ЛитМир - Электронная Библиотека

– Кое-кто и сейчас так считает, – смущённо признался Дмитрий.

– Ну вот видите! Поймите, большинство из нас не верит в Бога, но если Он всё-таки есть, то для Него и мы, и Тёмные – всего лишь люди. Имеющие тело, имеющие душу, живущие долго, но не вечно. И наша магия – это вовсе не то, что у вас под этим словом понимают. Дмитрий, ведь вас, по сути, смущает лишь термин, вернее, смысл, который вы к нему привязали.

– Неубедительно, – хмыкнул Дмитрий. – Могли бы и потоньше ересь изобрести.

– Ну, уж как есть, – пожал плечами Антон. – Вы хоть понимаете, что я при желании мог бы внушить вам стопроцентное доверие ко всему сказанному? Вы же, хоть и Иной, но практически ничего ещё не умеете, вы бы не защитились. Но мы так никогда не поступаем. Я не стану врать, будто мы, Светлые, – воплощение добродетели и ходим в белых ризах. Но всё-таки элементарная порядочность всем нам свойственна. Вот Тёмный, особенно если с опытом, заморочил бы вам голову, и ему бы вы поверили. Никакие кресты с молитвами не помогли бы, уж извините. Гипноз – это, конечно, грубое подобие, но аналогию просекаете?

– Ровно с тем же успехом я могу предположить, что и вы хотели заморочить мне голову своим супергипнозом. Только вот не смогли – Господь не попустил. Именно из-за молитвы и крестного знамения. И чем эта версия хуже?

– Ничем, – легко согласился Антон. – Вы бы ещё солипсизм вспомнили. Штука вообще не прошибаемая средствами логики. А толку? Так можно препираться бесконечно. Давайте всё же от философии перейдём к практике.

– А что у нас на практике? – поинтересовался Дмитрий. Он по-прежнему не верил своему странному гостю, но лучше уж сразу узнать об его планах. Легче потом сопротивляться.

– А на практике получилось так, что вы, Дмитрий Александрович, самостоятельно прошли инициацию и стали одним из нас. Стали Иным. Светлым Иным. И как бы вы сами к этому ни относились, но объективно это накладывает на вас определённые обязательства.

– И каким же демонам потребуете поклониться? – нехорошо усмехнулся Дмитрий. Вот сейчас и наступит момент истины. Теоретические оккультные построения лишь маскируют практику. Антон мог наплести что угодно, но нужно-то ему нечто конкретное.

– Не паясничайте, – поморщился Антон. – Вы, уж извините, опустились сейчас ниже своего уровня. Теперь что касается дела. Любой Иной, проживающий в определённой местности, обязан иметь регистрацию в региональном Дозоре. Значит, вы должны получить московскую регистрацию.

– Штамп в паспорте не годится?

– Не годится. Регистрация наносится магическим путём, встраивается в вашу ауру. Любой сотрудник Дозора считывает из неё информацию. Я, как сотрудник московского Ночного Дозора, могу произвести регистрацию прямо сейчас. А можете съездить к нам в офис и зарегистрироваться там. Далее, вы не должны пользоваться вашими новыми способностями по отношению к обычным людям. Не исцелять, не привораживать, не внушать мысли… ну и так далее. И наконец, третье. Вы только-только стали Иным. Вы ещё ничего, по сути, не умеете. Вы даже не способны отличить Иного от обычного человека. Значит, необходимо учиться. Это обязательно. Иначе… помните песенку о волшебнике-недоучке? Обучение тоже у нас в офисе проходит и занимает не менее года.

– Исключено! – Дмитрий сейчас говорил мягко, но эта мягкость была хорошо знакома его ученикам, доигравшимся до четвертных двоек. – Никакого магического воздействия. В христианстве на это – абсолютный запрет. То же касается и обучения магии. А вот второй пункт я вам обеспечу. Мне эти способности и даром не нужны, и применять их я вообще не собираюсь. Ни при каких обстоятельствах. Даю слово.

– Придётся вас огорчить. – Антон скопировал ту же металлическую мягкость. – Вашего слова совершенно недостаточно. Детский сад, ей-богу! Представьте, что вы в милиции просите поверить вам на слово. Поймите, вы обязаны пройти и регистрацию, и обучение. Лично я вам почему-то доверяю, но решаю не я. Есть Договор. Согласно Договору, все Иные должны иметь регистрацию. Независимо от их желания.

