ЛитМир - Электронная Библиотека

Лорин Батлер

Знаешь, всё всерьёз!

Пролог

Корина прислонилась лбом к холодному стеклу окна. Сквозь легкую дымку первого весеннего дождя был хорошо виден весь сад, жасминовый куст и любимая скамейка Оливера.

Порыв ветра слегка качнул ветки жасмина, и ей почудилось, что она видит знакомый силуэт. Сердце ёкнуло, губы зашевелились, но звука не последовало, потому что разум приказал молчать.

Господи, подумала Корина, пошел второй год нашей разлуки, но я не могу жить без него, не могу каждый вечер не смотреть в сад и не ждать, что вот-вот раздастся родной хрипловатый баритон: «Девчушки, что у нас сегодня на ужин?»

Кора вздохнула, постелила свежую скатерть на обеденный стол и поставила два прибора, только два. Из громадного бара, стилизованного под пивную бочку, она достала два хрустальных бокала. Бутылка «Цинфандела» урожая 1957 года была извлечена из маленького винного погреба — предмета гордости Оливера.

В бурной молодости, частенько говаривал Оливер Вуд, я знал толк в вине, сыре и женщинах. И все верили ему — первый поздний брак, десятилетнее вдовство и женитьба на юной студентке-первокурснице были тому доказательством.

Сегодня мой последний семейный ужин, подумала Корина. И все ее существо воспротивилось этой мысли. Она тяжело вздохнула, открыла старинный сервант красного дерева и достала еще две тарелки с монограммой — для Оливера и Сары. Она не была набожной, но ей хотелось, чтобы этот торжественный вечер разделили отец и мать падчерицы.

Маленький вензель из заглавных «С» и «В» украшал центр каждого предмета костяного китайского сервиза. Оливер очень им дорожил и разрешал Коре доставать его лишь раз в году — в сочельник.

Я не ослушалась тебя, мой родной и единственный, сказала про себя Корина, ведь сегодня действительно сочельник. Завтра начинается новый год моей жизни в твоем доме. Я пришла нежданной ночной гостьей, потом стала женой и мачехой, потом — вдовой, а завтра стану тещей.

Палец машинально повторил монограмму на тарелке — «СВ». Сара Вуд, услужливо пронеслось в голове, первая жена Оливера, и сервиз на двадцать четыре персоны — подарок состоятельных родителей на свадьбу единственной дочери.

Барбара, дочь Оливера и Сары, наотрез отказалась от родительского наследства. Сейчас совсем другой темп жизни, возразила по этому поводу падчерица, мы мотаемся по всему миру, живем в арендованных квартирах, пьем и едим из разовой посуды и не приковываем себя цепями собственности к одному месту. Так что пусть хрупкие ценности до лучших времен останутся в родительском доме.

Корина согласилась с падчерицей и упаковала сервиз, чтобы убрать в кладовую. Но потом подумала, вздохнула, решительно все распаковала и поставила на старое место. И сегодня она была рада своему решению.

В дверь позвонили — два коротких звонка — значит, это Барбара. Корина не двинулась с места — у падчерицы был свой ключ, и мачеха не хотела подрывать ее уверенность в том, что это дом, куда она может прийти в любое время без предупреждения. Даже после замужества и переезда в новую квартиру к мужу Барби не станет гостьей в этом старинном особняке.

Корина с тоской огляделась по сторонам. А я остаюсь теперь здесь одна, с грустью подумала она, но, увы, хозяйкой себя так и не чувствую…

1

Корина Вуд рассеянно окинула взглядом усыпанный лепестками цветов холл. Неужели всего час назад здесь со смехом пробегали Барбара с молодым мужем, пытаясь увернуться от праздничного дождя из конфетти и серпантина? Большинство гостей уже разошлись, за исключением нескольких пар, и Кора, как заботливая мать и хорошая хозяйка, проверяла, все ли в порядке после бала.

Это был чудесный свадебный вечер. Только, к сожалению, отца Барби не было с ними. Прошло полтора года со дня его смерти. Но Корина все еще тосковала. Он был хорошим мужем — добрым и внимательным. Женщина задумалась, печально глядя на увядающие цветы.

