ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бабушка, которая перевернула мир.

Фантастический, юмористический рассказ

Пролог.

Никто не скажет, когда и где зародилась игра на валютном рынке. Мир жил, на этой игре с незапамятных времён. Стеклянные бусы менялись на золото, раковины на жемчужины, динар на пиастры. И уже не уличные менялы в припортовых городах, а весь мир был вовлечён в эту игру. Игра, порой приводила к кризисам и безработице, подталкивала целые государства к конфликтам и войнам, но от этого, становилась только азартней, приводя к невиданным богатствам одних и к разорению других. Играли, играли и доигрались. Две финансовых пирамиды, построенных на долларе и евро сцепились в надежде стать победителем за приз под названием "Весь Мир". В бой бросались миллиарды долларов, а в ответ им летели по всему миру евро. Сражались два гиганта, рвали друг на друге шкуры, пускали друг другу кровь и слабели. Пришло время, которое можно охарактеризовать строкой из песни « это есть наш последний и решающий бой» Банкротились банки и корпорации, горели ясным пламенем векселя, акции и ценные бумаги. Мир замер в ожидании. Два смертельно израненных зверя приготовились к последнему броску. Нет больше резервов, малейший промах решит судьбу, одного из них. Казалось, что достаточно упасть пёрышку на чашу весов одного из них и всё решиться. И пёрышко упало.

Бабуля.

Дарья Петровна уже и не помнила, сколько прошло годков, с тех пор, как в лихие девяностые, к ней заехал племянник. Что его занесло, что он говорил, тоже забылось. При деньгах, одетый по той моде, в малиновый пиджак, он был доволен жизнью и хотел поделиться своим счастьем, с кем-нибудь. А с кем, как не с Дарьей Петровной, у которой вырос на коленях? Приехал со своими продуктами и выпивкой. Посидели до позднего вечера, переговорили обо всём. И о разбитой вазе, которая «сама» упала и съеденном «котом» варенье. Поговорили о наступившем лихом времени и шальных деньгах. Уже уходя, у двери, Сергей полез в карман и вытащил пачку мятых, иностранных денег. Отделив половину, он протянул Дарье Петровне:

–Возьмите Дарья Петровна! Это Вам на всякий случай, вдруг прижмёт, они и пригодятся!

–Да, что ты Серёжа! Куда мне столько?

–Берите, берите. Это не много, я в день больше зарабатываю!

Насильно положил Дарье Петровне деньги в боковой карман, поцеловал на прощание и ушёл. Ушёл и сгинул в лихих девяностых. Больше о Серёже, Дарья Петровна, не слышала.

После ухода племянника, Дарья Петровна пересчитала купюры. Их было тринадцать, чёртова дюжина. Стодолларовые купюры. Отделив десять купюр и завернув в целлофановый кулёк, Дарья Петровна спрятала их подальше. Оставшиеся триста долларов, в придачу к мизерной пенсии, помогли дожить ей, в тяжёлые девяностые до более ровных, нулевых. Конечно и после 2000 года, жизнь была не сахар, но рачительная и экономная Дарья Петровна тянула на пенсию до 2014 года. По миру кружились, инфляции, кризисы, войны и прочие ужасы. Но маленький мирок, Дарьи Петровны, мужественно отражал их натиски, на ту небольшую пенсию, в которую оценило государство её 40 летний стаж. Отражал до сих пор, пока и в её мир не вторглась беда, страшнее обвала рынка акций или разлива нефти в Персидском заливе.

Было воскресенье, обычное с виду воскресенье. Дарья Петровна мужественно торговалась на рынке с узкоглазым китайцем за заварной чайничек. Она, была опытный рыночный боец и полтора часа психической атаки, не прошли даром. Китаец, сбросил ей цену, с девяносто рублей до сорока. Если бы она, на десять, пятнадцать минут, продолжила психологический прессинг то, наверное, он отдал бы его даром. Да ещё ситечко в придачу подарил. Но её вполне устроила и такая победа. Поверженного противника, она добивать не стала.

