ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Кхм–кхм, — слово взяла дама, ужасно похожая на жабу. — Прошу прощения… Но вам же нет семнадцати…

— Тем не менее, я последний живой представитель этого рода, и уже год как по обоюдному согласию с магическим опекуном являюсь полноправным лордом. Это было оформлено и документировано еще год назад, мадам заместитель министра.

— Хорошо–хорошо, лорд Гарри Джеймс Поттер, шестнадцать лет, проживающему по адресу: Графство Суррей, город Литтл — Уингинг, Тисовая Улица, дом номер четыре. Допрос ведут: Корнелиус Освальд Фадж, министр магии; Амелия Сьюзен Боунс, глава отдела обеспечения магического правопорядка; Долорес Джейн Амбридж, первый заместитель министра. Свидетель защиты: Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор.

Подсудимый обвиняется в следующем: он сознательно, намеренно и с полным пониманием последствий незаконно применил заклинание в присутствии маггла на площади Гриммо, в девять часов двадцать три минуты вечера. В данном случае он нарушил статью «С» Указа о разумном ограничении волшебства несовершеннолетних от тысяча восемьсот семьдесят пятого года и раздел тринадцатый Статута о Секретности.

— Подсудимый, вечером второго августа вы применяли магию?

— Да.

— Вы осознавали всю ответственность? Что вам запрещено колдовать вне школы?

— Да.

— В районе, густонаселенном магглами?

— Да.

— Понимая, что непосредственно рядом с вами находится маггл?

— Именно.

— В таком случае, я полагаю разумным применить меру наказания, как: исключить мистера Поттера из школы Чародейства и Волбшества Хогвартс, волшебную палочку сломать.

— Министр, позвольте…

— Да, мадам Боунс?

— Мистер Поттер, следствие установило, что вы применили заклинание Патронуса. Вопрос: вы вызвали телесного Патронуса?

— Да. Я вызвал Патронуса в форме оленя.

— Вы вызвали телесного Патронуса в пятнадцать лет?

— Я обучился этому в тринадцать, два года назад. Под руководством профессора Люпина, в школе.

— Немыслимо… — мадам Боунс вздохнула, а зал снова зашумел. Изумленные маги переглядывались и шушукались. — Мистер Поттер, вы можете объяснить, зачем вы это сделали посреди улицы, если утверждаете, что все осознавали?

— Я вызвал Патронуса, чтобы прогнать двух дементоров.

Вот теперь зал замолк. Повисла абсолютная тишина.

— Дементоры? В центре Лондона? Детские сказки, — выступила мадам заместитель министра.

— Двое стражей Азкабана напали на меня и мою подругу–маггла. Действительно, в центре Лондона. Мы просто шли по улице. Появилось двое дементоров в черных балахонах. Потемнело, повеяло холодом…

— О, это чрезвычайно умно. Ведь магглы не могут видеть дементоров. Я вынужден прервать этот тщательно отрепетированный рассказ…

— А зачем еще в центре Лондона вызывать Патронус? — подал голос Дамблдор. — Гораздо интереснее, что двое дементоров делали на площади Гриммо, и еще двое были замечены тем же вечером в Литтл — Уингинге, — теперь министра оскорбили уже двое.

— Кхм–хм. Все дементоры, насколько мне известно, находятся под контролем министерства и охраняют Азкабан.

— Спасибо, Долорес. Так вот, поскольку вы не можете предоставить свидетелей данного происшествия… — Фадж триумфально улыбался, Перси закивал головой, как и жаба.

— Вообще–то можем. В Литтл — Уингинге дементоров видела миссис Фигг, соседка родственников, у которых жил Гарри, — Дважды оскорбили, уух.

— Магглы не могут видеть дементоров, а магов там нет!

— Она сквиб… — Дамблдор грустно улыбнулся в усы.

Мадам Боунс опросила старушку Фигг, которая вполне внятно описала дементоров.

— …тем не менее, на площади Гриммо…

— Министр, — Дамблдор устало протер очки. Он перебил Фаджа в третий раз, что кое–где уже считалось законным основанием для дуэли, — факт в том, что дементоры прогуливались по пригороду Лондона без ведома министерства магии. Что мешает им в таком случае прогуляться и в центре Лондона? К тому же, хоть магглы и не видят дементоров, они их чувствуют, как и мы. Я могу пригласить соседку мистера Поттера, с которой он в тот день шел домой и в чьем присутствии применил заклинание, и она опишет свои ощущения. В крайнем случае, если вы продолжите отрицать очевидное, мой подопечный согласен на применение Веритасерума. Закон гласит: «Несовершеннолетний может применять волшебство в случае угрозы для жизни».

— В допросе с Веритасерумом нет необходимости, — Мадам Боунс посмотрела на Гарри. — Предлагаю голосование. Кто за то, что подсудимый виновен?

Фадж, Жаба, Перси. Пара фанатиков, какая–то серая ведьма с жиденькими блеклыми волосами.

— Кто за то, чтобы снять с подсудимого все обвинения?

Все остальные. Победа!!! Гарри мысленно произнес «Ес!», но позволил себе лишь улыбнуться. Игра еще не окончена.

— Подсудимый полностью оправдан, — Фадж скрипел зубами от злости.

— О, Министр, чуть не забыл. Прошу минуточку внимания! Я как верховный чародей Визенгамота выдвигаю слушание об незаконном присутствии дементоров в Лондоне. Ведь они все подчиняются Министерству, и должны находиться в Азкабане. Я очень хотел бы услышать о результатах расследования этого вопиющего происшествия, — Дамблдор весело улыбнулся. — Благодарю, у меня все.

