ЛитМир - Электронная Библиотека

– Каким оружием владеете? Мне нужен не только приличный мечник, но и стрелок, владеющий имперским языком.

Среди потенциальных наемников пронесся вздох разочарования, и перед магом осталось стоять четверо: высокий светловолосый детина с прямым мечом на поясе, тощий наханар, закутанный в пестрый пустынный балахон, высокий меднокожий эльф с огромным луком за спиной и Фабул в обличье аборигена. Олдер еще раз посмотрел оценивающим взглядом на воинов и обратился к своему спутнику:

– Достопочтенный Менех, как ты думаешь, кто из этих четырех достоин сопровождать нас?

Проводник медленно обвел взглядом четверых наемников и показал на детину:

– Этот сможет легко носить наш багаж и выглядит опытным воином. Не сомневайтесь, мастер, о его репутации пустынного воина я тоже знаю.

Олдер чуть заметно нахмурился:

– Сейчас мы это проверим. Ты и ты! – Маг махнул рукой светловолосому и эльфу. – Покажите на мечах, на что вы способны, но не увлекайтесь. Бой идет до первой крови!

Верзила усмехнулся, выхватил меч и принял боевую стойку, водя свое оружие перед собой лезвием вниз. Эльф молча скинул лук и обнажил ятаган. Светловолосый, не говоря ни слова, с удивительной прытью для такого огромного тела ринулся вперед. Эльфийский воин еле успел отступить, пропуская серебристое лезвие, и тут же ответил резким выпадом своего кривого клинка. Детина тоже оказался на высоте, парируя удар гардой меча. Однако эльф и не думал ослаблять натиск, пару раз наотмашь полоснув ятаганом своего оппонента, но светловолосый каждый раз ускользал, казалось бы, от верного удара, принимая его на лезвие своего оружия. Толпа взревела. К этому моменту весь народ на площади окружил сражающихся наемников, делая ставки и подбадривая воинов криками. Даже базарные стражники оставили свой пост у входа на торжище и с азартом обсуждали технику фехтования, время от времени цокая языком и вскидывая руки. Наконец эльф снизил напор, и его противник ринулся в контратаку. Первым же ударом детина подцепил ятаган и откинул его в сторону, а второй удар пришелся на незащищенную руку эльфа, которая окрасилась в багровый цвет. Болельщики дружно завопили, и деньги принялись менять своих хозяев. Эльфийский воин зашипел от боли, молча развернулся и, подобрав лук, метнулся к выходу. Верзила поднял свой меч вверх и с вызовом посмотрел на оставшихся конкурентов. Маг повернулся к ним и сказал:

– Посмотрим, какие вы стрелки. Тарзиус секану!

Олдер вытянул руку в сторону одного из навесов, и из-за прилавка вылетел небольшой мандарин, который маг водрузил на кромку тента шагах в пятидесяти от себя. Хозяин лотка было открыл рот, но медная монета, ловко брошенная магом, быстро уладила все вопросы.

– Попадите в мандарин с первой попытки.

Наханар затянул нараспев «Иххалаими исахар!» и метнул боевой нож. Бросок был хорош, но лезвие было все же слишком тяжело для такого расстояния. Нож воткнулся в основание тента, локтя на два ниже мандарина. Пустынный житель выругался и скрипучим голосом произнес:

– Слишком далеко, мастер, в него нельзя попасть с такого расстояния ножом.

– Посмотрим. – Олдер кивнул Фабулу.

Генерал подошел к магу, доставая из-за пояса узкий, но легкий стилет. Такое оружие было не частым гостем в здешних краях, и бывалые воины зашептались между собой. Наханар ухмыльнулся: стилет – это оружие ближнего боя, плохо сбалансированное для метания. Фабул положил узкое лезвие к себе в ладонь, размахнулся и метнул клинок. Бросок не был полностью успешным, стилет лишь задел плод, но маг кивком одобрил генерала, а его соперник побагровел и принялся протискиваться в толпе, осыпаемый градом насмешек.

Светловолосый детина с интересом оглядел Фабула:

– Мастер, позвольте мне показать вам, что я не хуже него метаю ножи и уж точно смогу справиться на мечах с этим… – Он запнулся и с насмешкой продолжил: – Недоноском.

– Думаешь? – Олдер задумчиво поглядел на него.

