ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
* * *

Гарри, Нев и Сириус получили минутку передышки — задержавшиеся для атаки на эту троицу Упивающиеся были сражены, а остальные пока были слишком заняты. Не сговариваясь, рванув к ближайшей группе сражающихся, где виднелись светлые волосы то ли Луны, то ли Дафны, они со спины напали на противника, довольно легко покончив с ним за счет возникшего перевеса и внезапности. Светленькой защитницей оказалась Лавгуд, вместе с тремя взрослыми магами. Они было двинулись дальше вместе, заметив, в какое тяжелое положение попала группа Дамблдора, но тут откуда не возьмись выскочил оборотень, в прыжке унесший белокурую девушку, двигающуюся в метре от Гарри, и они отвлеклись на то, чтобы расправиться с ним. Луна обзавелась шикарнейшим укусом на плече, которое успела (совершенно случайно) выставить чуть вперед и не дать твари сразу вцепиться в горло, но укус был впечатляющий. Плюс разбитая голова и отбитое тело, неудачно упавшее на каменную крошку и придавленное сверху здоровым волком. Невилл остался оказывать первую помощь, они же все не останавливаясь двинулись дальше. — Так, голову подлечил, остальное потом. Вставай, нужно убрать тебя с площади куда–нибудь в безопасное место. — Невилл подставил плечо и приобнял девушку, помогая ей встать, когда она вскрикнула и взмахнула палочкой. Выставив щит, Невилл обернулся, чтобы увидеть огромную змею, покрытую порезами, которую сдержал щит. Несколько заклинаний, от которых та частично увернулась, грозно зашипев, не дали эффекта — она была прикрыта чем–то вроде магического щита. — Не проходит!

— Бей не на прямую — прошептала Луна и осела, схватившись за живот — видимо она отбила и что–то еще внутри.

Невилл же захватил магией здоровую каменную плиту, и обрушил на змею. Здоровый пресс схлопнулся, из–за ширины плиты змея не успела убраться из–под нее. Магия, наложенная на нее, некоторое время сопротивлялась, но затем раздался неприятный хруст, плита с грохотом коснулась булыжников, и из–под нее потекла темная субстанция. Невилл пожал плечами, и спохватившись, взвалил Луну на плечи — от боли та потеряла сознание. Резвой рысцой ему удалось обойти несколько мест, где во всю кипела схватка, но затем за ним погнались сразу двое Упивающихся. Виляя и ставя щиты, он смог нырнуть в укрытие в виде входа в школьный коридор, и привалив к стеночке Луну, приготовиться принять бой. К его счастью, первый выскочивший враг налетел грудью на Деспульсои пал, но вот второй был по опытней, и завязалась схватка, в которой куда более юный и неопытный Невилл довольно быстро проиграл, упав парализованным. Громом прокатилось послание Дамблдора, и парень мысленно улыбнулся: они все же победили. Жаль, победы ему уже не увидеть лично… Озадаченный противник выругался, стал накладывать веревки и оглушающие на Луну и Невилла, но не успел — кто–то из защитников заглянул сюда на мысленные вопли парня по браслету, и завалил врага, пока тот стоял спиной к проходу. * * *

С ходу кинув несколько заклинаний, группа Сириуса и Гарри ворвалась в строй Упивающихся, щедро раздавая заклинания направо и налево. Увы, те быстро спохватились, и численность отряда быстро стала уменьшаться — до немного открытого места, откуда было видно Лорда, добрались только эти двое. Времени на раздумья уже не было, была лишь пара мгновений на удар — и Гарри ударил так полюбившейся ему Сектусемпрой. * * *

Дальнейшее было уже делом техники — Оберон связался с кем–то через портал во дворе дома Мерлина, и скоро в замке был Николай, посол Темных и три Бишопа. Первые двое занимались политикой — Темный получал втык за проникшую в мир — место испытание группу, и оправдывался, что она была отдельной, никак с центральным управлением не связанной, и им было ничего не известно; Трое остальных помогали местным магам, прежде всего в исцелении и возвращению к жизни тех, кто был смертельно ранен и пал в битве — пусть не всех, но многих, чьи тела было возможно восстановить, они лечили и призывали к жизни. Это была величайшая помощь, которую они могли оказать этому миру — тут о воскрешении не знал никто. А павших защитников, несмотря на грамотное руководство, все же было не мало. Мерлин, как и остальные, помогал с раненными, конвоированием пленных, разбором завалов. Отец нашел его, уже после того, как прошло несколько часов с момента его появления, и прежде всего стиснул в объятиях. Потом были извинения, что он не поспел сразу, долгие разговоры о том, что случилось и какие будут последствия для всего этого мира и для самого Мерлина. В принципе, с испытанием он справился (да, конечно, официальный результат будет позже, но формально, с основной проблемой было покончено — Темный Лорд был упакован под семь разных заклинаний парализации, напоен «Сывороткой правды» и допрошен на предмет Крестражей. Все, которые остались, должны были быть найдены и уничтожены в течении суток, после чего Лорда можно было судить и приговорить к смерти. Оставалось нанести завершающие штрихи, что вылилось в долгие три месяца.

