ЛитМир - Электронная Библиотека

На исходе второй недели Лестер наконец-то сумел перехватить Фабула, когда тот в одиночку возвращался с тренировки:

– Я понимаю, что у тебя на душе нелегко, но нам все же следует переговорить.

– Да о чем тут разговаривать? Вся наша надежда сейчас лежит на Олдере и его способности разобраться в словах Медноликого.

– Это конечно так, но я думаю, что нам все же стоит обсудить сложившуюся ситуацию с остальными.

– Не думаю, что это чем-то поможет, кроме усиления чувства всеобщего уныния, но если ты настаиваешь… через полчаса у меня в кабинете.

Лестер кивнул и поспешил наружу, поплотнее кутаясь в плащ, осень уже поворачивала к зиме.

В кабинете Фабула камин, как всегда, был натоплен так сильно, что привыкший к прохладе леса Альберан приоткрыл окно. Снаружи уже опустилась тьма. Первый снежок, который начал падать уже несколько часов назад, смог покрыть грязь внутреннего дворика. Его девственная белизна то тут, то там пересекалась цепочками солдатских следов, но в целом снег навевал умиротворение, вместо унылой безнадежности постоянной мороси. Настроение Фабула тем не менее так и не изменилось, оставаясь мрачным и угрюмым. Пока Полуденные Рыцари потихоньку собирались в кабинете, Лестер внимательно изучал лицо своего друга. Жрецу не нравилось духорасположение Фабула, но у него самого внутри тоже сидел червь безысходности, который и не думал уползать в свою нору, несмотря на героическое приложение силы воли со стороны Лестера. Последним пришел Бинго. Он, не говоря ни слова, рухнул в кресло у камина и вопросительно уставился на Фабула.

– Все вопросы к нему, – мрачно ответил генерал, кивком головы указав на жреца.

Лестер обвел взглядом друзей:

– Сперва о новостях. Олдер прислал весточку, что он возвращается к нам через неделю, причем с гостем. Других подробностей не сообщил, но по тону послания я понял, что дело сдвинулось с мертвой точки.

– Как понимаю, это хорошая новость. – Трир прочистил горло. – А как насчет плохой?

– Не знаю, новость ли это, но мне кажется, что наши юные друзья тоже на ниточках неведомого Кукловода. – Лестер обвел комнату взглядом, ожидая реакции.

Никто не проявил особого удивления, еще раз подтвердив избитую истину, что, если хочешь дать знать о чем-то всем Полуденным Рыцарям, надо поговорить с Анналитой. Жрец в упор посмотрел на девушку, которая ради важности разговора даже приняла телесный образ:

– Надеюсь то, что вытекает из этого, вам тоже известно?

– В общих чертах, – ответил за всех Дриф, – а что мы с этим можем поделать?

– Вот это я и хотел обсудить. – В голосе Лестера прорезались властные нотки. – Наилучшим решением было бы нанести визит Кукловоду, но над этим и так работает Олдер. У меня возник вопрос, не стоит ли посвятить в детали происходящего наших молодых друзей из Компании сломанного клинка?

– Не думаю. – Трир отрицательно замотал головой. – Думаешь, легко жить со знанием того, что от тебя ничего не зависит и ты должен подчиняться слепой воле неведомого мастера?

– Я согласен с Триром, – вступил в разговор Альберан, – хотя меня больше волнует другое. Зная Меликанта и Алиастра, мне сдается, что они тоже бросят все и начнут поиски Кукловода, а ему определенно не понравится такое времяпрепровождение. Компания сломанного клинка в настоящее время занята, в отличие от нас, некоей важной миссией, поэтому если они от нее попытаются отклониться, то у них ничего не получится. Как у Дрифа.

– Не говоря уже, – добавил Фабул, – что от этой миссии, возможно, зависит судьба Империи, и не только. В прошлый раз с нашей помощью Полночный Слуга был остановлен, а сейчас? Что случилось бы, если бы нас тогда не было?

– Империя бы не устояла, – без лишней скромности отчеканил Альберан. – Так, может, нам самим стоит заняться этой проблемой и не доводить ее до очередной резни? – Принц, сверкая глазами, обвел комнату. – Мы же намного могущественнее этих ребят!

