ЛитМир - Электронная Библиотека

— Без понятия, — ответил Гидеон. — Он потопал вглубь леса, как сумасшедший, после того, как стрелял в наблюдателей. Си он так и не нашел, а тишина леса может значить только одно, беду. Он думает это из-за Рэвелла, я тоже в этом уверен, и знаю, что нам надо уходить. Мы и так доставили Мэриусу проблем, но заклинательница рун права, я не могу оставить его сейчас, когда так нужен, тем более весь этот кошмар из-за меня.

— Гидеон, нам надо поговорить. Я думаю, что знаю, как нам помочь.

Он взял ее за руку и повел к бассейну.

— Это подождет, — ответил он. — Мне надо найти Мэриуса и посмотреть, что можно сделать. Если это Рэвелл, то нам надо отправить его обратно во Внешнюю Тьму, где ему место. В одиночку Мэриус с ним не справится, да и я тоже, но возможно вместе. Во всяком случае, я должен помочь ему, но с тобой я это сделать не смогу. Я хочу, чтобы ты осталась здесь, где ты в безопасности, пока я не разберусь. Ты сделаешь, как я прошу, или мне запереть тебя? Не важно. Я думаю, что все равно запру тебя. Рэвелл так же может менять форму. И принимает самую разную. Он очень силен в этом. Помнишь, что случилось в небе, когда ты думала, что, то существо это я. Рэвелл умеет делать то же самое. Если он овладеет твоей душой сейчас, ты уйдешь во Внешнюю Тьму.… Нет! Я все же запру тебя, пока не улажу это. И не спи. Пока меня нет, освежись и отдохни. Сейчас мы не можем рисковать. У меня осталось только одно перо, и оно нам пригодиться, чтобы выкупить нашу свободу.

— Должен же быть какой-то способ, чтобы я могла узнать тебя, — спросила Рианнон. Мысль о том, чтобы быть запертой в палате с бассейном испугала ее. Что, если катастрофа, которой так боялись, Гидеон и Мэриус уже случилась, и никто из них не вернется? Она окажется в ловушке. Ведь другого выхода из палаты нет, кроме как под водой, а она понятия не имела, как долго сможет быть под водой без воздуха, да и где она найдет воздушные ямы.

— Физически разницы нет, — ответил Гидеон. — Поведение — единственный вариант, так же как это было в небе, когда ты поняла, что он это не я. Задай вопрос, но чтобы ответ на него знал только я. Он крепко ее обнял и спрятал в кокон своих крыльев. Она могла чувствовать его скрытую сексуальную энергию, которая исходила от его тела. Чувствовала его крепкий торс, перевязанные кожаным шнуром напряженные бицепсы и бедра. Грубая кожа, словно была обработана на токарном станке, каждое сухожилие, словно было проводником для сексуального потока, протекающим между ними.

Возбужденная плоть уперлась ей в лобок, когда он притянул ее к себе еще ближе, и нашел ее губы своими. Его руки блуждали по телу и красивому платью, которое ей дал Мэриус, задержавшись на груди.

— Боже, как ты красива, — пробормотал он, лаская затвердевший сосок большим и указательным пальцами.

— Гидеон, пожалуйста, не запирай меня здесь, — умоляла она. — Запри входные двери, если так хочешь, но не оставляй меня пойманной в ловушку в этой палате с бассейном.

— Выходила ли ты сегодня из домика Мэриуса неважно надолго или нет?

— Я вышла на прогулку, но он пришел и увел меня обратно в дом, когда лес затих, — ответила она.

— Это было до того или после, как Си пропал без вести?

— После, чего?

— Значит, нет, — ответил он. — Я не могу рисковать твоей безопасностью. Рэвелл мог проскользнуть вовнутрь, пока тебя не было. Будет лучше, если я запру тебя здесь, на всякий случай.

— Гидеон, Рэвелл спроектировал свое изображение из Внешней Тьмы на лес, и прислал молодых угрей, чтобы напугать нас — и да, я ведь думала об этих отвратительных существах, когда увидела их на столе, у него на пиру. Если он тогда смог прочесть мои мысли, узнать мои страхи, и ты знаешь, что он сделал, разве какой-то засов удержит его от этого бассейна?

— А у нас есть какой-то выбор? — спорил Гидеон.

— Ты мог бы взять меня с тобой, — предложила она.

