ЛитМир - Электронная Библиотека

– Добрый вечер, Дмитрий Александрович! – послышалось где-то в районе письменного стола. И голос почему-то был знаком. Неприятно знаком.

Подхватившись, Дмитрий вскочил с дивана. Машинально поправил сбившуюся причёску. И в упор уставился на незваного гостя.

– Я же говорил, что мы ещё не раз с вами встретимся, – улыбнулся сидящий в кресле Антон.

Дмитрий, понимая, сколь это глупо, всё-таки ущипнул себя за палец. Без толку – видение не исчезло.

– Вы, Дмитрий Александрович, пожалейте организм, – понимающе заметил гость. – Синяк ведь останется. Я, кстати, не призрак, можете потрогать.

Трогать незнакомца Дмитрий не стал, вместо этого размашисто перекрестил его.

– Это правильно, – одобрил Антон. – Нечистая сила ведь бежит от животворящего креста, правда? А я вот не бегу. Значит…

– Ничего это не значит! – раздражённо возразил Дмитрий. – Просто у меня, выходит, вера слишком слабая.

– Не берусь судить. Сам я скорее агностик. Но вы, конечно, для гарантии можете и молитвы почитать, и святой водой меня побрызгать. Если вам так спокойнее…

Дмитрий понимал, что самое правильное – не вступая в разговоры, выставить этого так называемого Антона. Только вот получится ли? Физических данных ведь явно не хватит. При условии, конечно, что это – человек. А если всё-таки бес? На которого не действует ни крест, ни Иисусова молитва – Дмитрий всё время мысленно читал её. С демоном нельзя заводить беседу – заболтает ведь любого, охмурит. Господи! Ну почему это свалилось на него, Диму Осокина – простого обывателя, серость во всех отношениях? Что испытание – понятно. Но разве в запасе у Господа мало нормальных, посюсторонних неприятностей?

– Как вы вошли в квартиру, Антон? – спросил он сухо. – Мне что, теперь новую дверь ставить?

– Новую – это дорого, – снова улыбнулся гость. – И незачем. Вошёл я, разумеется, не через дверь. Вернее, через неё, но в Сумраке. В так называемом Сумраке. Вы, между прочим, тоже там побывали – в ночь с пятницы на субботу. Кстати, поздравляю. Сумели войти самостоятельно, подняли тень. Иначе говоря, инициация состоялась.

– А теперь объясните всё с самого начала, – прервал его Дмитрий. – Пока что я ничего не понимаю.

– Ну что ж, – хмыкнул Антон, – попробуем. Хотя если с самого начала – это придётся уж очень издалека… Давайте я лучше краткую суть изложу, а потом можно и подробнее. Вы, если можно, сперва послушайте, а потом уж мечите громы и молнии.

– Ну, валяйте. – Дмитрий почувствовал вдруг, что от сонной одури не осталось и следа. – Только вот…

– Я понял, о чём вы. Ни Анна Владимировна, ни Саша меня не увидят и в шок не впадут. Это очень легко делается, вы скоро тоже научитесь. Так вот, к делу. Внутри человечества есть два вида. Обычные люди, их подавляющее большинство. И есть так называемые Иные – люди, обладающие немыслимыми способностями. Телекинез, телепатия, левитация – это семечки. Я бы даже сказал, шелуха от семечек. Разумеется, кто-то из нас посильнее, кто-то послабее. Силу свою Иные берут из Сумрака – это другое состояние мира. Впрочем, вы уже видели. Собственно, от обычного человека Иной отличается только магическими способностями и долголетием. Бывает, что Иной и не подозревает о своих способностях, живёт как все. Он, как мы говорим, неинициирован. Для того чтобы инициация состоялась, чтобы способности включились, Иной должен войти в Сумрак. От того, в каком душевном состоянии он там окажется, зависит, кем он в итоге станет, Светлым или Тёмным.

Антон замолчал, снял очки и потёр переносицу.

– То есть? – не утерпел Дмитрий.

– Простите, надо было, наверное, с самого начала сказать. Мир основан на противостоянии двух изначальных сил – Света и Тьмы. В Сумраке они слиты воедино, но, оказавшись там впервые, Иной как бы автоматически настраивается либо на то, либо на другое. Иные, принявшие сторону Света, называются Светлыми. А другие, наоборот, Тёмными. Я вот Светлый. И вы, Дмитрий Александрович, тоже. Мы некоторое время наблюдали за вами, готовились инициировать… Но вчера всё получилось само, без нашего участия.

