1
2
3
...
30
31
32
...
103

Первое впечатление оказалось обманчивым. Шагнув из вечного сумрака болотного тумана в ярко освещенное помещение, Полуденные Рыцари на мгновение ослепли, а когда глаза привыкли к свету, они обнаружили себя стоящими в сверкающей белизной пустоте. Бинго от неожиданности пошатнулся, а Дриф потянул из-за спины лук. Вокруг друзей ничего не было, абсолютно ничего, лишь пустота, заполненная серебристым свечением, да белая поверхность под ногами. Олдер резко оглянулся, но вместо входа его взгляд встретил то же самое свечение.

– Что за шутки? – Трир завертел головой.

– Уважаемый… – Лестер замялся.

– Извиняюсь за то, что не предупредил вас заранее, – знакомый голос заполнил пустое пространство. – Мое жилище имеет довольно странный вид. Впрочем, если вас это не устраивает, я могу создать для вас иллюзию моего телесного присутствия.

Часть светящейся субстанции шагах в десяти от Полуденных Рыцарей стала более плотной, и оттуда шагнул мужчина неопределенных лет, одетый в просторную хламиду. Он отвесил неторопливый поклон:

– Меня знают в вашем мире под именем Оракул. В других мирах я ношу иные имена, но это не суть важно. Прошу садиться. – Оракул протянул руку, и у Полуденных Рыцарей за спинами сгустился туман, оставив за собой невысокие стулья странной формы. – Обычно своим собеседникам я создаю более привычную для них иллюзорную обстановку, но для вас, я полагаю, это не имеет значения.

Оракул сел на свой собственный стул, образовавшийся прямо под ним, и добавил:

– У вас накопилось множество вопросов, спрашивайте, я постараюсь ответить на них.

Друзья с опаской устроились на стульях, которые оказались на редкость удобными. Трир хмыкнул, проверяя на прочность с виду хлипкое сидение, но все же взгромоздился и тут же откинулся на спинку. Пока остальные собирались с мыслями, Рендал первым задал терзавший его вопрос:

– Так, значит, в основе третьего испытания лежало наше терпение?

– Нет. Не было никакого третьего испытания.

– Как не было?

– Да так, как, впрочем, ни первого, ни второго.

– А как же менгиры, дракон?..

– Менгиры были установлены много сотен лет назад Императором Гассием. Он тогда преследовал отступающих повстанцев до края Мосанских трясин, а затем приказал своим магам создать магический барьер по периметру, чтобы повстанцы не могли вернуться, а также чтобы будущие Императоры не думали о неприятностях, исходящих из этого негостеприимного края. В ответ на приказ своего повелителя заклинатели прошлого воздвигли обелиски раздора, раскидав их по болотам.

– А как же дракон? – Рендал никак не мог поверить, что никаких испытаний не было. – Он-то жил здесь чудовищное количество лет…

– Мое присутствие странным образом сказывается на обитателях трясин. Вот и старина Даргар сумел протянуть несколько тысяч лет, покуда не встретил достойных противников. Я-то его помню еще молодым и неопытным… Если честно, то мы бы могли встретиться гораздо раньше.

– Так почему вы сразу нам не показались? – сердито осведомился Дриф. – Мы тут столько времени трясину месили, чтобы с вами поговорить, а выходит, зазря?

– Не все так просто. Для того чтобы войти в контакт со мной, вам надо было этого захотеть, при этом ваше желание должно было основываться на насущной необходимости поговорить здесь и сейчас. Вот когда Лестер осознал это, я смог установить контакт и открыть вам дверь из вашего мира ко мне.

– Так мы уже не на Одероне? – Анналита удивленно подняла брови. Из-за постоянного свечения отсутствие у нее телесной формы почти не было заметно.

– Да, вы не дома. – Оракул развел руками. – То, что вы видите вокруг, – это всего лишь небольшой замкнутый мирок, откуда я наблюдаю за разворачивающимся бытием многих десятков миров, одним из которых и является ваш Одерон.

– А можно прямо спросить, – Фабул нахмурился, – зачем вам потребовалось вмешиваться в наши жизни, играть нашими судьбами?

– Я не вмешиваюсь напрямую ни в один из миров, что соприкасается с моим разумом. – Оракул отрицательно покачал головой. – Я всего лишь наблюдаю за ними. Это так интересно – созерцать саму жизнь.

