ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ах, ну бросьте, право, леди. Немного помучается, но ведь не помрет. К тому же, заслужила сия гарпия, не так ли? — мы обменялись репликами в шуточной форме, сделав серьезные лица. Тем временем Гермиона снова прильнула ко мне, и, подтянувшись к моему уху, шепотом томно спросила: — А почему раньше–то так не сделал, а?

— Идиот-с, простите-с, — я развел руками. — Пошли, а то гостиная пополнится версиями Лаванды, где же мы это вдвоем ходим после ужина.

Чуть позже вечером Гермиона устало поднялась по ступенькам в женские спальни и проскользнула внутрь. Она привычно положила палочку на свою тумбочку, задернула окно и стала потихоньку готовиться ко сну. Достала зубную щетку и пасту, шампунь, скинула мантию и галстук, туфли, оставшись в брюках и рубашке да тапочках. Тут в спальню вломилась сидевшая в гостиной пять минут назад Лаванда. Гермиона спиной почуяла, что сейчас будет и закатила глаза. Прав был Мерлин…

— Ой, Гермиона, ты не поверишь, Джессика вчера такое вытворяла с парнем… — Лаванда взялась за очередную жертву. Парвати, отойдя ото сна, с интересом уставилась на происходящее. — Впрочем, что это я. Вы же с Мерлином тоже не просто так где–то пропадали полчаса после ужина. Только не говори, что вы без сумок отправились в библиотеку, как же…

Мысленно воззвав ко всем богам, которых смогла вспомнить, Гермиона взяла свои вещи и прошествовала к выходу, задержавшись около Лаванды. Она сделала вид, что хочет шепнуть ей на ушко, и та триумфально расцвела. Но вместо этого ее голос прозвучал довольно громко и немного устало:

— Лаванда, завидуй молча.

Лаванда отмерла лишь когда Гермиона вышла, прикрыв дверь.

— Это значит да?

— Это значит, что тебе пора перестать ее доставать, независимо от «да» или «нет», — буркнула Парвати, переворачиваясь к стенке. Браун на мгновение задумалась об этом, но потом тут же отмахнулась от этой мысли. * * *

Время, тем не менее, в этой суматохе пробегало неимоверно быстро. Казалось бы, каждый день длинный, насыщенный событиями — ан нет, все равно они сливаются в бесконечную череду. Секунды в минуты, минуты в часы, часы в дни и дни в недели. Спустя три недели с нашего приезда наступил Гермионин день рождения, который мы отметили достаточно скромно: все с утра поздравили девушку, кроме меня. Что вызвало заинтересованные и непонимающие взгляды друзей, и огонек в глазах девушки, вкупе с мощнейшим мысленным штормом, который можно было охарактеризовать как «что же за сюрприз ты мне готовишь?!». Я еле–еле убедил ее дождаться вечера.

— Пойдем?

Гермиона кивнула и приняла предложенную руку, положив начало нашему небольшому путешествию по замку. Я специально вел нас не по кратчайшей дороге, и она была очень удивлена, когда я остановился около Выручай — Комнаты.

— Что, ты решил не отказывать сегодня нам в тренировке?

— Конечно, — я усмехнулся и открыл комнату.

— М-м, это конечно здорово: наш тренировочный зал, все как обычно, но в чем подвох? — Гермиона была в смятении и немного раздосадована.

— С днем рождения, Гермиона! — я сунул руку в разлом и достал крупную упаковку. Лицо Герми озарилось улыбкой, она приняла подарок и стала разворачивать.

— Спасибо, а почему не в гостиной, конспирант? Бог мой… Мерлин, что это? — Гермиона изумленно рассматривала черный костюм.

— А как ты думаешь?

— Ну, это похоже на дуэльный костюм Дафны, но этот сделан из немного другого материала, плюс я вижу тут руны… защитные? Что это?

— Как на счет примерить и узнать? — я указал рукой на появившуюся ширму, а сам плюхнулся на подушки.

Гермиона же подхватила вещи и скрылась за ширмой. Спустя пару минут она появилась. Выглядела она эффектно, хоть и мрачновато. Доспех Дафны был из более грубой шкуры, эта же была высший сорт. Из–за этого костюм был насыщенного черного цвета, чешуйки блестели на свету. Плотно сидящий доспех закрывал ее тело от горла до верхней части бедер, покрывая ягодицы, открытыми остались лишь кисти рук. Брюки были из такого же материала, довольно широкие, как раз чтобы свободно двигаться, заправленные в женские сапоги. Руны можно было разглядеть с трудом — темно–оранжевый цвет вещества, которым они были нанесены, был едва заметен.

