ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ай! — эффект как если на льду резко поскользнуться. Гермиона резко заваливается на спину, судорожно хватаясь руками, но я ее плавно ловлю, обхватывая руками под спину, и целую, рывком корпуса поравнявшись с ней в высоте над землей. Губы… чуть холодные — все же она в платье и накидке, а на улице легкий минус…. Сладкие губы, сводящие с ума. Судорожно хватать меня она прекратила, ослабив хватку, прошло мгновение, другое… Как гром прозвучал удар сердца… ДВУХ? Еще удар… удар… Я выплыл из омута и отстранился, открывая глаза. Гермиона судорожно выдохнула, жадно втянула воздух обратно, открыла глаза, пару раз хлопнув ресницами.

— Люблю я тебя, дурочка. — тихо прошептал я. Я ждал реакции, пощечины, чего угодно.

В звенящей тишине, нарушаемой лишь звуками дыхания, сопровождаемыми маленькими струйкам пара, Гермиона выпрямилась, опираясь на мои руки. Теперь мы стояли вертикально, а она была у меня в объятиях " в охапку» — с руками между нами.

— Да я… я поверить не могу… — Гермиона опустила голову и легонько ткнулась мне в плечо, я нерешительно провел рукой ей по спине. Сбылась мечта у человека — вот стою и обнимаю самую дорогую мне на свете…

Гермиона подняла голову и уже сама подалась вперед… поцелуй… еще один…

Внезапно тишину нарушили голоса: — Да где же они? Нужно скорее им это рассказать! — голос Гарри дрожал от нетерпения.

Я тихо сделал несколько шагов вперед и повернулся спиной к голосам, слегка разведя руки и тем самым сделав плащ со спины шире, но Гермиона он неожиданности уже отстранилась. Однако идею поняла и чуть присела, чтобы скрыться полностью за моей спиной и плащем.

— Проскочили? — шепот у меня получился с небольшой хрипотцой.

— Да, прошли. — Гермиона ответила таким же шепотом и нервно рассмеялась. — Мы как шпионы какие…

Несколько минут мы простояли, слегка склонившись — смеяться, поев, — довольно неблагодарное занятие, живот болеть быстро начинает. А смеялись мы долго — минуты три давая выход напряжению за весь сегодняшний день.

— Мерлин, пойдем в замок. Мне холодно, — Гермиона поежилась. Ее накидка сползла во время падения и сейчас была у меня в правой руке. На ее плечах и руках проступили мурашки.

— А так? — Я набросил на нее ее накидку, а затем обнял и завернул в плащ, образовав этакой кокон.

Гермиона прижалась своим телом ко мне и обняла в ответ, пряча руку у меня на спине, а вторую запустив в шевелюру на голове: — А так хорошо.

* * *

В замок мы вернулись через час, по дороге найдя Гарри и Дафну, причем судя по скорости, с которой они отпрыгнули друг от друга и обернулись — у них тоже все было хорошо. Гарри поведал, что они видели Снейпа и Каркарова, около карет обсуждавших очень интересное явление — у них налились и почернели Черные метки, усилилось покалывание в руке. Означать это могло только одно — зло снова возвращалось…

В замке праздник еще продолжался, а за столом сидел одинокий Рон, что–то быстро поглощавший из напитков. С ним мы все разминулись, отправившись танцевать — там снова был медленный танец. С шутками, прокружившись пару танцев, я пропустил начало белого танца и был быстро взят в крепкий хват Дафной. Гермионе оставалось только пригласить Гарри.

— Как рождество? Удалось? — Промурлыкала Дафна.

— А у вас? — Я ей подмигнул, и ее рука на мгновение сжала мою.

— А мы вас искали, — этаким невинным голосом произнесла леди Гринграсс.

Танец закончился, но когда мы с Гермионой устремились друг к другу, ее пригласил сам Виктор Крам. Гермиона в нерешительности замерла, ее брови взлетели вверх, бросила взгляд на меня, и болгарец обернулся. Улыбнувшись. он кивком поприветствовал меня.

— Позволишь?

Я пожал плечами, мол, почему бы и нет. Растерянная таким решением Гермиона была честно возвращена по окончании танца.

— Твоя дама потрясающе танцует, вы оказали мне честь, леди.

— Ну что вы… — Гермиона только начала отрицать, эмоциональной мимикой лица сопровождая фразу, как тот с улыбкой покачал головой и растворился в толпе. — Почему ты не протестовал?

