ЛитМир - Электронная Библиотека

Подъезжая к особняку Угрюмого, полковник подумал, как бы исчезновение Черепанова не было делом рук его бравых следователей. Все-таки материала для непотопляемого обвинения у них еще не было, Да и непонятно – будет ли когда-нибудь? Ведь наверняка этот негодяй опять выйдет сухим из воды – свидетелей запугает или, на худой конец, пожар устроит, который так удачно уничтожит материалы дела. Такое раньше бывало, и не раз. Может, нервы у ребят не выдержали? Впрочем, вряд ли им было под силу без шума справиться с охраной Угрюмого – там не зеленые салаги охрану несли. Взять того же самого Быка. Он ведь не зря свои ордена в Чечне получал, такого без стрельбы не одолеешь, а вот про стрельбу никто ничего не докладывал.

Панфилов остановил свою машину у края оцепления. Как он и предполагал, у особняка собралась внушительного вида толпа зевак. Помимо соседей, высыпавших на улицу несмотря на глубокую ночь здесь присутствовало несколько журналистов из местных газет, представитель мэрии и еще какие-то смутно знакомые личности. Как-никак Петр Черепанов был видным общественным деятелем города, депутатом городского собрания, крупным бизнесменом. Стараясь не попадаться всей этой праздной братии на глаза, Панфилов скользнул за оцепление. Романов был уже здесь. Он рыскал по двору, переругиваясь с парой заспанных экспертов. Под навесом толпился десяток охранников, чей вид никак не говорил о кровопролитной схватке. Полковник без лишних слов откозырял капитану и сказал:

– Докладывай.

– Официально или нет?

Панфилов знал Романова более полутора десятка лет и в нерабочей обстановке был с ним на ты, а вот на службе они соблюдали субординацию. Неофициальный разговор подразумевал нечто выходящее за рамки обычного расследования, и это заставило полковника внутренне напрячься – как будто исчезновения Угрюмого было недостаточно.

– Сперва официально, потом посмотрим.

– Сигнал в дежурную часть поступил в начале первого. Звонил Виктор Мельников.

– Брат Василия Мельникова?

– Да. Того самого, по кличке Бабай. Мельников-младший сообщил, что он звонит из особняка Угрюмого, то есть Петра Черепанова, и что Угрюмый заколдован неизвестными.

– Заколдован? – Панфилов чуть не споткнулся на ровном месте. Он остановился и уставился на капитана.

– Так и сказал. – Романов пожал плечами. – В дежурке его проигнорировали, тогда он стал названивать снова. Кравец проверил номер телефона, и тот оказался личным номером Черепанова. Тут-то в известность поставили меня, и я отправился с патрульной машиной сюда. На месте я обнаружил, что территория не охраняется, черный ход открыт, а под навесом спят трое телохранителей Черепанова. Наша группа прошла в дом, где нас встретил Мельников. Он был слишком возбужден и нес какую-то чушь про магов, эльфов и тому подобное. Я решил, что он подвинулся рассудком от пережитого, и вызвал медиков.

– Осмотр дома?

– Ничего интересного. Все на месте, только вскрыт сейф в спальне хозяина. Странно, но никаких ценных вещей, помимо ценностей из сейфа, не пропало, а их в доме было немало.

– А сам хозяин?

– Пропал! Собаку уже запускали по следу, она его не берет, лишь скулит и жмется. Никогда такого не видел!

– Свидетели?

– Кроме Мельникова – никаких, а он несет какую-то околесицу. Охрана ничего не помнит.

– Но как-то же их нейтрализовали?

– Когда мы прибыли, они все спали под воздействием какого-то препарата. Наш эксперт сказал, что сами они так улечься бы не смогли, их перетаскивали уже во время сна.

– Чем это их траванули?

– Очкарик… извиняюсь, Герштейн говорит, что он такого вещества не знает, остатки, собранные у них со слизистой рта, уже на пути в область, результаты будут завтра.

– А почему думаешь, что их отравили именно так?

– Сильный запах, от него голова дурнеет.

– Та-а-ак! – протянул Панфилов и перекатился с мыска на каблук. – Их отравили после того, как нейтрализовали – чтобы не дергались. Как можно выпить, не заметив то, от чьего запаха сразу дуреешь?

