ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— С ума сошел, псих? — возмутился Рон — В такую пургу еще и гулять… Бррр…

— Нет, я, пожалуй, пойду к себе, — Гарри ушел в спальню — разбираться с мыслями.

Ребята же сели играть в шахматы. Играли по очереди, пока не присоединился Симус. Наш сапер даже в шахматах будто пытался что–то взорвать, вырезая в размене фигурами целые зоны.

Дни тянулись один за другим, пока Гарри, идя из библиотеки, «попался», застав Почти Безголового Ника и Джастина парализованными, и попал к Дамблдору. Когда он вошел в кабинет, там сидело три человека…

Глава 6. Родственники

Альбус Дамблдор был узнаваемой личностью, Мистера Керененского Гарри тоже узнал, а вот кто был третьим… похож на скелет, на белом лице длинные темные волосы и борода с усами, из под них горят два серых глаза. Когда Гарри вошел, он встал и повернулся, поэтому–то Гарри его и увидел так… подробно.

— Гарри, поскольку, скорее всего ты не узнаешь этого человека, позволь его тебе представить. Мистер Сириус Блэк, друг Джеймса Поттера и Николая Керененского — твой крестный….

— Здравствуйте, — Гарри не знал, что еще сказать, и подошел, протянув руку.

Сириус ее пожал и заключил мальчика в объятья.

— Двенадцать лет я ждал этого момента, жаждал увидеть тебя. Тебе, наверное, уже говорили, но ты — вылитый Джеймс, а глаза мамины, — Сириус взял его за плечи — Альбус, его тетя и дядя вообще не кормят?

— Нет, меня кормят… иногда — смутился Гарри, не понимая. — Я видел вас на фотографиях в альбоме… А почему вы появились только сейчас?

— О, мистер Блэк 12 лет сидел по ошибке в тюрьме Азкабан, — вступил Керененский — И ошибку удалось исправить только 3 часа назад, полным заседанием Визенгамота в третий раз. И первое, что он пожелал — увидеть крестника. Я думаю, вам есть что обсудить, а пока, Альбус, вы не проводите меня в больничное крыло? Хотелось бы посмотреть, что с детьми, может быть, я смогу помочь…

— Да, пожалуй, — Дамблдор взглянул на Гарри поверх своих очков–половинок, когда проходил мимо.

С крестным они проговорили часа три, попив чай в кабинете директора. Сложно сказать, какое впечатление оставил Сириус на Гарри, но, когда он уже ложился у себя в башне, в его голове крутились слова Крестного: «Конечно, мне сейчас нужно будет привести в порядок мои дела, и я понимаю, что ты хотел бы пожить с дядей и тетей, но, может быть, ты не откажешься летом пожить у меня?»

На утро Гарри поделился новостями с друзьями, а также добавил, что его не подозревают. Наведались к Хагриду, выяснили, что Министерство чуть не пришло за ним, а также, что пауки жутко боятся монстра из тайной комнаты, и петухов его кто–то убил.

Они вместе ломали головы над этой загадкой, но так ничего и не придумали. На рождество из Хогвартса началось массовое бегство, и остались только их четверка, братья Уизли, Малфой с Крэбом и Гойлом, несколько человек с Когтеврана и Пуффендуя, да профессора.

Утро началось немного… неожиданно:

— Подъем, сони! — Гермиона вторглась в их спальню. Капитан, мирно спавший в ногах у Мерлина, поворчал, но продолжил лежать.

— Гермиона, тебе не положено сюда заходить, — проворчал Рон, прикрывая глаза от света.

— И тебя с рождеством, — в Рона полетел подарок.

Гарри сел, сразу проснувшись:

— А зачем мы хотели встать в такую рань? — он покосился на часы Мерлина. — Еще же девять…сорок….

— Ну, вы же не хотите проспать все рождество? К тому же, я думала, что мы за каникулы изучим раздел библиотекио магических существах, нам с Мерлином с таким объемом литературы вдвоем не справится, да, Мерлин? Мерлин! Хватит спать! — она села на край кровати и потрясла его за плечо.

— Что с ним? Его за ночь не отравили или не околдовали случайно? — Гермиона забеспокоилась, вызвал смех Рона.