— Всем спасибо, все свободны, — тихо произнес Гарри, поблагодарил миссис Фигг, и вместе с Дамблдором зашагал навстречу Сириусу, который пытался протолкнуться к ним.

Глава 40

Мерлин

Победу Гарри в суде отмечали весь день. Сам он стал заметно веселей — у него с плеч упал здоровенный камень, пусть и только один из нескольких. Следующие несколько недель пролетели в подготовке к свадьбе — хотя нас и не просили, но сидеть сложа руки, когда остальные заняты делом — не по–нашему! Мы развлекались, взяли пару уроков у Мародера вкупе с Аврором одновременно, и слушали «вести с фронта», которые приносили участники Ордена Феникса. Гермиона снова вошла в свой учебный режим, став более… закрытой. Серьезно, когда мы были вдвоем, она расцвела, раскрылась, а теперь снова погрузилась в образ дружелюбной, очень сильной, умной и строгой девушки. Так что подзатыльники периодически получал даже я, что неслыханно! Правда, от хлопка по спине после шутки я уже избавился — нужно пропустить руку, чуть развернуть даму и приложить, куда надо. Чистоте получаемого звука позавидовала бы пара шашек динамита, а визг и то, как Гермиона аж подпрыгнула — бесценно. Больше меня по спине она огреть не пыталась, хотя и я потом извинялся за шикарный отпечаток на довольно интересном месте. Вдвоем нам работать практически не получалось — сказывалось количество народу, поэтому нашу магию и занятия с ней пришлось отложить, да и в отношениях мы чуть отдалились, стараясь придерживаться норм поведения на людях. Да, на нормы плевать и все свои… но мы же скромные в меру люди. Вот мысленно — да, общались постоянно, что помогло сильно укрепить связь и научиться контролировать ее до мелочей. Вплоть до того, что мы стали видеть одни сны на двоих, если желали.

Свадьба была скромной и безумно красивой одновременно. Присутствовали: Сириус Блэк, собственно, жених — одна штука (в черной приталенной мантии, отделанной золотом, c расчесанными волосами, аккуратно подстриженный, лучится от счастья). Элизабет Вульф, невеста — одна штука (длинное белоснежное с серебром платье, подчеркивающее и в тоже время скрывающее фигуру немыслимой красоты). Ремус Люпин, свидетель, друг жениха. Тонкс, подружка невесты, свидетельница. Отец невесты — Брайан Вульф, мастер–аврор в отставке. Суровый, белоснежно–седой дядька с кучей шрамов и суровым лицом, но со всеми конечностями. Свадьба была магическая, поэтому обязанности у всех перечисленных лиц были нешуточные. Сам обряд читал Дамблдор. Заклинания, точнее, их непрерывный каскад, лились этаким речитативом, как народные песни, на одной интонации и в довольно быстром темпе. Итогом стало появление на руках супругов магических браслетов, которые формировались из синего свечения. Сначала оно возникло как раз в области запястий возлюбленных, потом прошлось по их телам и снова вернулось к рукам, которыми они держались, формируясь в два красивых браслета. Они на мгновение стали физическими, но после традиционного поцелуя, скрепляющего обряд, вспыхнули и исчезли. Что–то подсказывало мне, что как и родовые перстни, в любой момент эти браслеты могли проявиться. Присутствовала и наша четверка, близнецы Уизли (партнеры Сириуса по бизнесу, кстати, он же их финансирует и является соучредителем «Всевозможные Вредилки Уизли»), Джинни, Аластор Грюм, еще трое незнакомых нам людей — две ведьмы и маг, видимо, друзья Элизабет, а еще, как ни странно, Грейнджеры. Сириус неплохо с ними сошелся после того Рождества, когда отец вытащил всех сначала в горы, а потом на остров. Естественно, все были при полном параде, так что маги с интересом разглядывали награды на морском парадном мундире мистера Грейнджера. Вечер был потрясающим — празднично убранная гостиная вместила нас всех вместе со столами и даже осталось место для танцев — эффект чар расширения, скомбинированный с кучей других, подпитываемый родовым источником, который в свою очередь питался от силовых линий над и под домом. Очень интересная система… ах да, я о свадьбе. Кикимер и пара новеньких эльфов в нарядных одеяниях, сияя от счастья, обслуживали столы, поставляя изысканнейшие явства, правда, я чуть не подавился от смеха оливкой, и потом еще долго посмеивался — эльфы переусердствовали и приготовили… сибирские пельмени. Нет, состряпали они их правильно, даже пожарили до нужной кондиции, но пельмени рядом с лазаньей, бифштексом и устрицами — это оригинально. Танцы… Ну что тут можно сказать. Было безумно приятно снова увидеть Гермиону в том самом платье с Рождественского бала, снова с ней потанцевать, но в этот раз полностью ощущая ее восторг и каждую эмоцию. Другое дело, что кавалеров было чуть больше, чем дам, так что пришлось меняться. Честь мне лично оказали Тонкс, которая дважды чуть не упала — она, как всегда, невнимательна, миссис Грейнджер–старшая, и одна из подруг Элизабет, мм… Кэтрин, да, Кэтрин МакКиннон. Довольно строгая стройная шатенка с острыми, орлиными чертами лица, надо сказать. С Гарри мы еще долго перешучивались по поводу танцев, а Рона они вообще вгоняли в краску. Видели бы вы его, когда его пригласила Тонкс!

62
{"b":"551008","o":1}