ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Учебный год начался как обычно. Опрос от Снейпа, не самые простые задания от Флитвика и МакГонагалл, разве что Руны порадовали отсутствием домашнего задания, да Нумерология. Так что первые несколько дней ушли на вход в режим учебы и привыкание к нему, и на распихивание дополнительных занятий и тренировок — Зельеварение я бросать не хотел, и ребята меня в этом поддержали. Но шедевром, венцом программы, стал урок у Долорес Амбридж…

— Итак, мои дорогие, в этом году вы сдаете экзамен СОВ. С радостью могу сообщить, что обучаться вы будете по программе, одобренной министерством Магии.

— Профессор, можно вопрос?

— Да, мисс Грейнджер?

— В учебнике нет указаний по практическим занятиям…

— О, дорогая, зачем они вам? Ваше обучение в конечном счете направлено на сдачу экзаменов, и министерство считает, что теоретических знаний будет достаточно для сдачи экзамена.

— Простите, профессор, но на экзамене просят и практическую демонстрацию. В общепринятом понимании экзамен является проверкой и оценкой уровня знаний и мастерства экзаменующегося, а не конечной целью обучения, разве нет?

— Да, мистер Керененский, но все же мы были студентами, хе–хе, и, скорее всего, после сдачи экзаменов вы забудете все, что не потребуется вам в реальной жизни.

— Как не потребовалось пятнадцать лет назад всем, кто погиб от руки Волдеморта?

— Вы не подняли руку, мистер Поттер!

— Но профессор, ведь он прав. Здесь же мы изучаем базовые основы защиты себя! Мы же изучали до этого защиту от разных существ, азы общей, на втором курсе даже Дуэльный клуб был! — я продолжал гнуть свою линию.

— Все существа находятся в специально отведённых зонах обитания, и нет никакой нужды в практическом изучении заклинаний. Теория предполагает под собой, что правильно её изучив, вы сможете воспользоваться заклинанием. К тому же, кто будет нападать на детей, на таких, как вы?

— Ну не знаю, может, лорд Волдеморт? — Гарри надоел цирк, и он съязвил.

— Руку, мистер Поттер! Давайте поговорим откровенно. Вам всем внушали, что какой–то тёмный волшебник вновь появился, но это ложь…

— Нам не внушали, — робко подал голос Невилл.

— Это не ложь! Я видел его, я дрался с ним в прошлом году! — Гарри буквально взорвался от негодования.

— Наказание, мистер Поттер!

— Секундочку, профессор. Вы утверждаете, что мистер Поттер лжёт. Он утверждает, что лжёте вы. Из этого следует, что кто–то из вас прав.

Долорес Амбридж победно улыбнулась и подняла подбородок.

— Однако, — продолжил я, — вы всего лишь Первый заместитель министра в отставке. Мистер Поттер же, вернее, лорд Поттер — Герой Британии. Он единственный, кто выжил, а также одолел лорда Волдеморта, причём не единожды. Он победил василиска. Выиграл Турнир Трех Волшебников в четырнадцать лет. Мне кажется, его слово имеет больший вес, нежели ваше, и уж тем более просто так обвинять его во лжи…

— Тем не менее, министерство склонно считать, что мистер Поттер лжёт, или же у него какие–то галлюцинации, на которые он жаловался в том году…

— При всём уважении, профессор Амбридж, но «министерство» состоит из чиновников, которые подчиняются Министру. И все они всего лишь люди, как мы. Это не делает их высшей инстанцией. Ну министерство, и? Я вот давно знаю Гарри и не слышал ни про какие галлюцинации. А вот василиска тут десять человек повидало.

— Наказание, мистер Керененский и Мистер Поттер!

— Позвольте узнать, а за что?

— За наглость и хамство! — она буквально взвизгнула.

— Да пошли вы, — я произнес это скучая, а кабинет обмер. Челюсть потеряла половина Слизерина, что там Гриффиндор. Малфой сидел, пряча улыбку.

— Что вы сказали?! — Амбридж была изумлена до мозга костей.

— Я сказал «Да пошли вы». Так у вас хоть будет повод для наказания. А то иначе бы вы просто солгали при всех.

— Неделя наказания в моём кабинете!

— Что ж, я полагаю, вы всем сейчас наглядно продемонстрировали политику Министерства, пытаясь заткнуть мне рот наказанием, — я мысленно успокоил Гермиону, которая изо всех сил старалась убедить меня не ввязываться. Но я закусил удила. И встав, начал собирать вещи.

— Что вы делаете?

