ЛитМир - Электронная Библиотека

– А то! Ты бы еще Императорскую печать на груди таскал! – Трир поставил щит между ног. – Разберемся с этим потом. Что делать будем?

– Подождем местную стражу? Они же в конце концов должны здесь объявиться! – Альберан вопросительно взглянул на Лестера.

– Могут появиться, а могут и нет, знаю я этих вояк. – Трир мрачно уставился на каменную преграду, что отгораживала их от остального мира. – К тому же как мы узнаем, что они прибыли?

– Да, незадача… – Альберан вздохнул. – Какие будут еще предложения?

– Ну, я мог бы всех нас вернуть в мои личные покои в столице, но тогда мы потеряем кучу времени, Фабул с Олдером наверняка уже нашли Рендала… – Лестер покачал головой. – Будем пробиваться с боем. Но на этот раз мы будем готовы.

Жрец склонил голову и зашептал слова молитвы. Над его головой засверкал нимб и полился неземной свет. Фигура жреца словно налилась силой и властью, в его глазах сейчас кипел огонь праведности. Таким верховного жреца видели немногие, в большинстве своем они так и не пережили этих встреч. Лестер простер руку и воскликнул:

– Именем Медноликого!

Каменная стена колыхнулась и исчезла среди серебристой пыли. Их уже ждали. Напротив друзей выстроилась шеренга арбалетчиков, чьи физиономии могли бы быть украшением любой каторги, а за их спинами суетились трое: невысокий лысый мужчина в обширном балахоне с кистенем у пояса, высокий красивый парень лет тридцати с запятнанным кровью плечом, где еще недавно торчала стрела Альберана, и мрачная фигура в обширном плаще, чьего лица не было видно из-за капюшона. Трир не стал дожидаться реакции бандитов и рванулся вперед. Первые стрелы просвистели мимо его головы, и гном врубился в шеренгу врагов без единой царапины. Бандиты были тоже опытными воинами и, бросив арбалеты, тут же окружили бесстрашного подземного воина. Секира описала смертоносную дугу, и один из противников, получив глубокую рану, едва не упал, но несколько коротких мечей все же вошло гному между зазорами доспехов, заставив Трира заскрипеть зубами от боли. Альберан тем временем, не сдвигаясь с места, поднял лук и начал посылать стрелу за стрелой в гущу врагов. Прежде чем его противники сумели среагировать, пять стрел вошли в закутанную в плащ фигуру. Две стрелы еще в полете засветились колдовским огнем, а воткнувшись, полыхнули лиловым пламенем. Бандит нелепо взмахнул руками и грохнулся в пыль, так и не показав никому своего лица. Лестер бросился на бандитов врукопашную, на ходу доставая из складок своего плаща длинный меч, любимое оружие Медноликого. По лезвию заструился ослепительный огонь, что не предвещало бандитам ничего хорошего. Атака жреца была сокрушительной. Один из преграждавших дорогу арбалетчиков отлетел на несколько шагов назад и упал на спину, но, к немалому удивлению жреца, не умер на месте, а на карачках бросился в ближайшую подворотню.

Оправившись от замешательства, лысый поднял свою руку с зажатым в кулаке медальоном и крикнул:

– Темный Лорд, останови неверных!

Трир как будто натолкнулся на невидимую стену. Его секира замерла в замахе, и все тело задеревенело, лишь только выпученные глаза продолжали вращаться, беспомощно наблюдая, как бандиты всем скопом бросились на него. Альберан завопил по-эльфийски и бросился на помощь, но дорогу ему уже заступили несколько бандитов, включая их франтоватого вожака. Принц отбросил лук и потянул из ножен свой меч, левой рукой отстегивая от пояса дагу:

– Лестер, сделай что-нибудь! Они его сейчас порежут на ленточки!

Жрецу тоже приходилось несладко, но он, презирая опасность, рванулся к Триру, увертываясь от выпадов своих противников. Казалось, что он все-таки сумеет вовремя добраться до гнома и спасти его, как двое дюжих разбойников заступили Лестеру дорогу, умело блокируя жреца. Трир, несмотря на адамантиновые доспехи, был уже на пороге врат Вечного Судьи. Он истекал кровью от нескольких глубоких ран, и его враги были готовы завершить начатое. Отважный гном закрыл глаза и приготовился с достоинством встретить свою смерть, как с крыши вновь полетели стрелы, но в этот раз их мишенями были бандиты. Лестер даже не успел замахнуться, как оба его противника упали ему под ноги, проткнутые несколькими стрелами каждый, причем у обоих из затылка торчало по древку. Жрец рванулся к умирающему другу, взывая на ходу к Медноликому, и, прежде чем разбойники смогли добить Трира, раны гнома полностью закрылись.

