ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он сам не понял, в какой момент вытолкнуло его из Сумрака в нормальный мир. Просто вдруг обнаружил, что всё вернулось – и звуки, и краски, и движения. Вытолкнуло, или он нашёл выход сам? И действительно ли касалась его головы ладонь? Не почудилось ли? Но слёзы? Они уж точно не почудились – до сих пор щекам мокро.

А потом вдруг всё это стало неважно. Сашка шевельнулся. Дрогнули, натянулись кабели и шланги, метнулась вверх змея-синусоида – и Сашка открыл глаза. И тревожно прошептал:

– Мама! Где мама? А где мои солдатики?

Дмитрий едва успел подхватить Аню – у той подкосились ноги.

А сзади уже шумело, шелестело, шуршало. Мелькали белые халаты (расторопной оказалась санитарка Семёновна), кто-то куда-то звонил по местному. И последнее, что услышал Дмитрий перед тем, как его твёрдо взяли за локоть – это потрясённый голос врачихи Ларисы Викторовны:

– Господи! Да что ж это?! Да такого же просто не бывает!

13.

Они опять явились вдвоём – Антон был в джинсах и тонком, обтягивающем грудь сером свитере, Лена – в длинном, едва ли не до пят, платье из какой-то искрящейся материи. Дмитрий никогда в таких тонкостях не разбирался. Халатов оба, разумеется, не надели. Зачем? Всё равно обычные люди их не замечали.

– Вот что, Дмитрий Александрович, – вместо приветствия сказал Антон, – придётся подъехать к нам в офис. Прямо сейчас.

– Это ненадолго, – добавила Лена.

– Но неизбежно, – Антон был сух и деловит. – Шеф настоятельно требует. А когда Борис Игнатьевич настоятельно требует, спорить бесполезно.

Дмитрий поглядел на них с тоской.

– Вы что, с ума оба сошли? Именно в этот момент? Сейчас, когда…

– Да, именно сейчас и именно когда! – непреклонно возразил Антон. – И именно из-за того. Главным образом. Пожалуйста, Дмитрий Александрович, не вынуждайте нас применять всякие… меры. Мне ведь это и самому противно…

– Это похоже на арест, – вяло огрызнулся Дмитрий.

– Это приглашение, – парировал Антон. – Приглашение Светлого Иного к шефу московского Ночного Дозора. Вот если бы вас, допустим, начальник МУРа к себе пригласил, официальной повесткой, тоже бы скандалили?

– И не волнуйтесь, здесь и без вас управятся, – внесла окончательную ясность Лена. – Теперь это обыденная медицинская работа.

И когда они спускались по лестнице к выходу – Антон впереди, Лена замыкающей, Дмитрий, обернувшись, увидел, как Лена показала ему большой палец. Торжествующе воздетый вверх.

Дмитрий ожидал увидеть навороченный джип или «Мерседес» – но, к его удивлению, садиться пришлось в обычную, и притом не первой свежести «девятку». Вела машину Елена Николаевна, Антон оккупировал переднее сиденье.

Наверное, Лена водила не первый год. И даже не первый десяток лет. А может, и не второй. Машина двигалась удивительно плавно, не рвалась изо всех своих псевдолошадиных сил, послушно тормозила, где положено. И, однако, они умудрились не попасть ни в одну пробку, никто не пытался их подрезать, а гаишники с полосатыми жезлами (обтянутыми шкурой зебры – ни к селу ни к городу подумал Дмитрий), похоже, вообще не замечали тёмно-синюю «девятку».

Антон, однако, не страдал избытком оптимизма. Негромко – хотя Дмитрию всё ровно было слышно – он то и дело напоминал:

– Линии проверяешь? Что-то подозрительно спокойно.

– Да смотрю я, смотрю. – Лена не поворачивала головы. – И ты тоже ведь смотришь, и даже дальше. Так чего суетишься? В Багдаде всё спокойно.

– Не знаю, как в Багдаде, а за нас я на сто процентов не поручусь, – Антон говорил, словно катал языком маленькие ломкие льдинки. – Кто знает, на какую отчаянную глупость их пробьёт?

– А смысл? Ты представь итоги разбора. И сколько они потеряют.

– Ох… – только и проворчал Антон. – Ну и каша… наваристая. А всё вы, Дмитрий Александрович, – бросил он через левое плечо.

– Что я? – спросил Дмитрий.

– А это пускай вам шеф скажет, что вы.

Антон отвернулся и более уже не заговаривал.

Более всего офис Ночного Дозора напоминал среднего уровня фирму. Состоятельную, даже преуспевающую, но не шикующую напоказ. Паркетные полы хоть и не натёрты до зеркального блеска, но вполне чистые. Вместо люстры – настенные светильники, выполненные в виде бронзовых факелов. Кадки с тропическими растениями, стены, отделанные под белый мрамор.

У входа их встретила охрана – двое молчаливых молодых людей в строгих чёрных костюмах. Антон не стал показывать им никаких корочек, просто сказал пару фраз – и сейчас же у одного из парней пискнул мобильник.