— Собираю вещи.

— Куда вы собрались?!

— На выход. Я полагаю, что смогу найти более приятное время препровождение, чем читать учебник, который я уже прочитал. Кстати, — я кинул ей его, — стиль слабоват, изложение не самое подробное. Не лучший выбор литературы, — я развернулся и направился на выход.

— Стоять! Керененский, сядьте на место!!!

— Нет.

— Что вы сказали!?

— Н–Е–Т. Пишется Н, Е, Т.

— Коллопортус! Керененский. Вернитесь на место.

— Алохомора! Счастливо оставаться, — я хлопнул дверью, пока ещё чего не прилетело уже в меня.

— Да ну нафиг, — выдал Рон и подхватил свои вещи посреди возникшей паузы. Также моему примеру последовал Гарри, Гермиона и … Невилл. Как ни странно, бывший робким, парень опять сделал то, на что не решились многие. Он тоже встал и ушёл.

— Все к директору!!! — Долорес Амбридж выдала хлопнувшей двери.

К директору идти всё же пришлось. Нас нашла Минерва МакГонагалл, и дежурно ради приличия отчитав, вместе с Амбридж сопроводила к директору.

— … я назначила неделю отработки каждому из них, и полагаю, что остальные двое застуживают того же. Также я требую от Мистера Поттера и мистера Керененского официальных извинений!

— Долорес, успокойтесь. Вот, не хотите ли лимонную дольку? Нет? Зря, очень вкусные…

— Сэр, позвольте. Если Долорес Амбридж требует сатисфакции, я готов удовлетворить ее требования… Несмотря на классовое неравенство. Также я прошу полностью освободить меня от посещения её занятий. Я уже прочитал учебник, а большего, видимо, на них нам не светит. К тому же я готов отработать один вечер — в конце концов, я специально и намеренно оскорбил мисс Амбридж, чтобы она не солгала перед всем классом в третий раз…

— Да как ты смеешь, щенок!

— Долорес, я вас попрошу! — вступилась, делая шаг вперёд, наш декан.

— Профессора! Я вас попрошу сесть. И вас, студенты, — Альбус Дамблдор протёр стёкла своих очков–половинок с практически отсутствующим видом, но тон был такой, что сели все. — Долорес, подбирайте выражения. Вы же преподаватель, разве нет? Право преподавателя раздавать наказания, и отменить их может только он лично. С этим я помочь не могу, вам, мистер Керененский, придётся решать вопрос лично с профессором. Насчёт посещения же, я могу сказать, что для отказа от занятий нужно письменное заявление родителей или опекуна. Если ваши родители будут согласны, господа, тогда я подпишу эти бумаги и передам профессору, тем самым уведомив его о вашем праве не посещать занятия. До той поры вам придется на них быть независимо от ваших желаний. Вы же все уже, считай, взрослые люди, давайте не будем превращать уроки в балаган. Тем более, я не ожидал этого от вас, мистер Уизли, мисс Грейнджер. Вы старосты, и какой вы подаете пример? Давайте постараемся больше без этого. Я уверен, профессор Амбридж впредь тоже не будет делать необоснованных заявлений, и будет вести себя благоразумней, как и подобает профессору. В конце концов, речь на занятиях должна идти именно о занятиях, о самом предмете. Минерва, Долорес, подождите меня снаружи пару минут.

Когда преподавательницы ушли, старик продолжил: — Вы же прекрасно поняли, кто она. Так зачем?

— Не люблю, когда лгут в лицо, — я посмотрел в глаза Дамблдору. Но как обычно, только глубокая мудрость читались в них.

— Профессор, если она сделает так ещё раз, я снова отвечу, — осторожно высказался Гарри.

— Ох, дети вы всё ещё, — Дамблдор покачал головой, улыбаясь. — Она вас просто спровоцировала. А вы повелись. Она же теперь все усилия приложит, чтобы вас сломать. Так что постарайтесь избежать конфронтации в будущем. Идеально, было бы получить заявления об отказе от посещений, конечно…. Хм… Хорошо, идите уже на обед. Гарри, я жду тебя в среду.

Глава 43

Отказ я состряпал в тот же вечер. К Гарри, Гермионе письма со схожим документом должны были прийти в течениё пары дней, а вот Рону пришлось попотеть, сочиняя письмо для матушки. Правда, когда мы в гостиной столкнулись и поговорили с близнецами, те идею поддержали, и уж под давлением трех своих сыновей миссис Уизли должна была сдаться.

66
{"b":"551008","o":1}