— А у тебя будет еще шанс потанцевать с лучшим мировым ловцом года?

— Тоже верно…

— Никуда я тебя не отпущу больше чем на танец, не переживай, — я тихо прошептал это, пока мы медленно покачивались в очередном танце.

— Да-а, я‑то думала, ты меня ничем больше не удивишь…

— Я правильно понимаю, что это все — да? И ты моя девушка?

— Господи, какие ж вы иногда тугодумы… — Гермиона рассмеялась. — Да, да…

* * *

Мерлин думал, что волшебство этого вечера не закончится никогда, но в два часа ночи объявили окончание (хотя многие задержались в саду). На полпути он отбежал в уборную и нагнал своих уже в гостиной Гриффиндора. Гарри ушел провожать Дафну, так что в гостиной должны были быть Рон, так и просидевший хмурым весь вечер — даже с француженкой потанцевать отказался, правда ей он не хамил и не грубил, а ответил весьма вежливо. Отворив портрет, парень застал следующую картину. Гермиона, на которую орет Рон. Да, да, не иначе. Хуже всего было то, что сейчас это была не обычная Гермиона, а раскрывшаяся под впечатлениями и ощущениями этого вечера. Это было очень плохо… быстрым шагом Мерлин пересек гостиную и встал перед Роном.

— … Ну и катись к нему! Чертова….

— Рон, — парень говорил тихо и спокойно, стараясь отрезвить его. — Рон, ты пьян, иди домой в спальню и проспись как следует.

— Да пошел ты! — рука взлетела в воздух.

— Сейчас ты пойдешь. В спальню. Спать. — он сжал запястье, и потихоньку рыжий опомнился. Отдернул руку и, что–то бухча и потирая запястье, ушел в сторону спальни, провожаемый взглядом.

— Гермиона, ты как?! Что случилось?! — Мерлин бросился к ней и заметил слезы и дрогнувшую спину, опустившиеся плечи. Обнял, успокаивая, но через пару мгновений она отстранилась.

— Тоже иди спать. Слишком много произошло за сегодняшний вечер…. — Гермиона вытерла слезы и, скинув туфли, отправилась в женскую спальню…

Глава 26. Финальная Часть Мерлезонского балета. ч.1

Мерлин долго еще в ту ночь не мог уснуть — он не верил в случившееся, никак не мог успокоить бурлившее по жилам тепло от счастья и переживал за то, что произошло в конце: «Что с Гермионой? Что ей Рон сказал? Этот гад вон, храпит, сразу как пришел, так в одежде и завалился.»

У Гарри прощание затянулось, и он пришел такой же опьяненный счастьем, как и Мерлин, но без горького осадка. Кажется, чаша весов склонилась в сторону снежной королевы, потому что про рыжую девушку он даже не вспомнил сегодня. Мерлин уже все же уснул, Симус и Дин тоже спали, а Невилл только разувался…

Утро Мерлин встретил плохо выспавшимся и с тревогой на сердце, но причины парень понять не смог. Однако. Утро и так пошло наперекосяк: от тренировки он благоразумно отказался — все же слишком много вчера был на ногах. Брился — порезался… решив, что на этом неприятности кончатся, он с улыбкой подумал про Гермиону, но тут же вспомнил чем все кончилось. Решив для начала разобраться с алкоголиком, он не обнаружил Рона на месте, лишь Гарри сладко спал. За завтраком тоже никого из них не было — ни Рона, ни Гермионы. Не было их и в гостиной, и за обедом и ужином. Даже на их тренировку вдвоем Гермиона не пришла, и это заставило Мерлина в конец разнервничаться. Рона же он все же застал, вечером.

— Рон, нужно поговорить, — Мерлин одернул его, пока парень играл в шахматы с Симусом.

— О чем мне с тобой разговаривать? — Рыжий даже не повернулся.

— Ответишь на вопрос и свободен, — голос Мерлина стал холодным и низким, но на хрип пока не сорвался.

— Валяй, я жду вопрос, — Рон полуразвернулся, но был поднят со стула и оттащен в сторону.

— Что именно ты сказал Гермионе до моего появления? — Ответ на вопрос — пошел ты, Мерлин.

Мерлин усмехнулся, и никто не заметил, как быстро сжались и разжались его руки.

39
{"b":"551008","o":1}