ЛитМир - Электронная Библиотека

– Когда бандиты насилуют девочек, а молодые волчата бьют тех, кто им не понравился, – это полный беспорядок, – добавил жрец.

– Народные мстители, значит? – Угрюмый хищно осклабился. – Защитники униженных и оскорбленных?

– Можно сказать и так. – Лестер кивнул. – Главное, впрочем, не это. Всего зла не истребишь, но вот ты у нас в руках и ответишь за все и сразу.

– Белая стрела? – Угрюмый продолжал ухмыляться. – В Робин Гудов переоделись? Луков всяких понабрали? Думаете, меня кокнете и вам это с рук сойдет? Да вас найдут в момент! Вас и братва будет искать, и милиция, бэтманы недоделанные! Могу вам популярно объяснить, что с вами и вашими женами с детьми сделают мои люди, даже если меня в живых уже и не будет!

– Могу тебя расстроить, – Фабул перехватил инициативу в свои руки, – твой план нас запугать не сработает. Ты так ничего не понял? Тогда спроси себя сам – каким образом ты сейчас висишь на потолке? Что тебя там держит?

Эта мысль до этого как-то не посещала Угрюмого, и он на минуту замолчал. Хриплый голос продолжал надрываться о каких-то урках и лагерях. Наконец Угрюмый произнес:

– Понятия не имею, только роли это не играет. Подумаешь, одурманили меня какой-то дурью, я под кислотой и не такое видел!

Голос хозяина особняка перестал звучать нагло и Уверенно, все-таки какая-то мыслишка начала глодать его изнутри: действительно, как он очутился на потолке? Жрец тем временем строго посмотрел на Витька:

– Ну а ты, как думаешь, каким образом мы его там держим?

– Н-н-н-е знаю! – Витек дрожал от страха, стараясь не смотреть в глаза своему мучителю. От ужаса он обмочил штаны, но даже не заметил этого. В его глазах опять стоял чудовищный огонь, полившийся на брата с неба в ответ на призыв этого невысокого человека.

– Правильно, не знаешь. Впрочем, это не важно. Мы здесь не для того, чтобы развлекать вас рассказами о себе, а для того, чтобы свершить правосудие и отправиться по своим делам.

– Вы так просто не отделаетесь! – Угрюмый попытался дергаться, но маг прочно держал главаря в силовых оковах.

– Спусти его ко мне, – сказал Лестер, – пусть Фабул присмотрит за ним.

Олдер кивнул, и Угрюмый медленно опустился к ногам генерала. Фабул тут же заломил руки бандита за спину, отчего тот взвыл. Несмотря на исчезнувшие невидимые путы, стальная хватка бывалого воина не оставляла свободы движения.

– Ты заслуживаешь самой суровой кары. – Лестер перевел взгляд с Угрюмого на Олдера. – Можешь привести наказание в исполнение, так чтобы не оставлять следов?

– Есть одно заклятие. Не думал, что оно мне здесь пригодится… да, видимо, был не прав! Можешь не сомневаться, никто не отыщет и следов его тела. Умикус арамо зеус!

Маг слегка коснулся руки бандита, но Угрюмый даже не шелохнулся – какая угроза может исходить от этого щуплого невооруженного человека? Бандит так и не сумел понять, что ему уготовано. Если бы Олдер соизволил покопаться в его бритой голове, то был бы весьма удивлен. Там не было ни страха, ни обреченной решимости, которые обычно присутствуют у людей, приговоренных к смерти. Все мысли Угрюмого сейчас были посвящены предстоящей мести, причем весьма изощренной. За всю свою без малого тридцатипятилетнюю бандитскую карьеру Петру Черепанову частенько приходилось попадать в смертельно опасные ситуации. На его теле можно было насчитать без малого дюжину ножевых и пулевых ранений, однако ему ни разу не пришлось сталкиваться ни с чем, что бы не укладывалось в привычный ход вещей. Всегда, даже в самых критических обстоятельствах, находилось рациональное решение возникавшей проблемы, поэтому, когда его тело начало проваливаться сквозь пол. Угрюмый так и не смог до конца поверить, что все происходящее не является игрой помутившегося сознания, находящегося под воздействием какой-нибудь «дури».

Лестер тяжко вздохнул и повернулся к дрожащему Витьку. Щенок не только потерял былую спесь, но и человеческое достоинство. Одно дело быть вожаком стаи таких же, как и он, волчат, находясь под защитой своего брата, и совсем другое дело корчиться у ног поистине сверхъестественных врагов, чьи возможности выходили за рамки всего мыслимого.

– Что же с тобой делать? – Лестер обвел взглядом друзей, но никто не ответил. Витек только смог из себя выдавить что-то сходное со звуком ы-ы-ы, но тут же поперхнулся, когда жрец вновь внимательно на него посмотрел.

– По большому счету, из тебя ничего дельного уже не получится. – Лестер присел на корточки около пленника. – К честной работе ты не привык законов для тебя не существует… Я, пожалуй, знаю что с тобой сделать.