– Но если это не вы, то кто? – Лестер непонимающе посмотрел на существо, сидящее перед ним. – В нашем мире нет никого, кто бы мог скрыться от всезнания Владык, кроме вас.

– Не хочу огорчать тебя, Лестер, но Владыки далеко не всеведущи.

Заметив выражение лиц Лестера и Анналиты, Оракул поспешно добавил:

– Они знают гораздо больше любых смертных, но многое скрыто и от них. В мирах нет ничего совершенного, но я думаю, что это и к лучшему. Чем бы занялись Владыки, если бы они знали абсолютно все? Им было бы не к чему стремиться. Однако могу вас заверить, что я не управляю вами. Я всего лишь наблюдаю, в том числе и за здесь присутствующими. Мне известно, что вами манипулирует некто, кого вы так метко назвали Кукловодом, его невидимые нити тянутся к вашим судьбам.

– Так что мы можем с этим поделать? – Лестер в упор посмотрел на Оракула. – У меня есть обет, который я не могу не исполнить.

– Я знаю. Медноликий дал тебе верный совет обратиться ко мне, но даже я могу только указать вам дорогу к источнику, но не сам источник, ибо в том мире я слеп.

– Значит, Кукловод проживает за пределами Одерона? – Олдер наклонился вперед. – Я так и думал! Неужели в Бездне?

– Нет. Бездна – всего лишь отражение вашего мира, как существуют отражения и иных миров. Кукловод живет в совершенно независимом от Одерона измерении. Я знаю дорогу в тот мир, но не могу смотреть в него. В том мире почти нет магии…

– Как такое может быть? – утверждение Оракула поставило Олдера в тупик.

– Поверь мне, может. Вернее, она там есть, но ее мало и ею трудно управлять. Именно поэтому мне ничего не известно о Кукловоде, да и том мире я знаю совсем немного.

– И что же нам делать? – Фабул вопросительно посмотрел на собеседника.

– Полагаю, вам предстоит нанести личный визит этому господину. Я открою вам дверь, а дальше вы будете предоставлены сами себе. Как я уже говорил мои возможности в том мире сильно ограничены.

– Как мы найдем его в неизвестном мире и как потом вернемся?

– Это не так сложно. Вы почувствуете внутреннюю тягу по направлению источника возмущения, то есть Кукловода. А вернетесь вы с помощью этого. – С этими словами Оракул из пустоты достал гладкий прозрачный камень зеленого цвета, внутри которого переливались россыпи магических огней.

– То, что вы видите перед собой, называется маголон. Это квинтэссенция магии Одерона, часть его живого тела. Для вас это будет связующим звеном с вашим миром. Для того чтобы вернуться, вам всего лишь надо прикоснуться к кристаллу и пожелать этого. Помните, что без кристалла вы навечно потеряете дорогу домой, так что храните его, как свои собственные души.

Оракул кинул кристалл Олдеру и добавил:

– А тебе он будет вдвойне полезен. Маголон не только связывает вас с Одероном, но и создает вокруг себя зону, где действует магия. Сфера его действия невелика, она зависит от многих факторов, но, по крайней мере, ее радиус не менее пары десятков ярдов. В этой же области будет поддерживаться связь жрецов с Владыками. Я позволил себе немного улучшить работу маголона, он вам даст знание языка того места, куда вы попадете.

Олдер зачарованно смотрел на магический камень. За всю свою долгую карьеру он ни разу не видел такого сокровища, только читал о нем в пыльных книгах Имперского либрариума. Маг наконец-то отвел взгляд и подошел к вопросу по существу:

– А уже примененная магия будет действовать при удалении от маголона?

– Будет, впрочем, мне неизвестно, насколько надежно. Вам нужно будет полагаться в первую очередь на ваш здравый смысл. Новый мир живет по иным законам, чем ваш собственный. – Оракул посмотрел на Анналиту. – Я не знаю, что произойдет с тобой, если кристалл будет далеко, так что постарайся не терять его из виду.

– Мне не дает покоя один вопрос. – Фабул посмотрел прямо на Оракула. – Почему вы нам помогаете? Вы же не вмешиваетесь в дела смертных, только наблюдаете.

31
{"b":"550","o":1}