ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что угодно господину?

– Сладостей, свежего чая и бутылку сливового вина для моих гостей.

Олдер кинул тяжелую имперскую серебряную монету и отвернулся. Посетив Забережье несчетное количество раз, он так и не мог привыкнуть к местным обычаям, казавшимися варварскими и нелепыми любому жителю Империи. Девушка разносчица была закутана в покрывало, скрывающее ее лицо, еще на ней была надета короткая до неприличия юбочка, оставляя открытым все остальное. Не зря в городах метрополии жителей дальнего Полдня считали распутными сумасшедшими, хотя в местном климате такая одежда уже не казалась безумной. Впрочем, в открытой пустыне и мужчины и женщины носили плотные цветастые накидки, хорошо защищающие от вездесущего песка.

Свет в дверном проеме на мгновение померк, и Олдер заметил входящего в гостиницу Фабула и семенящего за ним Бинго. На генерале была надета свободная рубаха местного покроя и широкие штаны. Если бы не бледная по сравнению с аборигенами кожа и длинный меч у пояса вместо легкой рапиры, его можно было бы принять за жителя Забережья. Фабул, ловко поджав ноги, сел рядом с магом, а мгновение спустя на подушки в полном изнеможении рухнул полурослик:

– Проклятый песок! Как они живут в таком месте?

– Привыкли, и ты привыкнешь. – Фабул отстегнул меч и, по обычаю наханаров – рейдеров пустыни, – положил его у своих ног.

– Только не я! – Бинго приподнялся на локтях и снова рухнул.

– Ну а коли не привыкнешь, то потерпишь. Не вечно же нам здесь торчать и искать Рендала! – Олдер принял из рук разносчицы чай и отхлебнул из пиалы.

– Может, и не вечно, но долго – это точно. – Фабул откупорил бутылку и налил себе с Бинго. – Он, оказывается, вполне знаменитая в этих местах личность и при этом в бегах.

– Мда-а-а. – Олдер угрюмо посмотрел в пиалу. – Что наш бард натворил в этот раз?

– Ты не поверишь, – Фабул отхлебнул вина, – этот прохвост – наипервейший мошенник! Он обманул многих местных торговцев.

– Здесь, где духи пустыни… – У мага брови изогнулись дугой от удивления.

– Именно. Местный народ привык, что никто не нарушает устных договоров, а иностранные глупцы, что не знакомы с местными обычаями, учат это на своей шкуре, причем хорошо подсушенной. Так вот, наш Рендал научился составлять такие договоры, в которых можно воспользоваться разночтением и облапошить любого, а если припомнить его красноречие и способность убеждать людей… Короче, духи его не трогают, а вот местное купечество наконец-то решило принять меры и назначило цену за его голову. Как за убийцу наханара! К тому же он отказал какой-то местной девице во время Сезона Дождя, так что теперь за ним охотится еще и оскорбленный клан Тет! Точно известно, что Рендал не подался в Империю, где его уже поджидали на границе. Люди думают, что он скрывается где-то в пустыне, причем закрывшись от магического слежения.

– Та-а-ак, понятно, – протянул маг, – никак не мог представить себе таких выкрутасов от нашего Рендала. Ну, там похабные песенки петь про старину Трира или засиживаться с какими-то странными личностями, выясняя подробности привычек питания троглодитов, – это в его духе. Но мошенничество? Ну, хотя бы какие-нибудь зацепки есть, где его искать?

– Да как сказать… – Фабул тоскливо посмотрел в потолок. – В связи с наступающим Сезоном Дождей здесь ни с кем толком поговорить не удалось. Все только и готовятся к празднованию и к правлению женщин.

– За себя и говори. – Бинго наконец-то сел прямо. – Я тут связался с кое-какими деловыми партнерами… Они люди серьезные, до вечера обещали дать знать, где Рендал может находиться. Если вообще кто-либо знает. – Бинго перешел на язык ледовых варваров, на котором свободно изъяснялись его друзья, но вряд ли кто еще в гостинице. – Меня местные обычаи уже порядком утомили. Полуголые красотки, сезоны всякие, понимаешь… Варвары!

– Это мы для них варвары, мастер Бинго, – Фабул потрепал полурослика по голове, – а на самом деле их обычаи вполне разумны.

– Шутишь, что ли? – Бинго недоуменно посмотрел на генерала. – Да ведь они же сами своим бесстыдным видом привлекают к себе нехороших людей!

