ЛитМир - Электронная Библиотека

Солнце не успело перевалить через полдень, когда со стороны дороги послышался дробный стук копыт и Брик принялся открывать ворота. Фабул, не говоря ни слова, махнул рукой Триру, и тот наконец позволил солдатам передохнуть. Рекруты тут же побрели в бараки, славя Владык за посланного вовремя генерала. Альберант зашел вовнутрь последним и, посмотрев на все еще запертую часовню, покачал головой:

– Да… Видно, Медноликий не благоволит сегодня… – Закончить фразу он не успел, и в тот же миг дверца часовни распахнулась и из нее вышел Лестер, ведя под руку чрезвычайно худого эльфа, одетого в саван. Флакс, покачиваясь, обнял каждого из своих друзей и вместе со жрецом побрел в форт.

К полудню все, кроме Олдера, собрались в большом холле. Фабул несколько раз выглядывал наружу и наконец настежь открыл окно. Меньше чем через минуту в зал влетел пегий сокол, на ходу оборачиваясь Олдером. Архимаг величаво прошествовал к пустому стулу и сел, взмахом руки заставив окно закрыться само по себе. Фабул повернулся к собравшимся:

– Дело обстоит так: рейдеры, вернее то, что от них осталось, всю ночь двигались вдоль хребта на восток и даже добили пару раненых, что мешали им двигаться быстрее. Если поспешить, то можно по дороге обогнать их и перехватить у Гремучей реки.

Фабул развернул большую карту и ткнул пальцем:

– Вот здесь. Я думаю, орки никуда не свернут, иначе их в момент заметят, а перевалить горы здесь нереально. Единственный перевал закрывает форт, а пещер, ведущих в Глубины, здесь вроде нет. Альтернатива этому плану – мчаться по лесу и пытаться взять их измором, но лошади в лесу только помеха, а рейдеры ушли уже далеко.

– Мы сделаем это, – сказал Грегор, – теперь это наш долг.

– Ну что же, – Лестер поднялся на ноги, – пусть это и будет вашей платой за возвращение к жизни Флакса. Правосудие и защита невиновных и есть самое важное в глазах Медноликого.

– Отлично, – Фабул свернул карту, – на том и порешим. Берите в конюшне коней, вернете их на перевале Саборг, передайте командиру тамошнего форта, чтобы он готовил своих людей.

Уже через полчаса небольшой конный отряд, разбрызгивая грязь, помчался по узкой дороге на полдень, постепенно уменьшаясь в размерах, и наконец исчез за небольшой грядой. Генерал проводил его взглядом, закрыл окно и, повернувшись к своим друзьям, на этот раз собравшимся в его кабинете, возбужденно произнес:

– Ничего себе, а? Я такого давно не видел. Что-то в округе зашевелилось!

– А вот меня другое беспокоит, – подал голос Олдер. – Ты сам только вчера втолковывал здесь, что что-то происходит. И совсем ведь не по этому поводу. А теперь? Теперь ты сам ведешь себя как искатель приключений! Или в столице у тебя не было повода рисковать своей шкурой?

Фабул, который сперва хотел что-то сказать, вдруг осекся на полуслове и закрыл ладонью глаза.

– Забери меня Неназываемый, а ведь верно! Я же опять почувствовал эту необъяснимую тягу к приключениям… Да и вы ведете себя не лучше! – Генерал повернулся к Лестеру. – Ты, к примеру, сегодня вернул к жизни некроманта. Некроманта! Этому же должно быть какое-то объяснение!

Лестер мрачно уставился на генерала:

– Я же дал слово!

– А кто тебя заставил его дать?

– Я сам, кто же еще?

– И ты не знал, кого будешь оживлять?

– Знал, но…

– Вот именно, – Олдер подался вперед, уставившись своими серыми глазами на жреца. – Что-то тебя заставило это сделать.

Лестер помялся и затем спокойно посмотрел на мага:

– А ведь ты прав, что-то на меня нашло… Впрочем, я и сейчас сделал бы то же самое, в конце концов Грегор рядом, да и белые некроманты, упокоители кладбищ, встречаются…

– Так же часто, как добродушные неупокоенные. – Бинго взгромоздился на высокий стул и пил пиво из походного кубка, чья цена была вровень небольшому дому.

Жрец поморщился:

– Даже такие встречаются, сами же видели… Тем не менее два дня назад я бы отказался браться за это дело.

– Так что же происходит, выходит, кто-то опять дергает за ниточки наших жизней? – Альберант грохнул кулаком по столу. – Надо что-то с этим делать!

– И что же ты предлагаешь? – Трир прищурился, – У тебя, длинноухий, возник какой-то план? Не томи!

Альберант не успел ответить, как Фабул сказал:

– Я, кажется, знаю, с чего начать. Сперва надо выяснить, кто из наших кровных врагов еще жив и чем занят. Пока мы были искателями приключений, мы попортили кровь многим личностям, некоторые из них могут многое…

– Не забудь твоих же недоброжелателей при дворе, – добавил Альберант.