– Скажите, – задумчиво протянул Дмитрий, – а нельзя как-нибудь того… просто заблокировать эти мои «иные» способности? Вернуть меня в прежнее состояние?

– В прежнее состояние – никак, – сообщил Антон. – Это всё равно что затолкать новорождённого в утробу матери. Раз уж вы инициировались – то быть вам Иным, и никуда не денешься. А заблокировать способности можно. Но только по приговору суда Инквизиции, и опять же путём магического воздействия. Чему вы столь яростно противитесь. Получается замкнутый круг. А кроме того… Вспомните ту ночь… И подумайте, что бы случилось, будь вы простым человеком. Сколько там детей было? Сорок с чем-то? Подумайте, так ли уж вам не нужна магия?

– Что там было-то хоть, в лесу? – мрачно спросил Дмитрий. – Вы же небось наблюдали?

– Представьте себе, нет. – Антон неожиданно смутился. – Прошляпили мы, и крупно. Вернее, я прошляпил. Я же считаюсь вашим куратором… и действительно, надо было с момента первого разговора следить непрерывно. А я пустил на самотёк. Дал, что называется, дозреть клиенту. Короче, для нас всё случившееся тоже было неожиданностью. От шефа я уже комплименты получил.

– Кто там был-то хоть?

– Оборотень. Тёмный Иной. Зарегистрированный. Всё легально.

– Это что же, – поперхнулся Дмитрий, – если бы он детей задрал, тоже всё легально было? Это и есть ваш Договор в действии?

– Так он же и не задрал. Утверждает, что просто погулять вышел. Это не запрещено. Более того, оборотню в полнолуние просто необходимо принять «второй облик». Иначе может тяжело заболеть. Другой вопрос, чтобы не тронул никого. И вот тут – полная неизвестность. Может, он правду говорит и просто побегал бы по лесу. А может, звериное начало и взыграло бы, и тогда действительно… парой детишек стало бы меньше. Как тут проверишь?

– Ну а случилось-то что? – Дмитрию действительно стало интересно.

– Вы его увидели, навоображали ужасов – и чисто интуитивно, на волне эмоционального накала, вошли в Сумрак. А там сразились с ним. Должен сказать, перспективы у вас очень хорошие. Для первого раза просто потрясающие. Короче говоря, вы его сильно повредили. Не убили, к счастью, но в норму он ещё очень не скоро придёт. Теперь Тёмные возмущаются, кричат о незаконном нападении и требуют сатисфакции. То есть права на равное по силе воздействие. Понимаете, какую кашу заварили по незнанию? Теперь дело будет разбираться в Инквизиции. Формальная зацепка у нас есть – инициация совпала с происшествием, и можно доказать, что на тот момент Ночной Дозор за вас ещё не отвечал. Скорее всего, докажем. Но это хороший пример. Учиться надо, Дмитрий Александрович.

– И что же надо было делать?

– Элементарно, – разъяснил Антон. – Иной считал бы из ауры его персональные данные. Поинтересовался бы целями. После чего оборотню действительно оставалось бы только прыгать при луне. Зачем ему свидетели преступления?

– Что за зверь-то хоть?

– О! – воздел палец Антон. – Редкий случай. Давно вымершая тварь. Гигантская гиена. Водилась в северной Африке несколько тысячелетий назад. Чаще всего оборотни – это волки, медведи. Реже – кошачьи. Иногда и ящеры попадаются. Вам повезло, что оборотень был неопытным. Совсем молодой, инициирован год назад.

– А те мужики, что у костра сидели?

– Тоже Тёмные. Старшие товарищи. Кстати, они бы, наверное, и остановили парнишку, вздумай он полакомиться человечинкой. Зачем им в нарушение влипать? Тёмные, конечно, гуляют сами по себе, но при разборе эти бы под раздачу угодили. Да они и так от начальства своего огребут. Что прозевали ваше появление. Увлеклись «активным отдыхом». Ладно, это лирика, давайте к делу. Начинаем процедуру регистрации?

– Я же сказал – исключено, – бесцветным голосом возразил Дмитрий. – Мне нечего добавить к сказанному. И для меня нет особой разницы, кто вы – бес, колдун, разработчик психотронного оружия или ещё какой фрукт. Главное – мы с вами по разные стороны.

7
{"b":"55","o":1}