ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мы будем первыми! – Дриф уже натягивал серебристую стрелу, переливающуюся внутренним светом.

– Да вы что, одурели? – Трир попытался ринуться между магом и стрелком, но споткнулся и полетел кубарем, уткнувшись своей бородой в конце полета прямо в сапоги Рендала. Выплюнув грязную воду, гном поднял глаза на барда. Рендал не мог сдержать смеха, рассматривая стоящего на карачках Трира, отчего взор тана на миг помутился:

– Смеяться вздумал?

Гном потянулся к секире, грозя снести одним взмахом голову насмешнику, отчего бард поперхнулся и попятился. На миг над болотом повисла зловещая тишина, а потом Лестер громко закричал:

– Праведный судья, останови это безумие!

От фигуры жреца потек желтоватый свет, на мгновение разогнавший даже вечный сумрак тумана. Подняв руки к небесам, Лестер излучал умиротворение, которое смогло погасить боевое безумие, охватившее Полуденных Рыцарей.

– Извини, Олдер, не знаю, что на меня нашло… – Бинго потупил взгляд.

Маг, встряхнув головой, уставился куда-то во мглу и воскликнул:

– Ах, вот оно что!

Олдер заскользил вперед, слегка задевая кусты полами своей хламиды.

– Ты куда? – Фабул ринулся следом. – Тут что-то нечисто!

– Вот что нечисто! – Маг засветил навершие своего посоха, и рядом с ним из тумана проступил покрытый замысловатыми письменами столб. – Эта штука не зря здесь стоит, именно она сводила нас с ума! Я полагаю, это именно то, что заставило искателей Оракула сложить здесь свои головы. – С этими словами Олдер поддел мыском сапога покрытый мхом человеческий череп. – Будьте осторожны!

Остаток дня друзья прошли молча, боясь даже начинать разговор, но к вечеру земля стала посуше, а гнуса поменьше, так что даже у мрачного Дрифа заметно улучшилось настроение.

– Слушайте, а давайте не будем дальше никуда идти, а заночуем прямо здесь! – Бинго указал на скальный выступ впереди. – Место сухое, да и спиной можно прижаться к камням, если что. Как вам идея?

– Идея, конечно, неплохая… – Фабул с сомнением посмотрел вверх, где за вечной пеленой тумана где-то скрывалось далекое солнце, – но день еще не кончился, можно пройти еще пару миль.

– Да брось ты! – Трир с одобрением оглядел скалу. – Добрый камень – большая редкость в этих гиблых местах!

– Вот это-то мне и не нравится… – Олдер задумчиво осмотрел камень.

– Да здесь все не нравится, – Дриф осмотрелся по сторонам, – зато более сухого места все равно не найдешь. Рендал?

– Я за привал. – Бард явно устал, и долгожданная передышка не могла не радовать натруженные ноги.

– Я тоже не против ночевки на твердой почве. – Лестер оперся о небольшой кустик и, как бы извиняясь, добавил: – Давно я не путешествовал по болотам, отвык.

– Хорошо, заночуем здесь. – Фабул пожал плечами и двинулся вперед.

Остальные Полуденные Рыцари поплелись за ним, лишь Олдер остался стоять на месте, с сомнением разглядывая одинокий уступ впереди.

– Что это под ногами хрустит? – Бинго обогнал Фабула и был уже вблизи утеса.

– А это – кости от моего предыдущего обеда. – Скрипучий бас раздался откуда-то сверху.

Полуденные Рыцари замерли там, где стояли, уставившись на вершину одинокого камня. Там, среди клоков тумана, расправлял крылья могучий дракон. Его черная как смоль шкура местами была покрыта запекшейся грязью, а огромные кривые рога обрамляли чудовищного размера пасть. Прежде чем кто-либо успел среагировать, дракон захохотал:

– Вам оказана большая честь, двуногие, стать украшением ужина самого Даргара!

