ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Луна, давай я помогу тебе с твоим секретом. Спрятать его тебе проще, чем мне. Ну, как я прячусь — меня увидела только ты благодаря своему дару. Тебе же еще не встречались такие, как ты или я?

— Нет, не встречались. Что ж, благодарю, — Луна кивнула, и пока карета катилась, я вполне сносно прикрыл ее ауру образом таких же как и вокруг — нераскрывшихся в плане магии школьников. Ауры у них были бледно–разноцветные. Я просто подправил ауру Луны и теперь она выглядела похожей на мою под маскировкой, как и у всех остальных.

— Мерлин, мы еще увидимся. И поговорим, не так ли?

— А ты случайно еще и не пророк ли? — пошутил я, но судя по мелькнувшим эмоциям на лице девушки, попал. То есть Линии Судьбы, скорее всего, она тоже уже видела. Ну дела…

Дальше мы ехали уже в молчании, каждый думая о своем. А по прибытии попрощались — я отправился к ожидавшим меня друзьям, а она — сразу в замок. Гермиона ждала момента, чтобы завалить меня вопросами. Так что пока мы шли на ужин, я еле успевал отслеживать все вокруг — такая развернулась мысленная дискуссия. А вот ужин–то нас и удивил… Точнее, личность в составе преподавателей.

— Это же та жаба из министерства, мадам первый заместитель министра Долорес Амбридж! — охнул Гарри, ее опознав.

— Вот черт…

— А где наш Хагрид? Что за дела? — пропажу здоровенного доброго лесничего трудно было не заметить…

Пока все если, я успел рассмотреть Амбридж. Сканировать не рискнул, не хотел ослепнуть от количества народа вокруг, но эта рожа мне сразу не понравилась. Да и не может быть адекватным человек в розовом костюме из юбки и кофты с кучей рюшечек и беретом… Тем более на фоне кучи магов в мантиях и традиционных шляпах. После ужина Дамблдор, как обычно, начал читать свою приветственную речь — про то, куда не надо ходить и что запрещается делать, что ждет нас в этом году, когда откроется сезон квиддича и что Хагрида на время заменит Грабли — Дерг… И «это» посмело его перебить.

— Кхе–кхе.

— Да, профессор Амбридж?

— Благодарю вас, директор, за эти добрые слова приветствия, — высокий девчачий голос этой пухленькой тетке точно не шел, а вместе с внешним видом и лицемерной улыбочкой сразу убивал какое–либо представление о ней как о профессоре. Профессор — это лидер, пример, авторитет. А тут кто? Авторитет для розовых блондинок?

— Мерлин, думай тише, давай послушаем, — Гермиона хихикнула над моим последним комментарием про себя и мысленно урезонила. Ну ладно, послушаем-с.

— Как приятно вновь оказаться в Хогвартсе! И как приятно видеть ваши милые, счастливые лица, улыбающиеся мне…. — ну–ну. Я в зале видел только студентов, остолбеневших от такого обращения — как к трехлетним.

— Я с нетерпением жду знакомства с каждым из вас и убеждена, что мы с вами станем очень хорошими друзьями!

— Это вряд ли… — близнецы произнесли это тихо, но одновременно, и Дамблдор легонько улыбнулся в усы. Впрочем, их мнение поддерживали тихо все — от МакГоннагалл, брови которой вытянулись в струну от такой наглости Долорес Амбридж, до самого тихого первокурсника.

— Министерство магии неизменно считает обучение юных волшебников и волшебниц делом чрезвычайной важности. Редкостные дарования, с которыми вы родились, могут быть растрачены впустую, если их не развивать и не оттачивать бережными наставлениями. Древние навыки, которые выделяют волшебное сообщество из всех прочих, должны передаваться из поколения в поколение — иначе мы потеряем их навсегда. Беречь, приумножать и шлифовать сокровища магических познаний, накопленные нашими предками, — первейшая обязанность тех, кто посвятил себя благородному делу преподавания, — пауза, кивок в сторону преподавательского состава. А я что–то начал засыпать…

— Каждый новый директор Хогвартса привносил в трудное дело руководства этой древней школой нечто новое, и так оно и должно быть, ибо без прогресса нашим уделом стали бы застой и гниение. Однако прогресс ради прогресса поощрять не следует, ибо большая часть наших проверенных временем традиций в пересмотре не нуждается. Итак, необходимо равновесие между старым и новым, между постоянством и переменами, между традицией и новаторством.