– Верно. Когда охрану привели в чувства, оказалось, что все они были на дежурстве, когда было совершено нападение.

– Подробности? Как выглядели атакующие?

– Самое интересное, что никак. Их никто не видел толком.

– Как так? – Дело принимало все более неприятный поворот. Панфилову только не хватало специалистов из спецслужб, даже бывших. В этом случае расследование несомненно заберет область, если не Москва.

– Да так. Сергей Темерчук обходил двор с собаками, когда они повалились ему под ноги, а потом его свела судорога. Он говорит, что не мог даже пошелохнуться, а перед этим почувствовал страшную сонливость. То же самое, но без сонливости, описывает и Борис Королев – паралич всех конечностей при ясности сознания. Евгений Прохоров даже успел вскрикнуть, но и его что-то ударило по затылку, и он потерял сознание. Темерчук и Королев видели краем глаза, что это нечто прилетело откуда-то с дерева из-за ограды. Мы осмотрели его и обнаружили содранные листья. Там действительно кто-то был.

– Чем стреляли, выясняли?

– Непонятно, нападавшие забрали все с собой. Судя по ушибу – стрелял человек, очень хорошо знающий анатомию, а учитывая расстояние от дерева – снайпер высшего класса. Чемпион Европы, не меньше. Врач говорит, что похоже на резиновую пулю, но он не уверен.

– Снайпер, говоришь, да еще и чемпион? – Панфилов задумчиво посмотрел на растерянных телохранителей на крыльце. Они нервно курили, а одного осматривал врач. – Продолжай. Как насчет тех, что были в доме? Их тоже снайпера сняли или газ применили?

– Не так просто. – Романов вздохнул. – На крик Прохорова вышел Петр Савченко. Его еще Сивым зовут.

– Ветеран чеченец?

– Точно, кавалер ордена мужества. Отличный вояка. Он вышел во двор, но никого не увидел. Говорит, что достал пистолет – он у него зарегистрирован, и выдвинулся в глубь двора, окрикнув остальных охранников. В этот момент снайпер, по всей видимости, выстрелил снова. Он поразил Темерчука и Королева, лишив их сознания. Как Савченко не видел остальных охранников – непонятно. Они говорят, что стояли неподвижно и могли наблюдать за ним со своих мест. Тем не менее Савченко настаивает, что он никого не видел, лишь заметил стрельбу с дерева – что-то массивное пролетело, и он слышал стук от падающих тел, а потом он почувствовал боль в солнечном сплетении и отрубился.

– Позволь догадаться – снайпер?

– Нет. Мы осмотрели место происшествия – там не было заметных следов, но врач говорит, что удар был нанесен снизу, скорее всего кулаком или ногой. Стрелять с земли незаметно для Савченко не представляется возможным.

– А ударить его – возможно? – Полковник вспомнил бывалого солдата и мысленно развел руками – такого врасплох трудно застать.

– Кто знает? Если подкрасться незаметно – можно Здесь идет речь о профессионале высшего класса, а судя по следам, что мы нашли, – как минимум четырех.

– Значит, наследили?

– Да, есть отпечатки ног, пальчики на сейфе, на кровати.

– Не сходится! С одной стороны – снайпер экстра класса, да еще и ниндзя в придачу, а с другой стороны такие проколы!

– Мне тоже так показалось. Опрос охранников внутри дома ничего нового не дает – там или сонливость с потерей сознания, или резкий удар в болевую точку. Лишь только Семен Таврин, товарищ Савченко кстати, служили вместе, сумел на некоторое время побороть сонливость, и его добили ударом в основание черепа. Действовали очень профессионально!

– И при этом оставили пальчики?

– Что-то я сомневаюсь, что это их пальчики и их следы. Не находишь?

– Вполне вероятно. Что-нибудь еще?

– В доме или по городу?

– А что, в городе что-то случилось еще? – Панфилов мысленно досчитал до трех, ему совсем не светило разбираться с чередой преступлений в городе, совершенных в течение одной ночи. За такое в области по головке не погладят.

– Случилось, еще как!

– Тогда заканчивай по дому.

– В доме больше следов не нашли, никаких следов отравляющих веществ, по крайней мере наши спецы ничего не видят. Запросили область. Вот только… – Романов запнулся.

44
{"b":"550","o":1}