ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В этот день помощник командира 519-го иап по воздушно-стрелковой службе лейтенант С. К. Колесниченко уничтожил 3 вражеских самолета. Во время одного из боев Колесниченко заметил, что его ведомый покинул подбитый самолет, а фашистский истребитель пытается расстрелять спускающегося на парашюте советского летчика. Колесниченко мгновенно бросился на выручку товарищу, уничтожил фашистского стервятника и прикрывал своего ведомого до тех пор, пока тот не приземлился. За период Курской битвы Колесниченко сбил в воздушных боях 16 вражеских самолетов и в сентябре был удостоен звания Героя Советского Союза. К этому времени он имел 114 боевых вылетов. 21 октября 1943 г. летчик С. К. Колесниченко геройски погиб в боях за Родину.

Командир эскадрильи 53-го гвардейского иап старший лейтенант П. П. Ратников во главе восьмерки истребителей атаковал большую группу вражеских бомбардировщиков. В завязавшемся бою Ратников и старший сержант Жигалов сбили 3 самолета противника. За время Сталинградской и Курской битв П. П. Ратников совершил 220 боевых вылетов и в 85 воздушных боях сбил лично 11 вражеских самолетов и 4 - в группе. 24 июля он геройски погиб, а спустя месяц ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

Маршал авиации С. И. Руденко в сборнике "Курская битва" пишет: "Я много наблюдал воздушных боев, но такого упорства, такой стремительности, такого мужества наших авиаторов мне не приходилось видеть ранее. Даже наши враги вынуждены признать высокие морально-боевые качества советских летчиков. Фашистский генерал Меллентин (участник боев на Курской дуге) в своих мемуарах писал: "В ходе этого сражения русские летчики, несмотря на превосходство в воздухе немецкой авиации, проявляли исключительную смелость".

За 5 июля, по данным ПВО, в полосе Центрального фронта было зарегистрировано около 2300 пролетов самолетов противника. По свидетельству генерала П. И. Брайко, были моменты, когда противник имел иад полем боя одновременно до 300 бомбардировщиков и не менее 100 истребителей.

В этот день летчики 16-й воздушной армии произвели 1232 боевых самолето-вылета, провели 76 воздушных боев и сбили 106 вражеских самолетов.

Примеров умелых действий, героизма и отваги наших летчиков было много. Но не обошлось и без существенных ошибок: некоторые группы истребителей не рассредоточивались поэшелонно по высотам, патрулировали иад своей территорией, увлекались боем с истребителями противника и зачастую упускали вражеские бомбардировщики без существенного воздействия. Управление истребителями с командных пунктов 6-го иак и 1-й гвардейской иад было недостаточно четким.

Боевые действия штурмовиков и бомбардировщиков, главным образом эскадрильскими группами, как было намечено планом операции, не дали ожидаемых результатов в борьбе с крупными ударными группировками гитлеровских войск. Действия малочисленных групп наших самолетов легко отражались истребителями и мощным зенитным огнем противника на главных направлениях его наступления. В результате наша авиация несла большие потери. Войска не получали должной поддержки со стороны своей авиации. Нужно было менять решение.

Вечером 5 июля генерал С. И. Руденко, вернувшись с КП фронта, где он находился с начала наступления немецко-фашистских войск, тщательно проанализировал вместе с генералом П. И. Брайко недостатки в боевых действиях авиации за первый день боев и принял новое решение - по крупным вражеским группировкам танков и пехоты на доле боя наносить сосредоточенные удары большим числом бомбардировщиков и штурмовиков, прикрываемых массой истребителей. В промежутках между такими ударами предполагалось непрерывно действовать мелкими группами штурмовиков и бомбардировщиков.

Времени для подготовки первого сосредоточенного удара, который следовало нанести на рассвете 6 июля до начала атаки немецких войск, оставалось очень мало, но благодаря усилиям штаба он был четко организован. Первыми в 5 час. утра вышли на цель бомбардировщики 6-го сак под прикрытием истребителей, которые присоединились к бомбардировщикам иад своими аэродромами. Бомбардировщики следовали полковыми колоннами. За ними нанесли мощный удар штурмовики. Всего в первом сосредоточенном ударе участвовало 450 самолетов. Удар пришелся по крупному скоплению фашистских танков и мотопехоты в районе Подолянь, Соборовка. При этом бомбардировщики и штурмовики применяли фугасные, осколочные и противотанковые бомбы.