* * *

На следующий день после победы был восстановлен полный контроль над Министерством, Лондоном, и всеми магическими объектами Британии. Все, кто выжил в битве, были полностью вылечены и отпущены на волю из больничного крыла. На второй день после победы в Хогвартсе была грандиозная по своим масштабам пьянка. К счастью, все, кто ожидал суда, были надежно упакованы в индивидуальные камеры с охранными чарами, а на особо ретивых и способных были надеты ошейники — обручи Храйнмара. Потому что к утру Хогвартс можно было брать голыми руками — трезвых в нем фактически не было. Больше всех накуролесили Рон и Варфаламей, причем заслуженно — Рон отлично себя показал и отличился в бою, и теперь пожинал лавры, сдружившись с Проповедником. Объединил ли их обоих героизм, который они проявили, джин, который они где–то достали, или тот факт, что оба попытались подкатить к Эльфийке, которая вежливо от них избавилась, история умалчивает; но о дальнейших похождениях Рона, которого Мерлин нашел утром в замке, вернувшись из своего дома, куда он благоразумно переместился вместе с Гермионой, когда понял, что пол уходит из–под ног, а лежать штабелями на полу гостиной Гриффиндора — не комильфо, тем более там и так прикорнуло уже не мало народу. К ним присоединились Эльфийка и Оберон, но последний всего лишь заскочил переодеться в магловскую одежду и отправился смотреть мир, Миранда же была твердо намерена поспать. Так вот, Рон был найден очень счастливым, мертвецки пьяным и в обнимку с Лавандой Браун в спальне пятого курса, где никого больше не было. Куда делся Гарри обнаружить не удалось, но Дафна, вчера тоже присутствовавшая в гостиной вместе с ним, так же найдена не была. Как удалось узнать позже, их забрал Сириус, и им тоже удалось нормально отдохнуть, но уже на площади Гримо, сам же он со старыми друзьями отправился гулять по Лондону. Вокруг озера были замечены гуляющие Луна и Невилл, что–то тихо обсуждающие. Орк все еще добродушно пил и о чем–то разговаривал с Хагридом в большом зале, стол периодически сотрясался и жалобно скрипел от тяжелых рук собеседников; эльфы обсуждали корни и границы добра и зла, вокруг полукругом лежали симпатичные ведьмы разных возрастов и пустые бутылки. Как оказалось, за несколько дней их так замучили поклонницы, что они предложили с ними выпить, и пили до тех пор, пока они все не отрубились. Замок и его обитатели приходили в себя еще долго, но людям нужен был этот пир и отдых. Он снимал нервную усталость, накопившуюся за это время, позволял вспомнить друзей, которые пали в бою, и не смотря ни на что продолжить радоваться жизни, а не уходить с головой в горе. * * *

Эпилог

Хогвартс, спустя три месяца.