— Тебе идет… — я не успел закончить фразу, как Гермиона набросилась на меня и вознаградила объятьями и поцелуем.

— Класс! Как ты так подгадал с размером? И, наверное, это стоило кучу денег… зачем? Я бы и просто цветам обрадовалась и вниманию, ты же знаешь…

— Ну ты же хотела боевой костюм, наподобие моего, а я хочу, чтобы ты была в безопасности. Вот, собственно. Сама по себе драконья кожа отражает многие заклинания, плюс нанесенные мной руны и заклинания должны тоже помочь…

— Так вот что ты за работу делал все это время! Но сам? Как? Хотя, ты говорил, что это Гномий язык, так? И что ты сюда нанес?…

Я попал на допрос с пристрастием аж на целый час. Любознательность Гермионы — это, конечно, хорошо, но эта попытка меня свести с ума вопросами была довольно неплохой. В конце концов она еще и протестировала некоторые свойства костюма, заставив руны вспыхнуть и осветиться при действии наложенных чар. Из хороших новостей — я был зацелован и обнят, а также по нашей связи был чуть ли не утоплен в теплоте, радости и счастье.

Ей мой подарок пришелся по душе…

Я заставил ее повторить наложение иллюзий и придирчиво осмотрел результат их наложения на доспех — ему был придан вид обычной школьной формы. Лишь хозяйка знала, что же именно скрывалось под этим обличьем.

Когда мы вышли, приближалось время ужина. А после, когда мы всей компанией направлялись в башню, я поманил Гермиону за собой.

— Ребят, вы идите, мы отлучимся…

— Ага, в библиотеку… — подмигнул Гарри, и они удалились. Я же повел ее к Астрономической башне. Я предполагал, что вернемся мы поздно, так что одолжил у Гарри с его позволения мантию–невидимку, естественно, заранее.

— Что, это еще не все?

— О да. У нас по плану еще небольшое приключение. Ты со мной?

— Конечно.

На вершине башни гулял сильный ветер, взметая полы наших мантий. Вокруг царила ночь, и лишь свет полумесяца да звезд тускло освещал окрестности. Из окон замка кое–где виднелся свет от факелов, но и только.

— Красота… — Гермиона улыбнулась и поежилась, обнимая себя руками, — только холодно.

— Я знаю отличный способ согреться, — Я подошел к ней со спины, чуть задержавшись на трансфигурацию своей мантии в теплый, почти зимний плащ. Руки обвили Гермиону вокруг талии, пряча под него, ее волосы щекотали нос.

Я не знаю, что будет. Я не знаю, как именно строить отношения. Я не знаю многого. Но я точно знаю, что если тебе есть с кем разделить красоту ночного неба под шелест далекой листвы в лесу и завывания ветра в пролетах и окнах замка вместе с бутылочкой Бордо, то тебе очень повезло.

*Ну, тут уж кому что — кому сплетни собирать, кому учиться, а кому нацизмом страдать, обещая холокост всем грязнокровкам.

Глава 48. Трудные деньки у профессора Амбридж

Профессор Амбридж, все еще очень переживающей из–за статьи в газете (благо гневные письма от родителей и просто доброжелателей приходили каждый день, а сажать всех в Азкабан за справедливые, с их точки зрения, вопросы можно, но сложно), было страшно ну просто ужас как с неделю. Сначала этот зверек, ночью пробравшийся к ней в кабинет и устроивший переполох и бессонную ночку — скрежет, стук, позвякивание и шелест шагов не способствуют покою. Потом пара петард на каблуках, каким–то образом прилипшие к ним и только потом запаленные каким–то мерзавцем, затем этот ужас подземелий — профессор Снейп, ночью принявший ее за кого–то из студентов и резко и холодно поинтересовавшийся, что она тут забыла — как только выскочил огромной тенью из–за угла и ударил в глаза вспышкой Люмоса — так и поинтересовался.

А еще полтергейст, смекнувший что по чем и достававший ее всю неделю разными выходками. Все это далось профессору нелегко, но через недельку–другую она снова с остервенением взялась за декреты и учеников. Аккурат после матча Гриффиндора со Слизерином и взялась, чуть не выбив львам разом пол команды…

74
{"b":"551008","o":1}