— Бесполезно его будить, пока солнце не встало. — Рон ухмыльнулся — Я как–то пробовал, так и не разбудил. Еще и кот его разодрал все руки у меня, не знаю, как уж он пока Коросту не съел…

— Что, серьезно? — Гермиона немало удивилась — Странно… Я где–то читала, что такой приверженностью к световому дню страдает очень мало людей, — она провела рукой у него по лбу, но тут Капитан прошелся по кровати и сел напротив нее.

Из окна показался лучик солнца, Мерлин открыл глаза.

— Что за?! Кхм, Гермиона, а ты — то как тут оказалась? — он как–то странно переглянулся с котом, посмотрев ему в глаза, после чего расслабился.

— Вас будить пришла! Давайте спускайтесь! — Гермиона чуть зарделась, и, слегка рассердившись, развернулась, чтобы уйти.

— С Рождеством! — Рон кинул Мерлину подарок, и тот, просвистев у пригнувшейся девочки над головой, попал в взлетевшую над кроватью руку Мерлина. В общем, утро у них выдалось веселым….

После завтрака погуляли вместе с близнецами Уизли. Рон запустил снежком в брата, и понеслось… Все кого–то лупили, кто–то пользовался палочкой, а потом началась рукопашная: Гарри сунули в сугроб, он утянул Рона, а Мерлину, наблюдавшему за этой картиной, кто–то, подкравшись сзади, натянул шапку на глаза. Поймав руку, проверенным движением он перекинул «кого–то» через себя, но вслепую не удержался, провернувшись на месте, и полетел следом, падая на руки. Поправив шапку, он обнаружил в паре сантиметров от себя Гермиону. Мгновение они смотрели друг на друга в упор, выдыхая клубы пара и рассматривая глаза напротив. Потом она засмеялась, спихнула его, тоже засмеявшегося, и тут на них приземлился Рон, началась куча — мала… Вечером, набегавшись, они отдыхали в гостиной, затарившись книгами из библиотеки на тему магических существ и греясь у камина. А Рождественский ужин в Хогвартсе был выше всяких похвал: в узком кругу преподавателей и студентов с разных курсов. Вот после ужина Мерлин всерьез задумался.

— Что Иванушка не весел, что головушку повесил?

— Капитан? Что такое?

— Ты забыл поставить ментальную защиту, и фонишь на весь этаж мыслями о том, что именно ты чувствуешь по отношению к Гермионе. А так нет, ничего.

— Черт бы ее побрал, эту защиту, — проворчал Мерлин. — Ну, раз ты уже в курсе, что же ты мне скажешь по этому поводу? По поводу того, что мне даже просто думать о ней приятно и тепло?

— Не мое это кошачье дело, но твои чувства искренние, и да, она тебе нравится чуть больше чем друг. Молодец, что заметил. А теперь спи давай.

— А… что в этих случаях предпринимают?

Кот почесал лапой за ухом, перебрал когти на передней лапе и вздохнул:

— Так. Ты — ничего не делаешь. Все хорошо. Я тебе как–нибудь потом расскажу, что делать, если совсем прижмет, но тебе до этого еще несколько лет мурлыкать мелодии лишь в голове.

Мальчик откинулся обратно на подушку и, водрузив защиту, погрузился в свои думы. Кот же улегся и накрыл лапой глаза:

— Черт бы побрал Николая, отца этого сорванца, и всех его сородичей до десятой ступени, раскудрить его к чертям! Сам пусть с мальчишкой на эти темы разговаривает, тоже мне, папаша нашелся…

Примерно так же прошли и следующие дни праздников, разве что они еще потренировались в заклинаниях, немного полетали на метлах, и так, по мелочи. Также Мерлин обнаружил Выручай–комнату, и, списавшись с отцом, выяснил ее свойства. С пожеланием полностью экранированной комнаты все удалось, и теперь он мог тренироваться в своей магии без последствий. Комната принимала вид зала, с высокими потолками, «кругом Мерлина» на полу, и даже рядом мишеней. (Имеется ввиду тезка, пропавший пару тысяч лет назад)

После каникул им не удалось найти ответа на вопрос: «Кто же монстр из комнаты?». Они продолжали ломать над этим голову, но безуспешно. Пока однажды Гарри не нашел какой–то дневник, стал в нем разбираться, и в процессе выяснил, что он словно живет своей жизнью: пишет, показывает воспоминания, а еще считает, что пятьдесят лет назад комнату открыл Хагрид. Бред. Через день его выкрали у Гарри, в комнате был жуткий бардак, даже кот, и тот ничего не видел: как раз вышел погулять…

9
{"b":"551008","o":1}