– Остается вопрос, как на это посмотрит Кукловод. – Бинго налил бренди в свой походный кубок и протянул флягу сидящему рядом Лестеру, но тот лишь поморщился. – Могу поспорить, что Компания сломанного клинка сможет справиться не хуже нас. Мы же в свое время справились! Им, как и нам, будет помогать сам Кукловод, я в этом уверен.

– Но мы же гораздо более подготовлены! – Альберан гневно посмотрел на полурослика.

– А ты никогда не задумывался, почему наши учителя никогда не делали ничего вместо нас, учитель? – Фабул сделал ударение на последнем слове, заставив осечься полуэльфа. – Если ты помнишь, у них внезапно возникали различные проблемы, начиная от нападения гигантов на Малагар и заканчивая заболевшими близкими людьми. Ты хочешь, чтобы у тебя кто-то заболел?

Альберан резко побледнел, а Анналита добавила:

– Верно подметил, нам-то рисковать нечем, а вот Альберану…

– Но все-таки Грегору стоит сказать, что на самом деле происходит. – Лестер принял решение. – Он ответствен, да и слово паладина многое значит. Я поговорю с ним завтра и попрошу…

– Не утруждай себя, – тихо произнес Дриф. – Я уже пробовал.

– Ты? Когда? – Все загалдели разом.

– На самом деле я так ничего и не сказал. – Дриф уставился в пол. – Не смог…

– Неужели у такого прожженного циника, как ты, заиграла совесть? – Трир посмотрел на стрелка.

– Да пошел ты… – невыразительно ругнулся Дриф. – Не смог сказать потому, что не смог. Как с моей попыткой остаться в стороне от всяких Кукловодов.

– Ах вот в чем дело… – протянул гном и задумался.

– Я пытался несколько раз объяснить эльфам, что происходит. В первый раз меня перебил подоспевший посыльный от Фабула, и я подумал, что это случайность. Когда во второй раз меня отвлекло упавшее с палисада бревно, я насторожился, а когда в третий раз я просто забыл поговорить о том, о чем собирался, я почти уверился, что мне этого вообще не удастся. Слишком свежи воспоминания бегства с порубежья… Во время последней моей попытки я решил игнорировать все происходящее вокруг меня, будь это хоть конец света, а про себя повторял как заклятие: «Поговорить с эльфами», однако даже это не помогло. Дойдя до Алиастра и открыв рот, я понял, что не могу сказать ни слова. Я все прекрасно понимал, но ничего поделать не мог, чем несказанно перепугал братьев. Пришлось срочно сослаться на то, что я забыл запасную тетиву, и вернуться к себе. Вот после этого мне и кажется, что у Лестера нет никаких шансов предупредить Грегора.

– М-да… – протянул жрец, – все серьезнее, чем я думал. Нас контролируют постоянно!

– Надеюсь, что нет, – Бинго помотал головой, – иначе мы бы не вели здесь таких разговоров, а забыли бы о существовании Кукловода сразу после любой мысли о нем.

– Внушает определенную надежду. – Фабул облегченно вздохнул. – Значит, у Олдера все же есть некий шанс… – Впервые за много дней настроение генерала слегка улучшилось.

– Мне кажется, – продолжил полурослик, – что основное внимание Кукловода сконцентрировано на Компании сломанного клинка, так что, пока мы не вмешиваемся в их дела напрямую, можно успокоиться. Воля кукловода, как я полагаю, собрала всех нас здесь лишь для того, чтобы мы подготовили ребят к их нелегкому заданию – остановить махинации Черных Вдов, если это вообще они стоят за всем творящимся безобразием.

– Что же, нам просто игнорировать наступление Толтилхейма номер два? – Альберан в ужасе переводил взгляд с Фабула на Бинго. – Вы хоть понимаете, где располагается ближайший выход из подгорных владений Черных Вдов? Куда придется первый удар?

– Лунный лес… – Фабул отвел взгляд.

– Надо что-то делать, – Анналита с пониманием посмотрела на поникшего принца. – Хочу напомнить, что исконные враги Темных, или Шарсун, как их называют обитатели Лунного леса, это именно эльфы.

– Есть идея. – Все развернулись в сторону Дрифа. – Мы не можем сопровождать Компании сломанного клинка, но мы можем послать с ними одного из нас. Помните, учитель Калисмус часто сопровождал нас на миссии.

26
{"b":"550","o":1}