ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Альбус, ну ты же знаешь поговорку: надейся на лучшее, готовься к худшему. И да, помнишь, я советовал тебе завести газету, чтобы если что, было чем ответить на сплетни и пропаганду?

— Ну да, только зачем? Не настолько же идиоты в министерстве сидят…

— В любом случае, сейчас самое время это сделать, если еще не сделал. Еще и школе денег заработаешь для школы и про запас, на всякий случай.

— Хорошо, я задумаюсь над этим вопросом, — директор примиряющие кивнул, и попрощавшись с Николаем Керененским, долго еще сидел у себя за столом, смотря в окно, скрытое покровом ночи. Там, далеко в вышине на темном покрывале неба сияли яркие звезды.

Спустя какое–то время он потянулся, встал, подошел к шкафу, из которого достал странный предмет — каменную чашу, с вырезанными по краям рунами, в которой была жидкость или же газ, белесого цвета. Старик коснулся палочкой виска, и аккуратно вытянул мутную белую нить, отправляя ее в чашу…

Глава 20. Ох уж эти репортеры…

Гарри

Чертовы гении. Хоть бы спросили что ли… Хорошо хоть Сириус меня понимает, вон, пока шли разговаривали — обсуждали детали тренировок, что именно будем изучать, а заодно — как у него дела. Правда, когда я высказал свое возмущение по поводу, что меня даже не спросили, Сириус даже остановился и парировал весьма жестко: — А что тут спрашивать? Ты уже участвуешь. Факт. И сам нормально не подготовишься, чтоб на все сто процентов. Это тоже факт. Я понимаю тебя, но в данном случае они правы. Ищи лучше плюсы — теперь и в школе будем видеться часто! Ну, бывай.

Обнял напоследок, и был таков. Я, переваривая все, что выдалось на сегодняшний вечер, зашел в гостиную погруженный в себя и буквально оглох от шума и криков! — Гарри, молодец! Гриффиндор снова в игре!!! — Гарри, как ты это сделал? Поделись секретом! — Это надо отметить!

И в этом духе. Я с трудом пробился сквозь толпу, которая всячески радовалась и завидовала, лишь однокурсники встретили меня прохладно. Но вот тех, в ком я сейчас нуждался, я не нашел. Хотя, вот же они! Сидят у окна, Мерлин и Гермиона. — Гарри! Ты как? Что сказали Дамблдор и остальные? — Гермиона обняла и тут же отстранилась. Мерлин лишь кивнул, полусидя на подоконнике. — Что мне придется участвовать и проходить испытания наравне со всеми. Из плюсов — экзамены не сдавать, — я лишь грустно усмехнулся. — Зато теперь на наших тренировках будет Сириус!

— О, это замечательно. Станет еще интереснее, — улыбнулся Мерлин.

— Ребята, — я замялся. — Ну вы–то хоть не верите, что я кинул свое имя?

— Ну мы же не сошли с ума, — хмыкнула Гермиона, переглянувшись с Мерлином.

— Рона только вот потеряли, исчез он куда–то. Ладно, день завтра нелегкий, а тут слишком шумно. — Мерлин проходя хлопнул по плечу, чуть приобнял, прощаясь, Гермиону и с легким поклоном отправился наверх, пожелав доброй ночи.

Я тоже быстро понял, что если сейчас не исчезну, то меня разорвут на части беснующиеся гриффиндорцы. От избытка эмоций. Господи, ну почему всегда я? Всегда в центре внимания, всегда приключения нахожу, как там Мерлин сказал, на свою задницу? Очень точное определение для меня. Думал, дадут пожить нормально, угу. Размечтался парень.

Винтовая лестница, дверь нашей спальни и пожалуйста, вот он, Рон. На своей кровати лежит друг. Вроде бы спит…. Я тихо прошел к своей кровати и стал переоблачатся в пижаму. — Мне мог бы и сказать. Рискнули бы вместе.

— Слушай, Рон, я НЕ кидал свое имя в кубок. И конечно бы сказал, если бы пытался это сделать.

— Ну да, конечно, Великий Гарри Поттер просто решил всех надуть и боится, что ему влетит. Мне–то можешь сказать правду? Я тебя еще не сдавал ни разу.

— Рон, включи свою тупую голову и пойми. Не бросал я свое имя. Старших не просил. А Дамблдор вообще опасается, что меня хотят так убить. Пойми же ты наконец! — Внутри кипел гнев и обида: Ну как он не понимает?

— От чего погибнуть–то? В золоте утонуть или от славы, например, поклонницы задушат?