– Ага, и твоих врагов при твоем дворе тоже! – невинным голосом сказал Бинго.

– Ну, эти на ТАКОЕ не способны, так, шушера всякая… – Альберант усмехнулся.

– Все же я не думаю, что это наши теперешние враги взялись за старое, это же началось не вчера! – Лестер пребывал в мрачном расположении духа и, как обычно с ним бывало, принялся вертеть четки.

– Надо начать с Черных Вдов. – Трир метнул сумрачный взгляд на Лестера. – Они были весьма недовольны нашим вмешательством и, по слухам, до сих пор здравствуют где-то под Малахитовой грядой. Совсем, кстати, недалеко от этих мест.

– А может быть, с Повелителя неупокоенных? – Бинго прекратил пить пиво и стал необычайно серьезным. – Я не уверен, что мы его уничтожили тем взрывом.

– Слушайте, – Олдер вдруг хлопнул рукой по вершине своего посоха, – а ведь кое-кто не присутствует на нашем сборе из тех, кто был частью нашей компании много-много лет!

– Ты имеешь в виду этого разгильдяя… – Лестер не успел договорить, как Олдер закончил его фразу:

– И его тоже. Дриф до сих пор ошивается где-то на рубежной дуге. А также нашего несравненного барда.

Фабул повернулся к магу:

– А они при чем?

– Если нам кто-то мстит, то надо выяснить, когда мы заработали такую ненависть к себе – до или после расставания с нашими друзьями. Было бы нелогично, чтобы мститель ограничился только здесь присутствующими, когда в его или ее неприятностях были виновны и другие.

– Пожалуй, ты прав! – Трир хлопнул ладонью по столу. – Ай да наш мажишко! Голова варит!

Олдер криво улыбнулся:

– Ну, так как же мы поступим?

Лестер, ни слова не говоря, вскочил на ноги и направился к двери:

– Я навещу Дрифа, сдается мне, я знаю, где он сейчас находится. Связь будем держать обычным способом.

Фабул кивнул головой и добавил:

– Возьми с собой Трира и Альберана – тебе может понадобиться их помощь.

Гном и полузльф разом поднялись и последовали за жрецом. Тот уже спускался во двор. Трир на ходу шлепнул по плечу Фабулу и подмигнул Бинго:

– Ты за ними присматривай!

– Ну а мы нанесем визит нашему барду, – Олдер достал из складок хламиды стеклянный шар, внутри которого все время бурлил белесый туман. – Осталось только его найти. А он ведь был мастак прятаться…

Глава 2

Жизнь на юго-западном рубеже Империи никогда не была спокойной. Лет триста назад, когда один из предков нынешнего Императора решил в очередной раз наказать строптивых поселенцев и раздвинуть границы державы, здесь развернулась настоящая партизанская война. В ту пору люди бежали за пределы Империи, дабы не платить тяжелых податей да жить по своему разумению, так что появление тяжелой имперской пехоты здесь никого не обрадовало. Конечно, напрямую никто не решился в открытом поле бросить вызов могуществу Императора, но и выгоды Империя не получила. Упрямые поселенцы, вместо того чтобы вновь попасть под твердую руку Наместника или его маркизов, просто растворились в непроходимых лесах и болотах порубежья. Земли здесь много, а людей было мало, так что никаких податей Император так и не увидел. А через некоторое время стали пропадать обозы да небольшие патрульные отряды. Наместник ничего не смог поделать, как, впрочем, и посланные на поимку бунтовщиков свежие войска – леса оставались все так же дремучими, а горы непроходимыми. Даже отправка штрафных легионов, собранных из головорезов всех цивилизованных земель, не принесла успеха. А затем Империя начала войну с Ордой змееликих, и все забыли о бунтарях с юго-запада. С тех пор, конечно, многое изменилось. По всей границе построили целую сеть укрепленных фортов и крепостей, да и земли стали потихоньку осваиваться крестьянами, переселившимися из переполненной метрополии. Но лихие люди все еще чувствовали себя на юго-западном порубежье вполне вольготно. Власть Императора начиналась и заканчивалась там, где располагались его солдаты, а за пределами крепких стен фортов в дело вступали совсем иные законы. Да и в разросшихся посадах при крепостях лихой люд особо не скрывался. Здесь каждый крестьянин знал, с какой стороны берется меч, а после недавнего Вторжения копья и тяжелые пятифутовые луки стали водиться в каждой семье. Хоть основная волна Армии Последнего Дня прошла далеко к востоку, небольшие отряды добрались и сюда. Так что даже с местными крестьянами пилигримам надо было держать ухо востро, не говоря уже обо все еще сидящих в чащобах потомках первых поселенцев и гоблиноидах, чьи небольшие отряды все смелее проникали во владения Императора.

5
{"b":"550","o":1}