Витек заскулил и попытался ухватиться за полу плаща жреца, но тот лишь брезгливо отодвинулся.

– Я сохраню тебе жизнь и рассудок, но с этого момента я накладываю на тебя проклятие: никто не будет верить ни одному твоему слову, как бы правдиво оно ни было, никто не захочет иметь с тобой дела! Ты унижал и запугивал руками своих подпевал? Теперь у тебя никого не будет. Именем Медноликого!

Лестер коснулся лба парня, отчего тот вздрогнул всем телом, ко ничего ужасного с ним не произошло, лишь слегка вспыхнула лиловым пламенем рука жреца. Лестер, поднявшись, спросил Фабула:

– Что дальше?

– Забрать девчонку и высадить ее где-нибудь на окраине города, прибрать свои следы и убираться восвояси.

– А что с этим? – Дриф презрительно покосился на скулящего Витька.

– Ничего. Оставим его здесь. Или, ты думаешь, проклятие Медноликого, наложенное его верховным инквизитором, можно проигнорировать?

– Не сомневаюсь, что оно сработает, но все же…

– Это решение Лестера. – Фабул пожал плечами. – Ладно, за работу, соберите все стрелы и следы нашего пребывания. Кстати, где мелкий? Шарит по углам в поиске ценностей?

– Почему шарит? – Бинго встал из-за кровати. – Уже все. Тут сейф есть. Я им немного занялся, пока вы беседовали. Пришлось попотеть, да и ловушка одна была… Короче, наше путешествие сюда было не без прибыли.

Половинчик бросил Фабулу пачку денег и добавил:

– Тут этого добра полно, пусть мне Олдер поможет.

Олдер согласно кивнул:

– Пускай власти подумают, что это было ограбление, нам только на руку. Искать будут совсем в других местах, да и деньги будут очень кстати.

Уже выйдя за ворота особняка, Фабул поинтересовался у мага:

– Свидетелей, кроме Витька, не осталось?

– Нет. Нас никто не сумел толком разглядеть, даже охранник, которого я встретил в коридоре. Бинго был прикрыт невидимостью, а я – пеленой теней. Волноваться нет причин.

– Как знаешь. – Голос Фабула не звучал уверенно.

Никто из друзей так и не обратил внимания на красные огоньки под потолком, разбросанные тут и там по всей громадной вилле. Откуда им, жителям Одерона, было знать о существовании следящих камер?

Глава 9

Полковник Александр Панфилов не любил неожиданностей. Как говорит одна русская пословица: отсутствие новостей – тоже новость, да причем неплохая. Особенно он не любил новости в четыре утра. С хорошими вестями можно подождать, а вот плохие – непременно доставят без промедления. Звонок из дежурной части о пропаже вора в законе Петра Васильевича Черепанова заставил Панфилова грязно выругаться. Он-то думал, что знает Угрюмого как облупленного, а он вон какой фортель выкинул! Полковник не спеша собрался, на ходу обдумывая последствия столь дерзкого покушения. Панфилов уже много лет жил один, так что разбудить своих домочадцев он не смог бы, даже если бы захотел. Жена, забрав сына и дочерей, ушла от него еще в начале девяностых, когда большинство его «коллег» неплохо обогатилось в мутной воде нарождающегося рынка, а вот ему с твердыми принципами так и не удалось удачно устроиться в изменившейся стране. С некоторыми бывшими сослуживцами полковнику пришлось свидеться по долгу службы, когда государство наконец-то заинтересовалось источником дохода новоиспеченных хозяев жизни. С другими Панфилову приходилось до сих пор вежливо здороваться на приеме у мэра и губернатора. Впрочем, времена тоже начали меняться. Вот и Угрюмого, которого еще несколько лет назад нельзя было даже привлекать в качестве свидетеля, взяли в разработку. Полковник лично курировал расследование его не совсем приглядных делишек, однако подобраться достаточно близко смог только несколько месяцев назад. Панфилову было прекрасно известно, что Угрюмый находится в курсе следствия. По крайней мере, пара «оборотней», как сейчас стало принято их называть, засели и в его отделе. Тем не менее настоящие козыри были известны лишь ему, капитану Романову и его следственной группе. В этих ребят Панфилов верил, как в самого себя. Еще бы, он их лично подбирал! Каждый из них имел личные счеты с кровавым хозяином криминального мира города. У Романова пьяные бандиты сбили дочь, отделавшись условными сроками, а у лейтенанта Миронова на глазах покалечили племянника за то, что «неправильно» посмотрел на авторитетных парней. Миронов сам тогда пару месяцев отлежал в больнице, а вот бандюкам – хоть бы хны. Виновных так и не нашли, хотя их и искать не нужно было, все на виду. Именно эта группа обнаружила след Угрюмого в нескольких заказных убийствах, а к одному из них Черепанов, скорее всего, имел самое непосредственное отношение.

43
{"b":"550","o":1}