ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Зеленый луч пронзил пространство, и паук рухнул на брюхо, замерев раз и навсегда.

— Мгновенно убивает живое создание. Защиты от него не существует, по крайней мере, из известных ныне заклинаний. Только один человек пережил его, и он сейчас сидит в этом классе. — Грюм уставился на Гарри, который впал в забытие, задумавшись, и лишь через пару мгновений поднял голову и посмотрел на профессора.

— Применить любое из этих заклинаний к человеку, все равно что купить билет в один конец до Азкабана. Да, убить можно и заклинанием ножниц, но тем не менее только эти заклинания гарантированно направлены на убийство, подчинение и адскую боль. Вам не нужны тиски и инструменты для пыток, чтобы болью свести с ума человека. Вам не нужны власть и деньги, шантаж, что бы подчинить человека. И вам не нужно ничего, чтобы мгновенно убить. Как и вашему врагу. Правда, это очень сильная и мощная магия. Все вы можете поднять палочки и запустить в меня Аваду, но я даже чихать не начну. А теперь откройте тетради и запишите это: «ПОСТОЯННАЯ БДИТЕЛЬНОСТЬ!».

Весь остаток занятия мы записывали примечания к каждому заклинанию. Мда… Никаких спецэффектов и шансов, просто раз, и все. Интересно через «Абсолютный щит» Паладина или Рыцаря Шилен пройдет? Ведь их защитное заклинание даже прямые выстрелы из всего известного оружия не берут, не то, что все виды магии. Надеюсь, проверять не придется…

Лишь когда мы вышли из аудитории, я заметил, что задумался не один. Под впечатлением–то были все, а вот по некоторым как молотом пристукнули. Гарри, Гермиона, пара человек с других факультетов, и особенно Невилл, застывший у окна.

— Очень интересное занятие было, правда, ребят? — севший голос Невилла выдавал его с головой

— Невилл, давай…

— Разойдись, ребятки. Парень, пошли–ка чайку выпьем. — Грюм положил руку на плечо Невиллу, который изменился в лице и просил о пощаде. Но старый профессор был непреклонен, и они исчезли в кабинете.

Вечером Невилл сидел в спальне и читал. Как оказалось, Грюм подогнал ему книгу про водоросли и их свойства. Он излучал какое–то чуть странное спокойствие и полностью отдался книге. Так что я счел, что помощь не требуется, и тихо ушел на озеро, прихватив Гермиону, Гарри, Рона с собой, на ставшую уже привычной тренировку. На этот раз новые заклинания и трюки показывал Гарри, опыт которого изрядно обогатился за лето, да пару новых заклинаний нашла Гермиона.

Оставшиеся недели до октября для всех нас пролетели незаметно, ну, почти. Гарри–таки познакомился с Дафной, и сейчас они даже перешли на «ты». Рон по этому поводу не упускал возможности подколоть друга, и из–за его подколов я заметил еще одно лицо — Джинни ходила слегка злая и задиристая больше, чем обычно, пусть только этим и ограничилась. Интересная складывается ситуация, что же будет делать наш «Лорд», который в отсутствие Сириуса стал совершенствовать манеры в уроках от Драко Малфоя, м?

Гарри

Урок у Грюма лег тяжелым отпечатком, но ненадолго. Странно, но похоже Сириус с его легкостью характера был так же заразен, как Мерлин с его рассуждениями и тренировками. Вон, опять в голову девчонки лезут. Мерлин не обманул, Дафна оказалась ой как не проста. Она напоминала идеальный граненый кинжал — красивый, интригующий и захватывающий своей красотой, пленяющий и притягивающий взгляд, но холодный, как лед, и смертельно опасный, всегда готовый вспороть кожу и неожиданно вонзиться. Даже в разговорах поймать момент, когда она атакует и узнает что–то важное, нужно суметь, настолько она изощренна в этом. Хотя, как и все со Слизерина. Драко на вопрос, почему у такой красавицы нет ухажера, лишь усмехнулся, пояснив, что другие фалькультеты избегают Слизерин, а внутри него все решают помолвки, заключенные родителями. Понятно, что они заключались не только из–за приданного — специальным магам анализаторам заказывали тесты на совместимость, успешность брака, отсутствие детей — сквибов и т. д. Так что браки обещали быть счастливыми, пусть по совершеннолетию участники и могли подтвердить или разорвать помолвку. Но это решало кучу проблем. Вон, Панси и Драко знают, что еще лет с шести предназначены друг другу, и нормально общаются. Она, правда, не допускает чего–то кроме поцелуя в щеку, так–то пока… Зато не надо думать, искать, выбирать. Еще из девушек Гарри привлекали несколько личностей — Гермиона, правда он ее больше считал сестрой, другом. И что–то было в Джинни, но это была сестра Рона, да и на год младше… Правда, уже понятно, что девушка не будет уступать Дафне по фигуре — Серия «то, что надо». Из серии когда и все на месте и восхитительно и не то, что Меринда Брукс, однокурсница близнецов — бедняжку аж перевешивает спереди. И характеру Джинни прямой и заводной, и лицо красивое (Автор: На мой взгляд, могли бы и покрасивей найти актрису, а то страшная ж) и густые ровные рыжие волосы. Рядом с ней так и хочется куда–то нестись, сделать какую–то глупость. Как с Дафной, заводит, только та на хитрую, утонченную подколку, а эта на безумие. Но. Но она сестра моего друга — в перерыве между размышлениями я прицокнул языком — ну, дела. Два года назад я больше думал о Волан — Де-Морте, чем о девчонках. Интересно, с возрастом пришло, или все же Сириуса проделки?

