ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В Хогвартсе сегодня был накрыт праздничный ужин, в честь последнего экзамена и предстоящего третьего испытания. Завтра должны были приехать гости — шоу с зачарованными очками всем понравилось, а благодаря газетам история быстро разлетелась по магическому миру. Не чемпионат мира по квиддичу, но тем не менее. Правда, с этими газетами была связана еще и неприятная история — заноза в заднице — Рита Скитер никак не могла успокоиться и портила жизнь людям, как могла. Как итог, после второго испытания вышла статья про Гарри, подробно описывавшая его жизнь. Подпортила она жизнь и Гермионе, написав, что Гермиона кинула Гарри ради какого–то там красавчика с ее школы и тем самым разбила ему сердце. Интересно, это она обо мне так лестно отзывалась? Гермиона всерьез обиделась на писаку — ну еще бы, не каждый день тебе письма с гноем бубонтюбера приходят. К счастью, когда Гермиона открывала утреннюю почту, я обратил ее внимание на то, что конверт с посылкой. Мы как раз сидели в гостиной, куда она принесла охапку писем.

— Гермиона, там что–то внутри.

— М?

— Что–то есть внутри серого конверта справа от тебя. Дай–ка его сюда, — я схватил этот злосчастный конверт. Картон был очень плотным и чем–то промазанным, видимо, для герметичности. Судя по тому, как перемещался его вес, пока я его вертел, там была какая–то жидкость. Так что, недолго думая, я отправил его в камин.

— Мерлин, что ты делаешь! Тут конечно злобные отзывы и письма за то, что я не делала, но нужно же их хотя бы про…

Конверт зашипел в огне, и, когда прогорела бумага, на огонь пролилась желтая густая жидкость.

— Гной бубонтюбера? Да они озверели! Это же противозаконно!

— Гермиона, это тут кого–то волнует? Жги всю эту макулатуру. Вот из того, что ты прочла было хоть одно с сочувствиями, и что эта Скитер — коза, тебе бы помогло?

— Нет… Знаешь, ты прав, я просто думала, что взрослые люди более умные, что ли… А оказывается, у них интеллект, как у дуба, и единственное, что их волнует — это сплетни! Прямо Лаванда и Парвати! — Гермиона собрала все это в охапку и швырнула в камин.

— Мда? И о чем они сплетничают, позволь спросить? — Гермиона слегка порозовела

— Обо всем. И больше мне таких вопросов не задавай. А то рассержусь и обижусь.

— Сдаюсь. Не карайте меня, о, королева! — я театрально бухнулся на колени с соответствующим выражением лица.

— Я подумаю над вашим предложением, мистер, — Гермиона изобразила задумавшуюся королеву, и мы вместе рассмеялись.

Так что с тех пор все письма отправлялись в камин, даже Гарри уже замучился читать про то, какой он бедняжка и как его всем жаль, и тоже вываливал туда свою почту.

После ужина Сириус и Гарри куда–то умотали, Уизли тоже ретировались, а затем с нами распрощался и Люпин — он не мог остаться на завтра и поддержать нашего чемпиона из–за работы. Так что мы с Гермионой прошлись еще раз недалеко от озера, слушая плеск воды, и отправились в гостиную. Девушка ушла спать, пожелав мне доброй ночи и чмокнув в щеку на прощание, и я тоже не стал задерживаться. Рон уже дрых, как и все наши, не было только Гарри. Он пришел спустя полчаса, когда я лежал и гладил кота, который довольно мурчал.

— Гарри, куда вы с Сириусом исчезли?

— А, весело время провели. Я его с Дафной познакомил. В общем и целом они друг другу понравились. Ну а потом мы еще немного прогулялись по замку. Ты не поверишь, сколько у Сириуса тут воспоминаний. Заодно лекцию он мне прочитал еще раз насчет завтра. Интересно, удастся ли победить? — Гарри задал вопрос в воздух, снимая футболку и плюхаясь на свою кровать.

— Ну вот ты завтра возьми и выясни это, — я усмехнулся, пожелал другу спокойной ночи и, переложив кота с груди под бок, уснул. Сон был тревожным, что–то не давало мне покоя. Что–то, что я все время не замечал, но очень важное.

