ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
В плену
Против всех
Су-шеф. 24 часа за плитой
Виттория
Беги и живи
И тогда она исчезла
Трезвый дневник. Что стало с той, которая выпивала по 1000 бутылок в год
Пчелы
Всеобщая история любви

– Паракор ибикус. – Олдер без предупреждения вскинул руку, так что сидящий рядом с ним Дриф вздрогнул, и в тот же миг в кузове стало заметно прохладнее.

– Что это? – Ящер с интересом посмотрел на мага.

– Так, одно заклинание. Я с самого начала подумал, что может пригодиться в тропическом климате, и не ошибся. – Маг пожал плечами.

– Да… – протянул Медведь. – Хорошо иметь в своей команде опытного позитивщика.

Украинский оперативник слегка толкнул в бок Яшера, и тот улыбнулся, обнажив довольно внушительные клыки, отчего его невыразительное лицо приобрело хищный оскал, совершенно не гармонирующий со слегка печальными глазами. Ящер похлопал по плечу Медведя, но ничего не сказал. Олдер бросил взгляд на Лестера и мысленно сказал:

– Наших союзников, видимо, не поставили в известность, что мы из себя представляем.

– А им это необходимо знать? – вместо жреца спросил Бинго.

– Совершенно незачем, – согласился Лестер. – Придет время – узнают. Тут вообще, как я убедился, действует принцип: «Меньше знаешь – дольше проживешь».

Фабул неопределенно хмыкнул и вновь прильнул к просвету в брезентовом пологе. Пейзаж снаружи изменился. Теперь мимо машины проплывали поля, засеянные какими-то живучими злаками, чьи зеленые ростки упорно пробивались сквозь пересохшую землю. Смуглые низкорослые крестьяне возились на своих делянках, даже не поднимая голов в сторону проносящихся мимо них машин, будучи более озабоченными тем, как прокормить семью, чем праздным любопытством. То тут, то там виднелись глинобитные домишки, опаленные нещадным солнцем. Краска, если таковая вообще когда-либо присутствовала на этих стенах, давно облезла, оставив за собой светло-желтые кирпичи. Пару раз вдоль дороги проехали груженые повозки, запряженные никуда не спешащими быками. Их погонщики также никуда не спешили, покачиваясь в такт мерно движущимся колесам. Их огромные соломенные шляпы закрывали лица, но Фабулу показалось, что все они дремали, наверстывая прерванный ранним пробуждением сон и наслаждаясь относительным покоем, зная, что привычные животные вывезут их куда нужно. На какое-то мгновение генералу показалось, что он снова на Одероне, где-нибудь на юго-восточной окраине Империи вблизи Алебастровых гор, однако наваждение прошло так же быстро, как и появилось. Как бы ни был похож окружающий ландшафт на родные земли, все же чуждость этого места бросалась в глаза. Нигде на Одероне, даже в сердце Империи, крыши крестьянских домов не были покрыты металлом. Слишком дорогое это было удовольствие. Здесь же многие строения отливали знакомым металлическим блеском, отражая жаркое тропическое солнце обратно в необъятную синеву. Машины, которые Фабул не сразу заметил, также делали окружающий мир чужим. Несколько раз на дороге мелькнули небольшие юркие грузовички, а в поле стали один за одним выезжать трактора, таща за собой какие-то приспособления, о назначении которых Фабул мог только смутно догадываться. Почти все Полуденные Рыцари уставились наружу, а Дриф даже тяжело вздохнул, вспоминая, по-видимому, свое безбедное существование на границе Империи. Как ни удивительно, но лишь Олдер отнесся совершенно безучастно к происходящему за бортом грузовика, предавшись своему любимому занятию – чтению.

Часа через четыре даже самые любопытные из Полуденных Рыцарей устали от однообразия окружающей местности. Один пустынный участок сменял другой, затем мимо проплывала незамысловатая деревенька, похожая как две капли воды на предыдущую, а затем вновь за бортом расстилалась обожженная солнцем высохшая земля с редкими кактусами. Водители, по всей видимости, избегали населенных мест, так что лишь один раз с вершины очередного перевала вдали стал заметен большой город, но колонна грузовиков практически тут же свернула на небольшую проселочную дорогу и скрылась между скалами.

