. Силы без хозяина не бывает… и поскольку я, как ты понимаешь, не свят… мягко говоря, то хозяин открывшейся во мне силы – уж явно не Господь. А вот что всё это происходит от сатаны – более чем вероятно. И представь, как я, с целью убедить, выкидываю что-нибудь этакое… да ещё в храме Божием… кощунство ведь натуральное.

Лёшка задумчиво вертел в толстых пальцах вилку.

– Но здесь-то не храм, – наконец произнёс он. – Здесь осквернять как бы и нечего. Ну продемонстрируй что-нибудь. Ты ж меня заинтересовал!

– Всё равно не стоит, – возразил Дмитрий. – Это и здесь грех. Нельзя этого применять!

– Но ты же вчера применял! – напомнил Лёшка. – В этой жуткой истории с девочкой. Если, конечно, всё это тебе не приглючилось.

Дмитрий усмехнулся.

– Можешь звякнуть в «Скорую помощь», поинтересоваться по своим каналам. Двадцать вторая подстанция… Милиция тоже… если у тебя на них выход есть. Ну и, наконец, Ирина Сергеевна, мать девочки. Тут, видишь, есть объективные моменты.

– Ну, давай смотреть, какие такие объективные моменты, – Лёшкин голос сделался сух. – Девочка действительно пропала, факт? Факт. Обыденный факт, в нашей долбанной стране. Вчера ты зашёл в подъезд какого-то дома в районе Преображенки и обнаружил там валяющуюся девчонку. Реально? В принципе, реально. Вызвал ментов и «Скорую». Те приехали. Девчонку – в больницу, тебя – на допрос. А мистика-то в чём? Какой, к лешим, Сумрак, какое считывание памяти? Так что ничего этим не докажешь.

Дмитрий молчал. Прав был Серебряков, на двести процентов прав. Если Сумрак – это шиза, то всё объясняется обыденным образом. Всё прекрасно вписывается.

11
{"b":"55","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Коронная башня. Роза и шип (сборник)
Ритуальное цареубийство – правда или вымысел?
Солнце внутри
Алекс Верус. Бегство
Стеклянное сердце
Удиви меня
Девочка-дракон с шоколадным сердцем
Жестокая красотка
Хочу быть с тобой