Профессор Бинс таки дочитал про восстание гоблинов в восемнадцатом веке, прервав мои размышления, и мы поспешили к Грюму. На этот раз он похоже совсем сошел с ума, заставив нас пытаться сопротивляться Импервиусу. Рон проскакал весь кабинет, Лаванда прикинулась белкой, Невилл открутил колесо пару раз и сделал сальто, к чему с роду способен не был. Гермиона прошлась подиумной походкой, изящно поправив волосы, а затем прозвучало:

— Гарри Поттер.

Я вышел на центр зала. Фиолетовая вспышка, и разум заволок туман, как в кабинете прорицаний, и чей–то голос произнес:

— «Запрыгни на парту». — Да, сейчас… Еще голос?

— А зачем?

— Прыгай, я сказал!

— Нет, а нафига нам прыгать то?

— ПРЫГАЙ!

Я почти устоял, но колени подкосились, и я рухнул на них.

— Вот как надо! Поттер почти устоял! Десять баллов Гриффиндору за первенца.

Спустя еще четыре попытки я вообще не поддался.

Так же склонность к устойчивости проявили Драко, пытаясь раздвоиться — устоять на месте и не танцевать, когда разные части тела порывались в пляс, Дафна, которая просто стояла, зажмурив глаза, и лишь под конец, когда Грюм отпустил ее, отошедшая и присевшая на стул от усталости. А дружище Мерлин… Вот тут было странно. Когда он вышел на центр зала, Грюм выпустил заклинание первый раз, и перед Мерлином что–то блеснуло, поймав луч. Он сделал странный жест рукой, и во второй раз заклятие достигло цели, но снова ноль реакции. Разве что на руке проявился и вспыхнул серебряный перстень с сапфиром, ярко загоревшись.

— Снять кольцо. — Грюм был изумлен. Мерлин послушно снял кольцо, опять что–то сделал, глубоко вдохнув, и закрыл глаза. Третий луч прошел без проблем, но тут начались опять странности. Сначала Грюма передернуло, будто в него чем–то попали. По глазам было такое ощущение, что он горел что ли… А потом глаза открыл Мерлин, тихо что–то произнеся. «Тебе не пройти. Прочь!» кажется… Но Грюм отшатнулся, опять вздрогнув, тихо буркнул.

— На место, Керененский… Удивительно… — и приложился к фляге.

Мерлин же пожал плечами, чертыхнувшись, и водрузил перстень на место, крутанул рукой, чтобы он исчез, и наотрез отказался рассказать об этом нам. Все же кто был в классе, были шокированы произошедшим, тихо шушукаясь и глядя на Мерлина. Двадцать девять пар глаз пожирали его, а он как окаменел, не обращая на это внимания. Грюм же попробовал еще двух, изобразивших пение и танцы, и потерев подбородок, объявил занятие оконченным, направившись в боковую дверь, где у Римуса Люпина был кабинет.

Даже после занятий Мерлин жестко отрезал, что не будет об этом говорить, и был таков. А на завтра, как гласило объявление в углу гостиной, ожидалось прибытие участников от других школ.

Глава 19. Кубок Огня

Около шести часов всю школу, от мала до велика, построили встречать гостей: рядами, по курсам, выстроили около крыльца главных ворот. Отсюда, с холма, открывался вид на всю округу. Мерлину это напомнило официальные мероприятия на записях — лишь бы выпендриться, показать себя в лучших цветах. Вот только как же прибудут гости? Этот вопрос обсуждали все студенты, и он не обошел стороной и наш квартет. Первым из всей толпы, старательно смотрящей по сторонам, заметил Грюм с его волшебным глазом.

26
{"b":"551008","o":1}