– Не думаю, что какой-нибудь насильник проживет в этих краях дольше минуты. Здесь сама земля защищает своих дочерей от всякого сброда. Думаешь кому-нибудь хочется стать жертвой духа земли? Жаль, что местные женщины забывают, что такой защиты у них нет за пределами их благословенной страны. Было дело, я как-то выручил одну…

– Ну а сезоны их дурацкие? – Бинго бесцеремонно прервал монолог Фабула.

– Это действительно странный обычай, – согласился Фабул.

– Ничего странного, – Олдер посмотрел на вход, где заколыхалась занавеска. – Женщины два раза в году переходят на две недели из подчиненного положения в правящее и выбирают себе мужей. Оазисы здесь расположены далеко друг от друга, путешествовать небезопасно, а к тому же во время больших дождей лучше всего зачинать детей.

– О, славная Владычица Очага! Ну не варвары ли? – Бинго только махнул рукой. – Мне их не понять.

– И не надо! Главное, не отказывай местным леди во время Сезона Дождя – это оскорбление целого клана! – сиплый голос на Имперском без малейшего акцента произнес откуда-то сверху.

Бинго вздрогнул и резко вскочил на ноги. Прислонившись к перегородке, на него насмешливо смотрел огромный человек. Про таких говорят, что их предки грешили с гигантами. Светлая кожа и пшеничная копна волос недвусмысленно говорили, что этот человек прибыл сюда с полночных земель Империи.

– А ты кто такой? – Бинго уже пришел в себя и внимательно разглядывал незнакомца.

– Торговец, звать меня Apг. Вот услышал родную речь и подошел посмотреть на соплеменников. Извиняюсь, если помешал.

С этими словами Apг кивнул головой и шагнул за перегородку. Друзья переглянулись. Поверить, что этот парень был простым торговцем, мог бы только Деревенский дурак. Все в этом человеке говорило о том, что он опасен и чрезвычайно силен. Та ловкость, с которой он подкрался, и та грация, с которой он удалился, выдавали в нем отличного воина и следопыта. Фабул сделал незаметный знак рукой, а вслух сказал на Имперском:

– Не стоило тебе, Бинго, обсуждать местные обычаи, а то тебя могут неправильно понять. – Одновременно руки генерала, скрытые от посторонних его широкой спиной, задвигались в странном ритме, складываясь в слова тайной речи, понятной во всем мире только его друзьям: «Кто это, кто-нибудь знает?»

– Хорошо, хорошо. Да кто же знает все эти обычаи? Я их по незнанию могу нарушить. – Бинго тоже включился в двойной разговор: «Я его не знаю, но он точно опасен. Что ему нужно?»

– Ну, кое-что тебе знать положено было бы, ведь ты не в первый раз здесь! Например, мужчинам, кроме близких родственников, нельзя видеть лица женщин помимо Сезона Дождя. – Олдер присоединился к своим товарищам: «Очевидно, что он имеет какое-то отношение к нам, и дал понять, что он про нас знает. Есть ли соображения, зачем он это сделал?»

– А в Сезон Дождя, что начнется в ближайшую неделю, женщинам перечить нельзя ни в чем, но и не соглашайся с ними напрямую, учитывая, как здесь обходятся с клятвопреступниками. – Фабул слегка подмигнул Бинго: «Я, кажется, догадался, кто это. Судя по всему, он – наемник, ищет Рендала и почуял в нас конкурентов».

– Учту, больше не попаду в глупое положение. – Бинго бросил взгляд на перегородку, где скрылся Apг: «Мне за ним последить?»

– Или вот еще одно местное правило: никогда не выходи из дома, когда солнце уже коснулось горизонта, но еще не скрылось полностью. – Олдер отправил булочку себе в рот и просигналил: «Нет времени. Лучше свяжись со своими торговцами. Когда начнутся дожди – нам будет трудно путешествовать».

– Ладно, я прогуляюсь. – Бинго встал на ноги, кивнул Олдеру и юркнул наружу.

– Что нам остается делать? – Олдер пожал плечами. – Будем ждать и пить чай.

Уже ближе к вечеру, когда солнце опустилось за кромку далеких гор и в гостинице служанки зажгли большие глиняные плошки с ароматным маслом, в комнату Олдера проскользнул запыхавшийся Бинго. Полурослик тут же повалился в кресло и, отдышавшись, поднял большой палец вверх. Фабул повернулся к Бинго:

10
{"b":"550","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ловушка для орла
Неделя на Манхэттене
Нежданное счастье
Жених-незнакомец
Наследник для императора
Самый желанный мужчина
Рыцарь ордена НКВД
Кнопка Власти. Sex. Addict. #Признания манипулятора
Земное притяжение