– Не тратьте свое время, мастер, куда ему выстоять против такого славного воина. У этого парня славная репутация, а вон того пришельца, – проводник указал на Фабула, – я вообще в первый раз вижу.

– По большому счету они мне оба неизвестны. Зачем подвергать сомнению честь воинов? Клятву Службы хранят духи пустыни, она священна. А если этот парень настолько умел, то пусть докажет это честной сталью. – Олдер махнул рукой и добавил: – До первой крови.

Верзила коротко кивнул и двинулся на Фабула. Генерал поклонился Олдеру и поднял свой меч. Снадобье мага изменило не только внешность Фабула, но и обличье его легендарного оружия. Теперь клинок выглядел как облегченный и ничем не примечательный наханарский меч, больше похожий на рапиру, чем на оружие северян. Светловолосый сделал резкий выпад и обрушил на Фабула страшный удар, способный сбить противника с ног или. по крайней мере, заставить его попятиться, но генерал был далеко не новичком. Фабул качнулся в сторону, пропуская атаку мимо себя. Конечно, генерал мог сбить спесь с высокомерного наемника одной-единственной атакой, но это не входило в его планы. Откуда у безвестного пустынного рейдера такое умение в фехтовании? Фабул скинул с себя плащ, намотал его на руку и вновь принял стойку, опустив свой меч лезвием вниз.

– Думаешь, тебе это поможет? – детина ухмыльнулся и, описав полукруг, вновь бросился на противника.

Фабул резко крутанул вокруг себя свое нехитрое оружие, ловко отражая многочисленные выпады верзилы. Звон клинка о клинок на миг перекрыл гул возбужденной толпы. Генерал в ответ сделал пару выпадов своим оружием, проверяя защиту оппонента. Как он и думал, детина был силен, но неопытен. Если бы не правила маскировки, бой мог бы закончиться даже не начавшись. Наемник наконец-то вышел из себя. Его атаки стали еще более прямолинейными, глаза налились кровью, а из глотки послышалось утробное рычание. «Да ведь он берсеркер!», – с тревогой подумал Фабул и решил, что пора останавливать спектакль, пока бой не зашел слишком далеко. Генерал в ответ на очередной выпад светловолосого махнул намотанным на руку плащом, отводя в сторону оружие противника, и быстрым движением своего клинка обагрил кровью незащищенное плечо верзилы. Толпа завопила, Фабул шагнул в сторону, коротко поклонившись Олдеру.

– Это нечестно! Ты жульничал, пустынная крыса! – Проигравший наемник зарычал и вновь бросился на генерала.

На губах детины проступила пена, а в глазах читалась жажда убийства. Фабул не был готов к такому повороту событий, и лезвие пронзило его незащищенное предплечье. На мгновение над площадью повисла тишина, так что стали слышны отдаленные призывы базарных зазывал, а затем толпа разгневанно взревела. Генерал, сморщившись от боли, поднял свой клинок. Его взгляд не предвещал берсеркеру ничего хорошего.

– Стоило бы тебе знать, надменный имперец, что среди наханаров считается за честь быть названным крысой пустыни. – Фабул произнес эту фразу на наречии Забережья.

Зрители в ответ завопили еще больше, многие схватились за оружие, но рисковать своей шеей не рискнул никто. Генерал хладнокровно принял на свой меч удар берсеркера, подцепил лезвием гарду врага и, к неописуемому удивлению светловолосого, отправил его меч прямиком в толпу. Обезоруженный детина шагнул было вперед, но оружие Фабула уперлось ему в горло:

– Ты проиграл в честной схватке, это теперь моя работа, чужестранец.

Берсеркер промычал что-то нечленораздельное и бросился прочь за своим оружием.

– Ты произвел на меня впечатление, почтенный. – Олдер был, как всегда, на высоте. – Считай, что ты принят на работу. Как твое имя?

– Сугутур, мастер.

– Меня зовут Олдер, а это мой проводник Менех. Мы отправляемся в путь прямо сейчас. Нужно ли тебе время собраться?

– Пустынная крыса, – в голосе «Сугутура» была слышна нескрываемая гордость, – носит все, что необходимо, прямо на себе. Я готов.

– Вот и хорошо. Тогда я жду от тебя клятвы наемника.

Фабул вынул из ножен меч и положил его к ногам мага, повернулся к солнцу и произнес:

12
{"b":"550","o":1}