– Шеф подтверждает, – на суровом, подобающем античной статуе лице вдруг расплылась совершенно простецкая улыбка. – Проходите.

Шеф Ночного Дозора оказался подстать своему офису. Среднего роста дядечка, не обременённый ни пузом, ни избытком волос. Жилистый, загорелый. На вид ему можно было дать лет шестьдесят – но Дмитрий уже зарёкся судить о возрасте Иных.

– Здравствуйте, Дмитрий, – хозяин кабинета вышел к нему из-за стола. – Присаживайтесь. Вот сюда, в гостевое кресло. Вы кофе будете? Не стесняйтесь, кофе настоящий. Вам, кстати, сейчас очень даже показано. Для поддержания сил. – Он снял телефонную трубку. – Наташа, солнышко, два кофе, и лучше с бубликами. Против бубликов не возражаете? – не кладя трубки, повернулся он к Дмитрию.

Тот молча кивнул. Ни в кофе, ни в бубликах ничего совсем уж бесовского не ощущалось. Да и, откровенно говоря, хотелось есть. Основательно хотелось. Отбивную бы… две штуки. Или три… и с гарниром.

– Извините, сразу не представился, – усаживаясь в своё кресло, сказал шеф. – Меня зовут Борис Игнатьевич, я, как вы, наверное, уже знаете, руковожу московским филиалом Ночного Дозора. Что такое Ночной Дозор, чем он занимается, вам Антон ведь уже рассказывал?

– Да, я в курсе, – кивнул Дмитрий. – И, честно говоря, особого восторга не испытываю. Давайте уж начистоту, Борис Игнатьевич. Я православный христианин, и я считаю, что все эти ваши дела несовместимы с самими основами христианской веры. И потому принял жёсткое решение – держаться от них подальше. Жить обычной жизнью, не впутываясь в магию. Надо ли объяснять, почему? Небось, всю мою аргументацию вы и так знаете?

– Разумеется, – улыбнулся Борис Игнатьевич. – Вы у нас не первый такой. К тому же я в курсе ваших бесед с Антоном Городецким. Но понимаете, Дмитрий… Позвольте уж и мне быть с вами откровенным. Ситуация очень непростая. Непростая и для вас, и для Дозора. Вы самостоятельно попали в Сумрак и вышли оттуда Светлым Иным. Это факт. Неприятный для вас, но никуда от него не деться. При этом в вас скрыта редкостная сила – которая пробуждается спонтанно. Не всегда по вашей сознательной воле. Так было и с оборотнем, и с потерявшейся девочкой, и в тверской электричке. Наверное, это будет случаться и дальше. Несмотря на ваше искреннее желание жить обыденной жизнью, не касаясь магии. Не получится, понимаете? Это уже в вас. Но вы же не на необитаемом острове. Вокруг вас жизнь. И обычные люди, и Иные. А среди Иных действует Договор, с которым вы не хотите, да и пока попросту не можете считаться. Значит, вы запросто влипнете в ситуацию, когда за нарушение Договора суд Инквизиции приговорит вас к наказанию… вплоть до высшей меры. Причём это будет не мученичество за веру, а просто нелепая гибель, горе для ваших близких. Вам это надо? Я не говорю уже о том, что пострадать могут и другие люди… и Иные, и обычные. Вы же о последствиях не думаете.

В дверь просунулась симпатичная особа, осторожно поставила на стол подносик с дымящимися чашками и хрустальным блюдом с аппетитными бубликами.

– Спасибо, Наташенька. Весьма признателен, – улыбнулся Борис Игнатьевич. – Так вот, – продолжил он, отхлебнув кофе, – пока речь шла о мелочах, Тёмные не особо суетились. Драку с оборотнем считать не будем, в той ситуации вас удалось отмазать. С девочкой тоже всё не страшно, шестой уровень силы. Ну и с милиционером – тем более. Формально, конечно, они могли прицепиться, выторговать за ваше прощение… да такие же пустяки и выторговать. Им это неинтересно. Но они заметили другое – что, во-первых, силы в вас таятся огромные, а во-вторых, что вы совершенно не умеете ими пользоваться и не контролируете спонтанные проявления. Это их напугало всерьёз. Бывали ведь случаи, когда Светлый, из самых благородных побуждений наплевав на Договор, шёл громить Тёмных направо и налево. Этакий, знаете ли, дон Румата с бодуна. И кто падёт вашей жертвой? Этого они предвидеть не могут. Конечно, в любом случае крик поднимут ужасный, потребуют компенсации – но ведь всё равно это спутает их долгоиграющие планы, расчёты…

21
{"b":"55","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Без фильтра. Ни стыда, ни сожалений, только я
Одиссея голоса. Связь между ДНК, способностью мыслить и общаться: путь длиной в 5 миллионов лет
Монстролог. Дневники смерти (сборник)
Величие мастера
Аромат от месье Пуаро
Перстень Ивана Грозного
Принцип рычага. Как успевать больше за меньшее время, избавиться от рутины и создать свой идеальный образ жизни
Проклятие Клеопатры
На струне