Для фашистов появление столь большого числа советских самолетов оказалось неожиданным. Эффект их удара превзошел все ожидания: на поле боя остались горящими десятки танков, было уничтожено много другой военной техники гитлеровцев. На этом направлении враг смог возобновить наступление только через пять часов.

В последующие часы силами воздушной армии было нанесено еще два таких же удара, а между ними в течение всего дня эскадрильскими группами действовали бомбардировщики и штурмовики. Представитель Ставки Маршал Советского Союза Г. К. Жуков и командующий войсками фронта генерал К. К. Рокоссовский одобрили действия нашей авиации.

Наши истребители стали прикрывать войска от ударов авиации противника более надежно. Зоны патрулирования были вынесены за линию фронта, что позволило перехватывать вражеские самолеты до подхода их к полю боя. Управление с КП командиров 6-го иак и 1-й гвардейской иад, находившихся на направлении главного удара вблизи переднего края, стало более четким. Своевременно стал усиливаться наряд патрулей истребителей в воздухе, и они вовремя перенацеливались на основные группы бомбардировщиков противника.

6 июля летчик 55-го гвардейского иап младший лейтенант Р. Ф. Полянский в воздушном бою с двумя "фокке-вульфами", расстреляв весь боекомплект, в лобовой атаке плоскостью своего самолета отбил плоскость истребителя противника, который камнем врезался в землю. Полянский приземлился на парашюте в расположении наших войск.

Отважно действовали летчики эскадрильи капитана Н. М. Трегубова (721-й иап), уничтожившие за день 6 самолетов противника. Капитану Н. М. в апреле 1944 г. было присвоено звание Героя Советского Союза. К этому времени он имел 411 боевых вылетов провел 58 воздушных боев и сбил лично 14 и в группе 3 вражеских самолета.

В течение дня успешнее, чем раньше, прикрывались боевые действия бомбардировщиков и штурмовиков. При этом отличились летчики-истребители 127-го авиаполка во главе с капитаном Ф. В. Химичем. Прикрываемые ими бомбардировщики выполняли свои задачи без потерь Капитан Химич еще много раз выходил победителем в боях с фашистскими летчиками и был в октябре 1944 г за совершенные 535 боевых вылетов и сбитые 15 самолетов противника удостоен звания Героя Советского Союза

6 июля авиация противника произвела 1162 самолето-пролета в полосе Центрального фронта. Летчики 16-й воздушной армии выполнили 1326 боевых самолето-вылетов, провели 92 воздушных боя и сбили 113 самолетов противника. Армия потеряла 91 самолет.

В течение 7 июля фашистские войска предприняли еще ряд попыток прорвать нашу оборону в районе Понырей. Вражеская авиация произвела около 1000 самолето-пролетов.

Советские войска, отражая ожесточенные атаки крупных сил танков и пехоты, сдерживали натиск противника.

Как и накануне, активную роль играла наша авиация. 7 июля после двух неудачных атак противник сосредоточил в районе Понырей до 150 танков, самоходных орудий и крупные силы мотопехоты, готовясь к новому удару по нашим войскам. Воздушные разведчики своевременно обнаружили группировку противника; по ней еще в исходном положении нашей артиллерией и авиацией (силами 120 штурмовиков и бомбардировщиков) был нанесен мощный удар. По оценке командующего войсками Центрального фронта, враг понес огромные потери, его атака была сорвана.

Начиная с 7 июля в борьбе за господство в воздухе наступил перелом советские истребители захватили инициативу. Если в первые два дня воздушных боев наши потери были несколько меньше потерь противника (соотношение по потерям было 1 к 1,2), то за 7 и 8 июля летчики армии сбили 185 самолетов противника, потеряв при этом 89.

22
{"b":"55100","o":1}