В четыре часа следующего дня мы отправились на трибуну, пожелав Гарри удачи. На прощание я еще на него купол повесил, ну, на всякий случай. Амулеты бы все спалили и реквизировали бы, иначе весь турнир был бы гонкой состояний, а вот легкое щитовое заклинание должно было предотвратить атаку–две по Гарри. Я, конечно, верил в друга, но что–то мне мой сон покоя не давал. Трибуны в этот раз были больше и расположены с одного края поля для квиддича. Специальные заросли кустарника выросли в целый живой лабиринт, вход в который был перед трибунами. Высота зарослей достигала метров четырех — пяти, наверху листья и ветви практически смыкались, погружая весь лабиринт во мрак. Состав судей был тот же: Барти Крауч, Людо Бэгмен, директора трех школ. Пушка с Филчем тоже присутствовала, по ее сигналу должен был начинать Гарри, как обладатель наибольшего количества очков. Затем шел Виктор Крам, Седрик и Флер. Все Четверо Чемпионов сейчас стояли внизу, у трибуны, в ожидании начала. Гарри нервничал, периодически взъерошивая волосы и улыбаясь. Крам немного сонно потягивал ноги. Флер обхватила себя руками, зажав в правой палочку, и что–то нашептывала. Видимо, успокаивала себя. Седрик же общался с родителями, которых потом попросили пройти на трибуну.

— Итак, дамы и господа, добро пожаловать на третий этап Турнира Трех Волшебников! Сегодня мы наконец узнаем имя победителя и то, к какой школе перейдет кубок на следующие три года! Он стоит в центре этого лабиринта, который предстоит пройти нашим участникам. Чтобы вы могли наблюдать за ходом состязания, мы выдали каждому из участников по амулету на цепочке, вид с которых будет проецироваться на этот экран, магическое зеркало, — министр магии Корнелиус Фадж сопровождал свое выступление жестами. Дамблдор же в это время снова сотворил экран и занял свое место в судейской ложе.

— Итак, начали! Мистер Филч.

Прозвучал звук выстрела древней пушки, и Гарри сорвался с места.

Глава 31. Лабиринт

Гарри сорвался с места и нырнул в заросли. Листья и ветки задевали его, хлопая по лицу, а из–под кроссовок вылетали куски земли. Налево, потом направо. Длинный коридор и тупик. Назад, назад, скорее назад, снова налево, направо… и тут повеяло холодом. Впереди из–за поворота выплыла черная тень и стала стремительно надвигаться на замершего Гарри.

— Экспекто Патронум! — и из палочки Гарри выплыл серебристый олень. Тень в нерешительности застыла, глупо повесив руки.

— Господи, да это же боггарт! Ридикулус! — боггарт с треском исчез, но вместе с ним растаял и олень. Гарри поспешил вперед, на следующей развилке взяв опять направо, чтобы не сбиваться с курса. Он снова ускорился, стараясь как можно быстрее пройти дистанцию, но впереди появилась странная штука. Сияющее поле, этакая лёгкая дымка. Заклинания отмены и взрыва не помогли, и Гарри наугад шагнул в дымку. Сразу всё перевернулось с ног на голову. В теле образовалась непривычная легкость, вообще ощущения были очень странными. В попытке развеять наваждение Гарри сделал несколько шагов, и мир снова вернулся в нормальное состояние. Он двинулся дальше, заметив, что постепенно заросли густели, и дороги под ногами было почти не разобрать. Яркий свет на конце палочки осветил дорогу, и Гарри зашагал вперед. Если судить по его воспоминаниям о поле для квиддича, он должен был быть уже близко к центру, но никаких ответвлений в проходе не было. Вообще, лабиринт давил на мозги и нервы, вселяя ужас и жуткое одиночество. Да, где–то там, благодаря пришитому медальону, все смотрят на него и переживают, но как–то Гарри забыл про это.

Он шагал и шагал, осторожно выставив палочку, когда совсем рядом, через стену, услышал вскрик Флер. От такого крика у него застыла кровь в жилах. Гарри замер, прислушиваясь, а затем побежал вперед. Где–то должно было быть ответвление, и он попробует к ней прорваться. Спустя еще десяток метров он неожиданно выскочил на развилку, и, найдя соседний проход, двинулся вперед. Еще один вскрик… впереди появилась чья–то спина, в которой Гарри с удивлением опознал спину болгарского чемпиона. На земле перед ним что–то извивалось, и только когда подошел ближе, Гарри увидел что это была Флер, которую старательно опутывали дьявольские силки. Девушка успокоилась, и силки разом ослабли. — Круцио! — Крам не заметил света от палочки Гарри, которую тот отвел назад, почти за правую ногу. Заклинание вызвало вскрик, Флер прогнулась спиной и ее тело забилось в судорогах, вызвав очередной рывок силков, настолько сильный, что затрещала ее одежда. Теперь было понятно, что сбило девушку на землю и опрокинуло на спину, точнее, кто, и как она оказалась в силках. Гарри, недолго думая, вскинул палочку:

48
{"b":"551008","o":1}