— Ты бы могла вновь выйти замуж, — убеждала Барбара мачеху неделю назад, и уже не в первый раз.

После этих слов Корина мрачно нахмурилась. Однажды судьба уже послала ей надежного и понимающего мужа. Вряд ли подобное может повториться. Да и сама она не хотела выходить замуж вновь, связывать себя с кем-либо новыми обязательствами и обещаниями. Ведь это означает, что нужно в корне изменить собственную жизнь, принять и понять другого человека, а она еще не была способна на подобное.

Корина очнулась от своих мыслей, увидев, что к ней подошли подружки невесты. Виктория, кузина жениха, зло взглянула куда-то мимо миссис Вуд.

— Не понимаю, почему такое значение придают каким-то приметам и суевериям…

Кора мягко улыбнулась. Совсем недавно Барбара рассказала ей, что Вики с самого детства влюблена в ее жениха. Бедная девочка. Неудивительно, что она так бледна и напряжена сегодня. По припухшим глазам нетрудно догадаться, что она не раз плакала в этот день. Может, свадьба Майкла и была радостным событием, но не для нее.

— Я никогда не выйду замуж! Никогда! — громко объявила Виктория.

— Присоединяюсь, — услышала Кора.

Эти слова принадлежали самой лучшей и давней подруге Барбары — Мегги. Кора не удивилась заявлению девушки, потому что с самого детства та утверждала, что главное для нее — карьера, а замужество совершенно бесполезная вещь, которая не приносит ничего, кроме забот.

— Не очень-то вежливо с вашей стороны пренебрегать подарком невесты, — шутливо пригрозила Корина, имея в виду букет невесты.

— Смотри, неизвестно, к чему может привести даже то, что мы подержали эти цветы в руках, — тотчас парировала Мегги.

Корина весело рассмеялась.

— Это всего лишь суеверие.

— Хм… Но, возможно, безопасности ради, нам стоит что-нибудь предпринять, чтобы убедиться в верности нашей решимости никогда не выходить замуж, — задумавшись, произнесла Мегги.

— Например? — поинтересовалась Вики. — Я, конечно, не изменю принципам… Я никогда не смогу… — Слезы блеснули в ее глазах, но она зло смахнула их и крепко сжала кулачки.

— А почему бы нам не договориться встречаться каждый квартал и проверять друг друга на верность клятве? И если вдруг выяснится, что кто-то из нас засомневался, мы всегда сможем вернуть его на путь истинный, — предложила Мегги.

— Абсолютно точно, это буду не я, — заявила Виктория.

— Думаю, отличная идея, — согласилась Корина. — Давайте прямо сейчас договоримся о дне нашей первой встречи в этом отеле.

— Угу, запишу в блокнот, чтобы не забыть, — кивнула Мегги.

Корина смотрела на Викторию. Она не знала девушку так же хорошо, как Мегги, с которой дочь училась в школе. Но женщина прекрасно понимала, как нелегко приходилось Вики при виде любимого, который боготворит другую. А теперь и надежды утрачены, увы, навсегда.

Барби призналась как-то мачехе, что, узнав о любви Вики, она даже стала ревновать Майкла. Но вскоре поняла, что он любит только ее.

— Должно быть, очень тяжело любить и не быть любимой, — поделилась падчерица. — Конечно, Майкл хорошо относится к кузине, но…

— Но любит он только тебя, — закончила Кора.

Девушка благодарно обняла мачеху. Они с самого начала нашли общий язык. Порой Корине казалось, что причина их искренней дружбы в том, что Барбара никогда не знала родной матери. Первая жена Оливера умерла вскоре после ее рождения.

— Сара всегда будет частью нашей жизни, — сказал Оливер, когда сделал Корине предложение.

И она приняла это как должное, потому что знала, как сильно Оливер любил первую жену.

Как-то Барбара с детской непосредственностью спросила, когда мама подарит ей братика или сестричку. Растерявшись, Кора не знала, что и ответить, оставив это право за мужем.

Она тяжело вздохнула. Конечно, ребенок — это прекрасно, если бы не обстоятельства…

— Думаю, нам пора идти, — обратилась миссис Вуд к девушкам. — Кажется, мы ничего не забыли.

1
{"b":"550408","o":1}