Мерлин в последний раз обвел взглядом старинный замок, который подарил ему шесть незабываемых лет. Хогвартс был восстановлен и даже улучшен. Новый директор — бывший профессор Флитвик, привнес много нового, значительно улучшив образование школы. Еще бы, ведь у него была поддержка нового Министра Магии, которая тоже многое хотела поменять в магическом мире, и начала с законов и системы образования в стране. Амелия Боунс была выдвинута Августой Лонгботтом на первом послевоенном собрании Визенгамота после того, как Верховный чародей и Директор Хогвартса заявил о своем уходе из большой политики. Он, безусловно, оставил место Дамблдоров и кавалера ордена Мерлина и их голоса, но стоять у руля системы он больше не хотел. Случай подарил ему время и возможность наверстать то, что было им упущено в прошлой его жизни, и он хотел сполна этим воспользоваться. Из политического на нем осталось только дипломатия, поскольку он был первым, кто познакомился с представителем магов из мира Адена, и сумел понять и изучить их основные принципы и законы, а также был хорошо знаком с Керененским–старшим, который выступал представителем своего мира. Было решено, что пока связь будет минимальной, поскольку союзные договоры заключаются между Мирами, а не миром и отдельной страной, а для этого было нужно время. Как план минимум, нужно было известить все магические государтсва, и договориться с ними, как максимум — еще и с маглами. Как резервный план, магов могли переброситьв один из пустых миров, и это было весьма разумно — они весьма и весьма сильно отстали от маглов, и им предстояло сначала догонять, и только потом идти в ногу с ними. Экзамены были успешно сданы досрочно неделю назад, и теперь в пространственном кармане Мерлин хранил аттестат с итоговыми оценками, планируя по прибытии домой повесить его на стенку, в рамочку. Такой же имелся у всей их группы, которая усиленно старалась подготовиться и выжить, и которой это удалось в полном составе. Сейчас Мерлин как раз мог видеть их перед собой, пришедших попрощаться. Со всеми остальными он уже простился, остались только эти, самые дорогие и близкие люди. Дафна и Гарри, на чьих руках сияли кольца от прошедшей месяц назад помолвки, и теперь ожидавшие свадьбы, едва младшему в паре исполниться семнадцать, были счастливы. Оба они были в первом наборе на обучение в мире Мерлина, как и Невилл — еще один бонус. Федерация получала прирост количества магов, а мир Гарри получал знания, которые могли сильно помочь ему в будущем. Отправиться они должны были через два месяца. Рон предпочел остаться здесь, и собирался делать карьеру Аврора. Орден Мерлина третьей степени должен был ему весьма помочь в этом, к тому же это было ему по душе. Следующими, с кем прощался Мерлин, были Невилл и Луна. Эти двое никуда не спешили, но то, что они нашли друг друга, было ясно весьма определенно. Невилл сильно преуспел в последнее время — помимо внешнего взросления, он стал еще более серьезным и взрослым психологически, но при этом более расслабленным. Может, это было связано с исцелением его родителей, может с тем, что Джинни в свое время сильно расковала его, а теперь еще и не донимала своим неуемным энтузиазмом и зарядом энергии, который ей некуда было девать, а теперь рядом была Луна, которая понимала и как бы дополняла его. С друзьями отца — Сириусом и Ремусом, а так же с женой Блэка, с коими Мерлину довелось тесно общаться и как он надеялся, дружить, он уже попрощался. Последним, с кем он прощался был Гарри, потому что ему нужно было сказать больше всего. В конце концов, он был самым сильным магом своего поколения, знаменитостью и надеждой всего магического мира (по возвращении с обучения ему пророчили пост Министра минимум, но сам Гарри этого не хотел, и надеялся, что ажиотаж спадет) и просто самым близким и хорошим другом Мерлину. — Береги себя, и не теряй голову: помни, что все, что с таким трудом было сделано и отвоевано, проще всего пролюбить как раз теперь. — Мерлин сжал плечо друга. — Ну, пока я добился чего хотел. От меня отстали в газетах, я стал достаточно сильным, и буду дальше расти. Ах да, еще я обвенчался с очаровательной девушкой, которая меня действительно любит, и благодаря Сириусу, обрел любящую семью; благодаря вам с Гермионой я знаю, что у меня отличные преданные друзья. Остальное… Мир мы уже один раз спасли, спасем его еще раз, если понадобиться. В крайнем случае — с вашей и твоей помощью. Плюс не прощайся так, как будто насовсем, через два месяца ведь увидимся? — Наполовину несерьезно, наполовину искренне ответил Гарри. — Время покажет. Удачи, мы постараемся присутствовать на церемонии вашего прибытия. Наконец, Мерлин занял свое место в пентаграмме рядом с Гермионой. — Я чувствую, что вернемся мы в этот мир ой как не скоро, и точно не насовсем. — Гермиона тяжело вздохнула. — Спокойней, Миона, ты же так хотела посмотреть на мой мир. Время пришло. Давай сделаем этот маленький шаг в пространстве и времени — мысленный диалог вызвал нервную улыбку на лице девушки, которая впервые должна была пройти сквозь портал, и Мерлин аккуратно взял ее аз руку, переплетая их пальцы. Слова древнего языка слетели с его уст, магия заполнила пентаграмму, заставляя ее налиться силой и ярко вспыхнуть. Яркая вспышка света, и на месте, где стояли парень и девушка никого не осталось. А далеко в другом мире, в огромном городе, рядом с изумительной красоты Башней Слоновой Кости на площадке прибытия ярко вспыхнула одна из базовых пентаграмм, являя на свет двоих — молодого мага с русыми волосами и синими глазами, в черном костюме, расшитом серебром, с черным же мечом в ножнах за спиной, чья рукоять выглядывала из–за плаща, и кареглазую девушку с густой копной каштановых волос, в сине–белом боевом костюме мага, тоже в плаще, застегнутом на пряжку у самого горла, только белым, и естественно с ее любимой Вальхаллой, чья рукоять была видна из–за плеча.

112
{"b":"551008","o":1}