Машины ехали совсем без остановок до темноты. Фабул так и не понял, как водители менялись между собой и как они перенесли полуденный зной, не имея в своей компании Олдера с его магией. Ящер в походных условиях по-быстрому соорудил неплохой обед на переносном примусе, чем снискал немалое уважение не только у массивного Медведя, который, судя по всему, был не дурак вкусно покушать, но и молчаливого Альфреда Штербреннера по прозвищу Пилигрим, который всю дорогу просидел нахохлившись в самом дальнем углу машины.

Когда стало совсем темно, машины внезапно остановились. Снаружи раздался на английском голос Управляющего:

– Приехали! Выгружаемся, и через десять минут общий сбор!

Еще до того, как все собрались вокруг Евгения Давидовича, грузовики один за одним скрылись в ночи, оставив отряд в абсолютной темноте, освещаемой лишь небольшим серпом луны да яркими тропическими звездами. Фабул оглянулся. Вокруг них на огромном расстоянии не было видно ни одного огня, лишь простиралась молчаливая ночная пустыня.

– Наша следующая задача: незаметно проникнуть через границу. Мексиканские друзья доставили нас в пустыню как можно ближе к цели, но дальше мы сами по себе. Основное внимание следует уделить на незаметное проникновение, так что постарайтесь обойтись без боевых столкновений. Если нужно, отводите встречным глаза, вырубайте их с помощью спецсредств, но ни в коем случае не поднимайте шума. Если все же нас обнаружат, надо сделать так чтобы живым не ушел никто и не сумел никого предупредить. Особенно рассчитываю на Морфея и 6л-дера. Справитесь?

– Постараюсь, – Морфей смущенно подал голос из темноты, – но я ничего не могу гарантировать.

– Я все сделаю. – Голос Олдера звучал вполне уверенно.

– Ну а я подстрахую, – добавил Рендал.

– А как же мы будем ориентироваться в такой темноте? – спросил кто-то из темноты.

– Киля раздаст всем очки ночного видения. – Это был Винчестер.

– Да я не про это. – Фабул так и не смог понять, кто говорил, видимо кто-то из зарубежных соратников. – В каком направлении идти и как нам избегнуть патрулей?

– А для этого мы и ждем проводника. – Фигура Управляющего была смутно видна в неясном свете луны. – Мы заплатили змееголовым такую сумму, что они отрядили нам своего лучшего человека.

– Змееголовые?! – Фабул наконец понял, что вопросы задавал немец Густав. – Это же бандиты и наркоторговцы! Они нас сдадут американцам, особенно после того, как вы им пообещали большие деньги. Они теперь наверняка уверены, что, раз мы столько платим, американцы за нас заплатят еще больше!

– Может быть, и так, – усмехнулся Управляющий, – но они так же знают, что им платило КГБ, как они нас тут знают, а это значит, что в случае чего жизни предателей, даже самых могучих наркобаронов, будут мало чего стоить. КГБ, в отличие от американцев, воюет грязными методами, методами самой мафии, и за этими тремя буквами стоят лучшие профессиональные убийцы современности. Иногда, оказывается, полезно иметь такую вот дурную репутацию.

Евгений Давидович помолчал, а потом добавил:

– А вот и наш билет на ту сторону границы.

Фабул быстро глянул через плечо и увидел, как к ним приближается из темноты неясная фигура.

– Всем надеть ночные очки. – Винчестер принял непосредственное командование операцией. – У нас в запасе шесть часов до рассвета, так что времени, можно сказать, почти нет.

Глава 16

Определить, где, собственно, пролегала граница, оказалось довольно трудно. Где-то через полчаса ходьбы Управляющий поднял руку, и весь отряд остановился. Проводник, невысокий суетливый человек с бегающими крысиными глазами, что-то прошептал на ухо Евгению Давидовичу, и тот сказал:

– Все, мы в США. Здесь нет особенных заграждений, так как перед нами лежит пустыня, где выжить нормальным людям почти невозможно. Завтра тут будет пекло и ни капли воды. Но так как мы не совсем нормальные люди, у нас должно все получиться. Тем не менее патрули здесь встречаются довольно часто. Педро говорит, что особенно опасны вертолеты. От них на равнине довольно сложно укрыться. Так что оставайтесь начеку.

78
{"b":"550","o":1}