Но всё её хорошее настроение пропало, когда она подошла к подъезду. У Дарьи Петровны, в её отсутствие, лопнула водопроводная труба. Это был мощный и коварный удар судьбы. Пока шёл бой на рынке, между российским потребителем и китайским производителем, лопнувшая труба, быстро наполнила её квартиру водой и лихо устремилась на нижние этажи, затопляя по дороге квартиру за квартирой. Итог был печален, две квартиры требовали дорогостоящего ремонта и две мелкого. С мелкими ремонтами, всё обошлось, соседи пожалели пенсионерку. Но в двух других квартирах, у людей, не хватало своих денег на жалость. Они, тоже пошли на уступки, не стали требовать евро ремонта и плазменных телевизоров в пол стены, но всё же. Сумма набегала приличная. Точнее по меркам Дарьи Петровны очень неприличная, неимоверная. Посчитав все свои возможности, а точнее возможности своей пенсии, Дарья Петровна поняла – столько не живут. И тут она вспомнила о Серёже. О деньгах, подаренных ей племянником, ныне покойном. Она поняла, что это спасение. Если разменять и добавить пару пенсий, то денег хватит. Подставив стул, полезла на антресоль. Достала целлофановый свёрток, спустилась и уселась на этот же стул. Развернула, и долго смотрела на десять стодолларовых купюр, вспоминая о прошлом. Вздохнула и встала.

"Завтра с утра пойду в обменный пункт и поменяю, а сегодня приведу себя в порядок и достану свою лучшую одежду"– подумала Дарья Петровна.

Она считала поход в обменный пункт, чем-то очень серьёзным и значимым, как выход в театр или музей. Весь вечер прошёл в уборке квартиры и подготовке к походу в обменный пункт.

Утром из подъезда, вышла дама, пусть и не очень богато одетая, но по виду, не из тех, кто живёт на последнее. Вот так, с маленького шажка очень пожилой женщины, началась драма, перевернувшая весь мир, за один день.

Этот безумный, безумный мир.

Выходные поставили схватку двух финансовых гигантов в критическое положение. Залихватский, хоть и сильно обесценившийся доллар, лихо занырнул в карманы крупных политиков европейских стран, а заодно и к мусульманской экстремисткой организации "Европа для мусульман".

Это выразилось массовыми митингами по всей Европе с призывом:

– Долой прогнивший евро! Динар валюта единой Европы!

Митинги были настолько массовыми и кровавыми, что мир содрогнулся. Явно смахивало на Европейскую революцию и далеко не оранжевую.

В ответ, с экранов телевизоров дружно запели политики всей Еврозоны:

– Чтобы спасти Европу, надо перейти к национальным валютам! Сколько можно тянуть на себе, не желающие работать, страны Восточной Европы!

Европейцы, заметались меж двух огней. Но национальная валюта, была ближе европейцу, чем единый динар и уже в воскресенье, к вечеру, во всех Европейских странах, прокатились демонстрации с призывом

– Даёшь национальную валюту!

Европа, замерла. Общая ситуация характеризовалась одним, коротким русским словом, в четыре буквы, которое в переводе на литературный, звучало как – задница!

В США тоже не отдыхали. Как доллар в Европе, грел карманы крупных политиков европейских стран, так и евро в США, хорошо ложилась на счета руководителей разных политических и экстремистских организаций. И суббота началась. Так началась, как ещё никогда не начиналась. От Аляски до штата Гавайи, от куклу-с клана, до негров. Пардон, до афроамериканцев. Все требовали свободы штатам. Разразилась небывалая резня, везде и между всеми. Сначала, армия и полиция пыталась что-то сделать, но к вечеру и там, начали делиться на афроамериканцев, белых, индейцев, китайцев и т.д. Бойня приобрела массовые масштабы. Если с утра, в ход шли биты, ножи и дробовики, то в обед, в ход пошли автоматы, гранаты, броневики, а к вечеру дошло до боевых вертолётов, самолётов и танков.

Ночью, после такого лихого дня, лидеры выживших организаций, смогли договориться о перемирии. Это временно притушило начинающийся пожар гражданской войны. Правительство США, в срочном порядке, начало переформировывать свои силы, подгребая под себя, все основные виды войск с их вооружением. Воскресенье было относительно тихим, хотя переговоры велись между всеми и во всех направлениях. Правительство, юлило, обещало, меняло обещания. То есть правительство делало всё, чтобы не произошло объединение повстанцев. И глубокой воскресной ночью, повстанцы поняли, не будет тридцати серебряников, ни-ко-му. Правительство выиграло время, бой с государством казался проигранной.

1
{"b":"550796","o":1}