— Рон, ты идиот.

— Ну да. Я Рон Уизли, тупой друг — идиот Великого Гарри Поттера. Иди ты в задницу!

— Тебе того же, — злобно буркнул я и задернул полог. Тупой упрямый осел! И Мерлин блин тоже хорош, ушел, вдвоем мы бы его убедили! Ну что за дурацкая привычка мыться на ночь?

— О, Наш гений идет. Что, ты тоже с ним? — Рон решил наехать и на Мерлина. Я чуть отдернул полог, чтобы увидеть, что происходит. Что, сейчас я потеряю последнего друга? Мерлин остановился посреди комнаты и убрал от головы палочку, потоками теплого воздуха из которой сушил голову, направив ее куда–то в сторону кровати Уизли и помахивая ей в такт словам.

— Рон, свое мнение я выразил еще в большом зале. Ты всерьез считаешь, что я его изменю, потому что ты так решил? Или потому что все думают, что это он сделал? Я возможно повторюсь, но на мнение всех мне плевать. А ты дурак, если всерьез принял весь этот бред.

— Но кубок же у всех на глазах выбросил его имя!

— Значит, кто–то хочет, чтобы он участвовал, и заколдовал кубок. Зачем? Не знает никто, можем только гадать. Господи, Рон, ну он три раза побеждал Волан–де–Морта, он знаменит на всю Британию, у него огромное состояние от родителей, и ты всерьез веришь, что ему нужен этот турнир? Свари оборотное зелье и предложи Гарри махнуться шкурами на пару дней, он с радостью уступит, если так хочется. Может поймешь, что это все нахрен ему не сдалось. — Раздалось мычание Рона, когда он обычно открывает рот но еще не сформулировал мысль, но Мерлин взмахнул палочкой и раздался звук задвигаемого полога в стороне Рона. — Все, я все сказал. Спокойной ночи.

Я откинулся на подушку и снял очки, в которых чуть не уснул. Все же Мерлин на моей стороне и Гермиона тоже! Эта мысль не давала покоя, разливалась по телу спокойствием и теплом. А все остальные… Как сказал друг — пусть идут лесом! Запретным. Вот с такими мыслями я и уснул. На следующий день подошла декан и сказала в три явиться на третий этаж для осмотра палочки и интервью… Если я правильно понял. Я разнервничался — с палочкой–то все было в порядке, а вот интервью какое–то… Зная, что про меня и так пишут, не хотелось бы стать посмешищем или еще чем–то. — Ну неужели без этого никак?

— Господи, Гарри, хочешь давай интервью, хочешь нет, хочешь пошли ее прямым текстом куда подальше эту репортершу или кто там будет, какая разница? Главное, если все же не удасться отвертеться, проследи, чтобы она твои слова записывала, а не чьи–то еще. А то налепят с три короба… И помни, ты — хозяин положения, а не они. — Мерлина я, видимо, достал уже… В три я отпросился у Флитвика, перед этим успешно продемонстрировав отброс подушки, и направился в указанный кабинет. Парты там были убраны, и три других чемпиона — красавица Флер, хмурый Виктор Крам и улыбающийся Седрик уже были здесь.

Для начала мистер Оливандер осмотрел у всех палочки, причем как оказалось, Флер на четверть вейла, и в ее палочке волос ее бабушки. Так что с этой дамой шутки плохи…. У остальных же были палочки как палочки. Палочку Гарри тот проверил в последнюю очередь, придирчиво осмотрел, крутя ее в руках, и выпустил сноп зеленых искр, прежде чем вернуть ее владельцу. — Итак, раз с проверкой мы закончили, господа и дамы, уделите несколько минут репортерам, которые очень хотят узнать побольше про наших чемпионов. Я был против, но тем не менее, Здесь Рита Скитер от Ежедневного Пророка и Белла Вульфрик, от новой газеты «Вестник дня» — Дамлдор, улыбаясь, кивнул молодой волшебнице в синей мантии, стоявшей чуть в стороне от колдуньи в зеленом костюме, блондинки в очках и с ядовито–розовой помадой. Мужичок с камерой деловито сделал несколько снимков чемпионов вместе, затем порознь, больше всех он задержал Флер. Рита Скитер первым делом подошла к нему сразу после фотографии.

— Вы не против где–нибудь уединиться, чтобы нам не мешали?

— Нет, я не против, — я был смущен и надеялся, что задав пару вопросов, она быстро отстанет.

29
{"b":"551008","o":1}