С этими словами дракон обнажил свои зубы и выплюнул струю зеленовато-черной жижи. Бинго успел сгруппироваться и прыгнуть в сторону, а вот Фабул и ковыляющий за ним Трир приняли удар на себя. Жидкость не просто обжигала, она разъедала плоть до костей. Камни, на которые упала черная жижа, задымились и поплыли под ногами. Даже такие видавшие виды бывалые воины, как Фабул и Трир, не смогли сдержать крика. В следующий момент дракон прыгнул вперед, намереваясь разорвать на части своих обожженных врагов, но это оказалось совсем не простой задачей. Дриф очнулся первым, и его стрелы впились в бок Даргару, на лету зажигаясь колдовским пламенем. Трир, превозмогая боль, успел поднять секиру и встретить противника во всеоружии. Первый удар пришелся по шее, оставив внушительных размеров рану, из которой полилась густая драконья кровь. Ободренный успехом гном еще пару раз рубанул в то же место, но на этот раз оружие Трира лишь скользнуло по крепкой как камень чешуе. Фабул тоже не остался в стороне, и его меч с размаху вспорол бок гигантской твари. Используя момент, генерал нанес еще один успешный удар по когтистой лапе. Дракон взвыл:

– Я пережил сотни битв с такими, как вы, червяки!

Его чудовищных размеров пасть сомкнулась на Трире, однако адамантиновые доспехи гнома были сделаны на совесть и не поддались драконьим клыкам. Фабулу пришлось совсем несладко, когда огромные когти располосовали ему грудь. Анналита пронзительно закричала и ринулась на помощь мужу. Ее нематериальное тело легко проскользнуло между лап дракона, а метнувшееся навстречу крыло так и не стало преградой.

– Леди Удачи, услышь свою жрицу, даруй исцеление Фабулу!

Синеватое пламя перекинулось с рук призрака на тело генерала, и его раны закрылись сами собой. Лестер тоже не терял времени даром. В два прыжка достигнув Трира, он успел прикоснуться к гному, исцелив его ожоги. Тем временем Олдер, вытянув руку, воскликнул:

– Арстинаус капитус!

Яркая молния сорвалась с кончиков пальцев мага и, испепелив на своем пути одинокий куст, ударила дракона в бок, но так и не смогла причинить ему никакого вреда.

– Проклятие! Он устойчив к магии! – Досады мага не было пределов.

– Не падайте духом, друзья! – Чистый и звонкий голос Рендала разнесся по округе. Бард затянул песню о былых победах Полуденных Рыцарей, отчего на душе становилось гораздо легче, и ужас, исходящий от вида грозного дракона, отступал на задний план, сменяясь решительностью и надеждой.

Битва закипела не на жизнь, а на смерть. Даргара, который уже многие десятилетия не встречал достойных противников, сгубила самонадеянность. Вместо того чтобы запрыгнуть обратно на скалу и поливать оттуда врагов своей ужасной слюной, он нанес несколько страшных ударов Фабулу, крылом сбил с ног подоспевшего Лестера и еще раз попытался проглотить гнома, располосовав ему весь правый бок. Тем не менее и его собственная шкура не осталась целой. Дриф продолжал, почти не промахиваясь, всаживать стрелу за стрелой, да и видавший виды лук Рендала время от времени находил изъяны в драконьей чешуе. Страшная секира Трира тоже не осталась без дела, оставив две глубокие раны на морде твари. Фабул, кривясь от боли, поднырнул под лапу дракона и вонзил лезвие в менее защищенное брюхо Даргара, еле успев отскочить от фонтана ядовитой крови, полившейся из раны. Дакон заревел, но на этот раз в его голосе не было и намека на презрение, но впервые послышался страх. Бинго попытался зайти сзади, но Даргар был опытным противником. Его огромный хвост пришел в движение, отправив незадачливого полурослика кубарем в болото.

– Инферниус крамисус! – Маг еще раз метнул заклятие во врага. На этот раз результат превзошел всякие ожидания. Огненный шар взорвался на спине твари, оставив за собой чудовищный ожог. Как бы вслед за ним, повинуясь молитвам жрецов, с неба потекли столбы жидкого пламени, опаляя божественным огнем черную чешую дракона. Даргар завыл и еще раз плюнул кислотой. Почти весь заряд пришелся на грудь Триру, хотя досталось и Фабулу с Лестером. Даже чудесные доспехи не смогли спасти гнома, и он повалился набок, выпустив секиру из ослабевших рук. Генерал покачнулся, но устоял. Анналита охнула, увидев тяжелораненого мужа. Ее молитвы, обращенные к Владычице Судьбы, смогли затянуть отвратительный ожог на плече Фабула, однако следы от гигантских когтей продолжали кровоточить.

Дракон слабел, но вид поверженного противника вновь воодушевил древнюю тварь. Даргар повернулся к Фабулу.

29
{"b":"550","o":1}