ЛитМир - Электронная Библиотека

– Кажется, отбились!

– Я вас недооценил, – перекрывая шум боя, донесся голос невидимого хозяина рабов. На этот раз он был намного громче, и в нем прорезались какие-то нечеловеческие интонации, как будто к нормальным звукам людской речи прибавился на заднем плане скрежет металла.

– Никчемные рабы, вы не смогли справиться с горсткой дрянных вояк! – продолжил невидимка. – Можно ли, впрочем, ожидать другого от таких отбросов? За это властью, данной мне Повелителем, я приказываю вам: умрите!

Воины, до этого не прекращавшие с упорством обреченных лезть вперед на сгрудившихся у стены бойцов Центра, вдруг застыли, их глаза застекленели, и они стали оседать прямо там, где стояли. В пещере повисла тишина, прерываемая утробным воем Медведя, который все еще терзал неподвижные тела, находясь в боевом безумии.

Оставшиеся на ногах участники операции замерли, оценивая ситуацию. Те, кто еще не был вооружен, спешно подбирали с земли щедро разбросанное оружие. Фабул заметил, что почти никто из них не умел его правильно держать, а значит, толку от них будет не больше, чем от только что бездарно погибших рабов.

Земля вдруг вздрогнула под ногами, потом еще раз. Что-то массивное пришло в движение в темной части пещеры. Фабул подхватил из-под ног копье, рассчитывая его метнуть до того, как придется сойтись в рукопашной схватке. Генерала посетило нехорошее предчувствие, что досели невидимый мастер соблаговолил наконец предстать перед ними, и это будет не вполне приятное зрелище. Самые худшие догадки Фабула померкли перед тем, какое чудище выползло наконец в круг, освещенный факелами. Существо было не просто большим, а колоссальным. Его мускулистое тело было не меньше двух десятков ярдов в длину, не считая массивного хвоста. Больше всего тварь походила на покрытого пластинчатой броней крота. Ее могучие передние лапы были украшены двухъярдовыми когтями, а на огромной шипастой голове виднелись поблескивающие злобой небольшие глазки. Морда существа сужалась, как у крота, так что пасть не выглядела большой, но из ноздрей чудовища тянулись слабые струйки дыма. Магия или нет, но если тварь начнет изрыгать огонь, подумалось генералу, то всем придется туго.

Существо вдруг присело на задние лапы и с высоты своего немало роста заговорило все тем же глубоким баритоном:

– Как видите, ваши бравые попытки победить ни к чему не привели. Без магии и вашей технологии вам со мной никак не справиться. Ваши измененные бойцы хоть и хороши, но даже им со мной не совладать.

Ящер в ответ лишь поморщился, а Ник перехватил поудобнее здоровенную палицу, сделанную, судя по всему, из треноги какого-то аппарата.

Чудище тем временем совсем по-человечески вздохнуло и закончило:

– А теперь пришло время вам умереть.

Дриф выпустил свою стрелу, но все же опоздал. Массивные веки сомкнулись раньше, и оперенное древко, лязгнув по броне, отскочило в сторону. Существо, ничуть не потеряв своей ориентации, с закрытыми глазами резво бросилось вперед и через пару прыжков нависло над далеко оторвавшимся от группы Медведем. Украинец поднял окровавленную морду и взревел. Огромная лапа твари рухнула на него, но он успел перекатиться и сам принялся молотить монстра по морде. В воздух полетели ошметки брони, чудище зарычало. Несколько стрел, пущенных Дрифом, также сумели найти дорогу в сочленениях монстра, но так и не смогли остановить бронированное чудовище. Тварь тем временем ловко извернулась и краем лапы все-таки зацепила Медведя, а в следующий момент украинец оказался под массивной тушей и в пещере раздался отчетливый хруст костей. Рванувшиеся было на врага бойцы Центра в нерешительности затормозили. Даже Фабул, сражавшийся до этого с драконами, пребывал в замешательстве. Если даже такой грозный противник, как Медведь, не смог остановить эту тварь, то кто сможет?

Существо безошибочно повернуло голову к Управляющему и сказало:

– Ты следующий. Твои люди доставили нам здесь немало неприятностей.

Тварь не спеша затрусила к людям, но внезапно Держава, до этого сидевший неподвижно как статуя, поднялся на ноги и сказал:

– Я готов. Он мой.