– Лестер, дружище! – Альберан крикнул, отбивая очередной выпад главаря. – Берегись слуги Полночного Владыки!

Жрец повернулся в сторону толстяка, тот снова призывал своего темного господина:

– Лорд Вечной Ночи! Останови неверного!

Судорога прошлась по телу Лестера, но так и не сумела его обездвижить. Жрец повел плечами и тронул своего друга:

– Да не остановят тебя никакие путы!

Трир, успевший получить несколько свежих глубоких ран, наконец-то пришел в движение. Его страшное оружие завершило наконец-то свое движение, развалив напополам одного из нападавших и вонзившись на излете в другого.

– За мной должок, – Трир кратко кивнул в направлении Лестера, – но этим я тоже должен и верну долг хорошей гномской сталью!

Стрелок на крыше не терял времени даром и перенес свой смертоносный огонь на слугу Полночного Владыки. На этот раз противник оказался покрепче, но и он уже оглядывался, ища пути к отступлению.

– Ты никуда не уйдешь! Твой суд будет здесь и сейчас! – Лестер сжал в руке серебристый диск с символом Медноликого. – Отправляйся к своему-мастеру!

Толстяк дико заверещал. Из его глазниц, рта и ушей полился ослепительный свет, опаляющий плоть. Крик внезапно оборвался, и через мгновение в грязи остались только пепел да куча тряпья – все, что осталось от слуги Темного. Бандиты не выдержали и побежали, оставив за собой полдюжины мертвецов, а многие выжившие зажимали на бегу глубокие раны. Последним на землю рухнул главарь. Его шея оказалась перерубленной Мечом Судеб, тем самым, охота за которым и стоила ему жизни. Альберан подобрал свой лук и, щурясь на солнце, стал оглядывать крыши, высматривая среди труб их спасителя.

– Я сейчас спущусь!

Странно знакомый голос раздался где-то впереди по улице, и через полминуты к ним подошел мужчина средних лет с роскошным луком в одной руке и колчаном стрел за спиной. Друзья не видели этого человека уже много лет, но ошибиться они не могли. Перед ними стоял Дриф, заматеревший, но все с той же смешинкой в уголках губ.

– Ну что ж, добро пожаловать ко мне в гости, хотя, признаться, я вас совсем не ожидал встретить, и тем более при таких обстоятельствах!

Дриф повел своих друзей какими-то проулками, которые и не всегда выглядели как улицы, но через десять минут они уже были на окраине посада в тени крепостных стен. Здесь среди добротных домиков обнаружилось и жилище Дрифа. Дом не производил впечатления снаружи, зато, войдя вовнутрь, даже привыкший к роскоши Альберан невольно присвистнул:

– Вот это да! И не боишься хранить такие богатства дома в окружении местных головорезов?

Дриф ухмыльнулся и жестом предложил друзьям садится в роскошные кресла дамирской работы. Все внутреннее пространство дома было покрыто драгоценными коврами из Ашкона, на изящной мебели розового дерева стояли многочисленные статуэтки и декоративная посуда. Камин же был исполнен из полудрагоценных камней, чья искусная огранка выдавала продукт гномьих мастерских.

Трир неловко посмотрел на свои испачканные грязью дорожные башмаки и прочистил горло:

– Э-з-э. Мы ведь с дороги…

– Ерунда! – Дриф махнул рукой и первым направился к креслу. – Мои ковры не так легко испачкать!

Как только мягкие сапожки Дрифа коснулись ворса, вся грязь с их подошв растворилась в воздухе.

– Да тут у тебя целое состояние хранится! – Альберан последовал за хозяином. – Может, ты адамантиновую жилу открыл?

– Можно сказать и так. – Дриф постучал по столику четыре раза, его поверхность подернулась дымкой, а когда она рассеялась, там уже стояла вазочка с цукатами и четыре фужера тонкого хрусталя, на дне которых плескалась ароматная жидкость янтарного цвета. Лестер последним сел за стол и поднял бокал:

7
{"b":"550","o":1}