– Занятное кино, – хмыкнул Дмитрий. – А поинтересоваться моим согласием вам в голову не приходило?

– Дмитрий, – мягко произнёс Антон, – я, конечно, понимаю ваше предубеждение. Но поверьте, силком в Сумрак мы никого не тянем. Если бы всё шло как обычно – я пришёл бы к вам, рассказал об Иных, предложил сделать выбор. Вы бы, очевидно, выставили меня за дверь. И всё. Утечки информации мы не боимся – кто же захочет выглядеть психом? А если и захочет – мало, что ли, в мире всякой оккультной чепухи? Одним бредом больше, одним меньше – кто заметит? Возможно, получив отказ, я спустя какое-то время наведался бы снова. Вдруг передумаете? Ещё раз повторю – нас очень мало, и каждый человек нам дорог. В смысле каждый Иной, – поправился он. – Кстати, иногда потенциальные Иные и отказываются от инициации. Свобода выбора, ничего не попишешь…

– И теперь вы, наверное, расскажете о великой битве между Светом и Тьмой, о том, что труба зовёт и всё такое? – зевнув, предположил Дмитрий. – Если вы не в курсе, была такая религия – зороастризм. Один в один как вы излагаете.

– Видите ли, – усмехнулся Антон, – всё несколько не так. Великие битвы действительно гремели… и давно уже отгремели. Сейчас мы не стремимся извести под корень Тёмных, да и они нас. Уже несколько столетий между нами действует Договор. Мы отказываемся от войны на уничтожение, мы соблюдаем равновесие. Это значит, что мы добровольно ограничиваем применение своих способностей. Если мы воспользуемся магией, чтобы, скажем, спасти город от наводнения, то и они получают право на адекватные меры. Допустим, устроить в спасённом городе пожар. Исцелить безнадежно больного ребёнка – значит позволить им навести смертельную порчу на здорового человека. Противно, да?

– Ещё как! – с чувством произнёс Дмитрий.

– Вот и мне тоже. А что прикажете делать? Силы у нас примерно равны, и если мы начнём истреблять их – они начнут истреблять нас. Только вот и мы, и они живём с обычными людьми на одной и той же планете. И потому наши войны больнее всего бьют по мирному населению. Всё это уже было. Знали бы вы, сколько величайших бедствий в истории имели подоплёкой наши Иные разборки! Впрочем, и узнаете, если захотите. Так вот, Договор – это наилучший выход. Из реальных, а не утопических. Для соблюдения Договора существуют специальные организации. У нас, Светлых, – так называемый Ночной Дозор. Ночной – потому что следим за Тёмными, а так уж повелось, что те ассоциируются с ночью. А у них есть Дневной Дозор, они наблюдают за нами. Наконец, есть и третья сторона, Инквизиция.

– Что, у вас тоже ересей хватает? – прищурился Дмитрий. – Ну и как? Костры горят горючие? С дровами нет проблем?

Антон рассмеялся.

– Преувеличиваете. Она всего лишь аналог арбитражного суда. А что название такое… Шеф говорил, это один средневековый остряк придумал. Из Высших магов. Между прочим, Тёмный. Туда ведь идут и Светлые, и Тёмные. Но став инквизиторами, они теряют свой цвет и служат только соблюдению Договора. Обеспечивают объективность и беспристрастность обеих сторон. Система, мягко скажем, не безупречная, но вполне работающая.

– Антон, – грустно сказал Дмитрий, – раз вы наблюдали за мной, то, наверное, какие-то выводы уже сделали? Не догадываетесь, что я на всю эту бредятину отвечу? Правильно. Я православный христианин, и то, что вы тут наговорили – это, простите, полная чушь. Несовместимая с христианством ни вот на столько. – Он отмерил на ногте нечто микроскопическое.

– Вы зря делаете поспешные выводы, – возразил Антон. – Среди нас есть и вполне верующие люди. Даже, представьте себе, и среди Тёмных. Поймите, мы ведь не ангелы и не бесы. Мы – Иные. Источник нашей силы – не Бог и не сатана. А просто Сумрак. Просто некое состояние мира. Если хотите – природа. Электричество же не мешает вашей вере? Хотя пятьсот лет назад вот это, – ткнул он пальцем в компьютерный монитор, – непременно сочли бы штукой бесовской.

6
{"b":"55","o":1}