Весь зал уже просто забил на эту вызубренную речь. Всюду были шум, смех, да что там — просто в полный голос кто–то уже вещал парралельно с розовой…. я не заснул только потому что Гермиона хорошенько шлепнула меня пару раз по бедру и спине — храп ей мой, видите ли, мешает.

— … потому что иные из перемен приносят подлинное улучшение, в то время как другие с течением лет выявляют свою ненужность. Точно так же некоторые из старых обычаев подлежат сохранению, тогда как от тех из них, что обветшали и изжили себя, следует отказаться. Сделаем же шаг в новую эру — в эру открытости, эффективности и ответственности, сохраняя то, что заслуживает сохранения, совершенствуя то, что должно быть усовершенствовано, искореняя то, чему нет места в нашей жизни.

— Спасибо, профессор, итак…. — продолжил Дамблдор, откровенно зевнув. Видимо, моя зевота безумно заразительна.

— Что все это значит? — Рон задал вопрос достаточно громко, и половина стола теперь смотрела на нас, ожидая ответа.

— Что министерство вмешивается в дела Хогвартса, — возмущенно высказалась Гермиона.

— Приплыли! Помяните мое слово, это только начало нашего знакомства с Долорес Амбридж — она себя еще покажет… — я усмехнулся. Похоже, у нас с близнецами будет, где и как развернуться в этом году…

Глава 42

В гостиной нас в тот вечер ждал сюрприз. Конечно, было ожидаемо, что Гарри опять не дадут прохода. Друг и шагу не могу ступить, чтоб его не обсуждали, но вот от Симуса я честно, не ожидал.

— Привет, Симус, — мы увидели его сидящем на диване.

— Привет Рон, Мерлин.

— Хэй, а я что, пустое место? — Гарри в шутку усмехнулся, появляясь сзади Симуса и хлопая того по плечу. Симус тут же вскочил, нервно дернувшись.

— Симус, да что такое–то?

— Да так. Только мама не хотела меня пускать в школу, из–за тебя, — Симус показал пальцем на Гарри.

— Из–за меня?

— Из–за того, что пишут в Пророке. Про тебя и Дамблдора. Из–за того, что ты несешь.

— Симус, полегче. На заборе тоже много чего написано, а там дрова лежат, — я попытался разрядить обстановку, в то время как на их диалог и дёрганье Симуса смотрела уже вся гостиная.

— Ну вот он и говорит, что Тот — Кого-Нельзя — Называть вернулся. Ты веришь ему?

— Вот оно что, — Гарри завелся. — Значит, я вру, да? А Пророк — нет. Ну и дальше его читай, если мозгов нет! Как у твоей мамочки!

— Гарри, не перегибай палку…

— Замолкли все! — прикрикнула Гермиона. — И извинились. Оба хороши. Гарри, так нельзя. И так Симус, тоже! Просто так людей во лжи не обвиняют!

— Да ты вообще молчи. Вот ты веришь ему? Хотя, что я спрашиваю, вы все одна команда, — Симус махнул рукой.

— Симус. Важно не кому верим мы. А кому веришь ты. Вот Гарри. Ты с ним проучился четыре года. Ты болел, когда он играл в матчах за нашу команду по квиддичу. Ты радовался, когда два года Гарри приносил кучу очков нашему факультету, совершая невозможное, и когда год назад он выиграл Кубок Трёх Волшебников. И кому ты веришь? Бумажке, которую пишет под дудку Министерства неизвестно кто, или Гарри? Почитай «Вестник Дня», узнаешь много нового о ситуации.

— И ты думаешь, что Тот — Кого-Нельзя — Называть вернулся?

— Да. Я ему верю, — вступил Рон.

— И я, — Гермиона кивнула.

— И я так думаю. Потому что даже если отбросить, кто и что говорит, и проанализировать — просто подумать головой, — то выяснить правду не составит труда. А теперь будьте так добры, выполните, что сказала Гермиона, а то лично я не хочу за компанию отгрести от нашей старосты.

— Извини, — Гарри протянул руку.

— Извини, — тихо буркнул Симус, пожимая руку Гарри нехотя.

— А вы что все уставились, а? Давайте, занимайтесь своими делами, тут без вас ушей хватает, — опомнился Рон, решив разогнать сформировавшуюся вокруг толпу. А Колин Криви удачно сфотографировал старосту, размахивающего руками…

65
{"b":"551008","o":1}