— Этого, я точно не буду делать! — ответил он. — Я понятия не имею, с чем мы столкнемся там в лесу. Я всего дважды за свою жизнь видел такое явление. И в обоих случаях много деревьев было погублено. Потери надо предотвратить любой ценой. Ты когда-нибудь видела, как дерево умирает? Нет? И хорошо. Это все равно, что его выпотрошить, вывернуть наизнанку и смотреть, как древнее дерево корчится в муках и издает предсмертные стоны, когда огонь охватывает его. Мэриус видел это. Он так тосковал, что перевоплотился в кентавра. Он боится, что если удар молнии от наблюдателей попадет в одно из этих деревьев, то дух внутри попадет в ловушку. Это вызовет огонь, как это было в прошлом. Я не могу взять тебя туда.

— Оставь мне возможность, спастись, если возникнет такая ситуация. Гидеон колебался, а она вырвалась из его объятий. — Ты мне не доверяешь! — крикнула она.

— Я не доверяю его магии! — поправил он ее. — Я не знаю ее силы, ведь когда я стал падшим, то потерял часть своих способностей, которыми мог противостоять ему, если бы не это, то мне не надо было бы консультироваться с заклинательницей рун.

Схватив ее снова в объятия, он нашел ее губы и страстно поцеловал, его язык проник в ее рот, воспламеняя и возбуждая.

— Я не хочу оставлять тебя, — задыхаясь, произнес он, толкая свою руку между ее бедрами, скользя пальцем вдоль ее щелочки, погружаясь во влажное лоно.

Рианнон застонала, когда он проник еще глубже, через ее раздутые губы, раскрывая лепестки ее лона, двигаясь еще глубже, чувствуя как горячие и влажные стенки ее влагалища, достигая узкой пустоты за ее маткой, но его пальцы не были достаточно длинными, чтобы коснутся.

Рианнон снова застонала, прижимаясь еще ближе и насаживаясь на пальцы. Был какой-то налет грусти в его ласках, сторона отчаяния, которая поражала, словно он ударил ее. Это ужасней, чем даже страх перед Рэвеллом. Когда он резко остановился, ее страхи подтвердились, она схватила его за руки, но он через силу вырвал их.

— Гидеон … не оставляй меня! — пронзительно закричала она.

Но было слишком поздно. Холодный, влажный ветер, пронесся по ее телу, заполняя пространство, где раньше было его теплое тело. Он не ответил. Она моргнула, но только увидела, как он пронесся размытым пятном к двери бассейна.

И звук ключа, поворачивающегося в замке, отразившегося от стен теплого бассейна, и больше ничего. За исключением ее умоляющих рыданий и глухого стука ее маленьких кулачков об деревянную дверь.

Глава 25

Запирать Рианнон в бассейне против ее воли было самым бесчувственным поступком, который он когда-либо совершал, но ему сейчас необходимо быть на чеку, а это единственный способ уберечь ее, на то время пока он будет занят.

Адреналин бушевал в каждой клеточке тела, заряжая неизбежной сексуальной чувственностью, которой он испугался, когда коснулся нежной и влажной плоти Рианнон. Он хотел ее, но на это не было времени. Мольбы Рианнон до сих пор звучали у него в голове, он взял с тарелки горсть овсяных кексов и вышел под проливной дождь.

К тому времени, когда он достиг леса, дождь почти прекратился, ему пришлось идти пешком, вместо того чтобы лететь. Слава Богу, ливень задержал наблюдателей. Но то, что он ослаб, было плохим знаком. Он надеялся, что это поможет потушить пожар. Голова шла кругом. Он думал, что если запрет Рианнон, то будет спокойней, но вышло наоборот. Он волновался еще сильней. При разговоре она затронула важные вопросы, и ему было жаль, что он не знал всех способностей демона. И дело еще усугублялось звучащими в голове голосами. Он напрягал слух, чтобы попытаться услышать то, что они говорили, но не смог ничего разобрать, только отрывки. Знать бы еще, что они имеют в виду…

«Теперь-то мы можем не скрываться», — сказал первый голос. «Она знает»!

Другой сердитый голос возразил. «Ну, знает она и, что дальше, это не значит, что она собирается так поступить, … если вообще до этого дойдет».

Первый голос вздохнул. «А Вы не допускали мысли, что он может согласиться»?

55
{"b":"551619","o":1}