– А ты кто такой? – Существо даже остановилось.

– Твой ночной кошмар.

Держава побежал навстречу врагу. Фабул опешил. Вид человека, спешащего наперерез огромной туше, просто завораживал. Генерал даже не сразу заметил, что какая-то пыль начала кружиться вокруг Державы. Когда между человеком и тварью осталось около полусотни ярдов, пыль полностью скрыла фигурку Державы. Нарастающий низкий гул заполнил пещеру. Чудище, склонив голову набок, ждало:

– И ты всерьез рассчитываешь меня остановить вот этим жалким дуновением?

Держава не ответил. В этот момент к нему от земли потянулись струи каменной крошки, из которой стало стремительно формироваться какое-то тело. Тварь опомнилась и с ревом бросилась к Державе, но было поздно. Перед ней стояло огромное нечто. Собранная из, казалось, живого камня фигура больше всего напоминала чудовищную птицу. Огромные когтистые трехпалые птичьи лапы стояли в просторной воронке, из которой Держава слепил свою новую форму. Отливающие гранитом крылья разошлись в стороны, закрывая собой от твари оставшихся позади людей. Ростом Держава теперь был никак не меньше пятнадцати ярдов. Фабул, подняв голову для того, чтобы получше рассмотреть преобразившегося боевого товарища, наконец понял, откуда у него такое необыкновенное прозвище. Из-под потолка пещеры грозно смотрели две головы огромной птицы. Перед генералом стоял воплотившийся наяву символ той самой державы, которую им сейчас приходилось защищать. «Ну и дела!» – только и подумал Фабул.

Страж эларов не стал тратить время на разговоры и бросился вперед. Держава повернул свою правую голову к оставшимся людям и прохрипел низким голосом:

– Прорывайтесь, я его задержу!

Левая голова вдруг пронзительно закричала, и тугая струя каменной крошки, подобно копью, вылетела из ее глотки. Чудище попыталось увернуться, но не сумело – уж слишком оно было велико. Удар отбросил монстра на спину, обнажив не столь защищенное брюхо твари. Держава прыгнул вперед, вытянув вперед свои циклопические когти. Монстр успел слегка отпрянуть, но все же два глубоких шрама пересекли его шкуру, прежде чем он сумел вскочить на ноги. Ответный удар пришелся по крылу каменной птицы, пробив огромную брешь среди того, что у настоящего орла служило бы перьями. Держава покачнулся, однако каменная пыль вновь заструилась к нему прямо из-под ног, на глазах залечивая повреждение. Страж эларов зарычал и дохнул перед собой сгустком огня, подобно настоящему дракону. Держава на миг скрылся среди клубов пламени. У Фабула екнуло сердце, но каменная птица, слегка оплавленная местами, даже не покачнулась. Обе головы орла одновременно издали чудовищный клекот, в котором смешались человеческий гнев и в то же время какая-то животная ярость хищной птицы, защищающей своих птенцов. Держава ринулся вперед, нанося удар за ударом клювами и когтями, вырывая куски брони и розовой плоти с каждым взмахом своих крыльев. Новые шрамы пересекли шкуру чудовища, но предыдущие ранения рубцевались прямо на глазах. Битва грозила затянуться.

Управляющий не стал дожидаться исхода поединка и приказал двигаться вдоль стены, где люди оставались прикрытыми от смертоносного дыхания стража размахом крыл Державы.

– Остается надеяться, что в дальнейшем мы окажемся более полезными, – на бегу бросил другу Лестер.

Фабул подхватил факел и помог взобраться на плечи Бинго. Половинчик выглядел неважно. Его боевой комбинезон был пробит в нескольких местах. Судя по повязкам, Лестеру пришлось вспомнить свое старое умение деревенского лекаря. Генерал заметил, что Винчестер с остатками рыцарей Ватикана успели сложить у входа погибших, среди которых Фабул заметил и хрупкое тело Сирены. Анжелина выложилась на максимум своих способностей и даже больше того, что стоило ей жизни. Генерал заскрипел от досады зубами. Ему приходилось и раньше терять в бою друзей, большинство из которых он знал гораздо дольше Сирены, но все же что-то защемило у него в сердце… Фабул сжал губы, отвернулся и бросился вдогонку за друзьями.

91
{"b":"550","o":1}