ЛитМир - Электронная Библиотека

Внезапно он покрылся холодным потом. Что случилось бы, если он встретил ее раньше, смог бы он удержать ее? Мог ли обмануть богов, избавиться их наказания и жить в окружении женщины, наконец? А если, предположить, что кто-то действительно умылся на берегу и нашел убежище от шторма в пещере. Наблюдатели не следили за ней, они наблюдали за ним, а его нигде не было. Он был с другими хранителями, пытаясь хоть что-то спасти после шторма, который вызвало его вожделение и гнев сирен.

Это была приятная, но мало вероятная фантазия. Целую вечность он был изгоем, прежде ничего подобного не происходило … и тут на столе перед его глазами лежало доказательство, того, что здесь кто-то был. Если бы она все еще была здесь. Невозможно! Он обязательно нашел бы ее. Он обыскал каждый дюйм пещеры — каждый дюйм. Но не нашел ее?

Устало, Гидеон вступил в спящий альков, сложив руки на своей твердой и мускулистой груди, и его плоский каменным прессом живот, как будто стальные пруты опутали.

От отчаяния, закрыв свои глаза, он пытался оттянуть пробуждение.

Только ему не хотелось спать, сон делал его больным, тело доставало своими требованиями, но между тем его обаняние почувствовало позади него сладкий аромат клевера и ум лихорадочно заработал, в поисках открывшихся возможностей.

Какие могут быть мечты, когда он спит как последний идиот, открывая один глаз и разрушая всю магию.

Не совсем проснувшись, он услышал спокойные голоса, в его голове. Он и раньше слышал их бормотание, но они никогда не звучали настолько ясно, чтобы можно было понять их. Он уже и забыл, что они когда-то были частью его души в той другой жизни до его падения. Как всегда, их чудный шепот был подобен бессмысленным мечтам, но, он все равно их слушал.

Мы разбудим его? сказал один голос. Есть одно место, которое он пропустил …

Нет, отвечал ему другой голос. Оно слишком низкое и узкое для него, чтобы он смог пролезть туда. Оставьте его.

Но что, если бы… тихо затянул первый голос, — разве мы не должны предупредить его — сказать ему?

Оставьте его, я говорю! — ответил другой. Мы, должно быть, не имеем …

На грани сна Гидеон уже не мог ничего разобрать, хотя голоса все гудели и гудели, а сон уносил его прочь от их бормотания.

Рианнон понятия не имела, который сейчас час, когда проснулась в небольшой нише позади водопада. Посмотрев сквозь окружающий каскад, который защищал вход, нельзя было определить какое сейчас время суток.

Попробовав подняться, она простонала. Каждый мускул ее тела болел после пережитых испытаний. Теплая и насыщенная парами вода, так манила. Хорошо бы унять боль, которая, казалось, пронзала все тело. Она пристально посмотрела сквозь падающую воду суженными глазами. Все было таким же, как слева. Не долго думая она сняла домотканое платье, прибавив шагу на выступе, нырнула в воду. Она была такой же теплой и успокаивающей, как она помнила, и, позволяя морской пене ласкать и щекотать каждую клеточку.

Морская губка плавала на противоположной стороне бассейна, но мыло исчезло. На минуту она застыла, от охватившего возбуждения, которое вызвал пульсирующий поток водопада. В надежде, что теплая вода не расплавила мыло, она нырнула под воду. В жутком свечении, от микроорганизмов, живущих в воде, на дне она увидела мыло, в лучшем виде, чем могла предположить.

Бассейн в этом месте был не глубоким, не смотря на все ее попытки удержать мыло не получалось, девушка снова плавала и ныряла под воду, но все попытки были тщетны.

Она чуть не задохнулась от удивления, когда лицом к лицу столкнулась с высокой фигурой обнаженного мужчины, массивными серебристо-белыми крыльями. Он стоял на мраморном краю бассейна, скрестив руки на груди, потемневший взгляд почти скрывал нижнею часть бровей. На лице заходили желваки, его чувственные губы были сжаты в одну твердую линию выше ямочки на подбородке. Он был возбужден, как все в нем, его эрекция была колоссальной.

— К- кто … Вы? — выдохнула она, поскольку это была первая мысль, которая мелькнула в ее голове. Она сожалела, но в данный момент нечего было добавить. Казалось, его поза стала более зажатой, и крылья наполовину раскрылись. Член стал еще больше, если такое вообще могло быть, когда он подошел к краю бассейна, Рианнон отступила назад, тем самым, увеличивая расстояние между ними.

На его лице мелькнула улыбка, которая не коснулась его глаз.

— Здесь я задаю вопросы, — сказал он. — Вы нарушили границу! Откуда Вы пришли? Как Вы здесь оказались?

Рианнон нервно сглотнула.

— Двери были открыты, — ответила она защищаясь. — Шторм … мой корабль разбился о скалы, и оказалась на вашем ужасном острове. И я думала, что кто бы здесь не жил, будет таким грубым, чтобы отказать в гостеприимстве во время такой бури.

— И это дает Вам, право вторгаться в мою ванну?

— Откуда мне было знать, что это «Ваша ванна»? — она начала заводиться. Здесь никого не было. Хотя знала, что эта пещера была заброшена, как и остальная часть этого острова.

— Я была вся в синяках от скал, и грязи от тех ужасных болот, и эта ванна казалась подарком богов.

— Здесь нет подарков богов, — сказал он.

— Я прошу Вашего прощения за вторжение.

— Я подожду вас снаружи, чтобы вы могли одеться.

— Мне пришлось взять один из нарядов в шкафу, в одной из Ваших палат. Я верну его.

— В этом нет необходимости. Вы не можете ходить в тех лохмотьях, в которых сюда пришли.

— О? Значит это, Вы взяли их, не так ли? — крикнула Рианнон, эхо вторило ей, усиленное водой.

Он кивнул, и повернулся, чтобы выйти.

— Можете оставить его себе. Вам же надо что-то носить.

— Подождите! — она окрикнула его. Она вывела его из себя, даже приятно. Что она могла противопоставить ему? Он был все еще возбужден, и очень зол. А ей никогда не удавалась держать язык за зубами?

Уже на пороге он повернулся, в профиль его возбуждение, стало еще более заметным.

— Да? — проворчал он.

У него не было никакого чувства стыда! Он забыл, что был гол, и возбужден? Как будто, это были его владения.

— Вы не сказали мне, кто Вы — напомнила она ему.

— Один из падших ангелов? Я слышала рассказы о вас. Но думала, что вы миф.

— Поверьте мне, я не миф — проворчал он ей, его красивое лицо было омрачено захватывающим угрюмым видом.

— Я, Гидеон — Повелитель Тьмы, страж этого острова, принц, назначенный богами. — Ударив при этом себя в грудь кулаком. — И здесь есть только Я.

Рианнон была так озадачена, что потеряла равновесие и чуть не поскользнулась. Придя в себя, ее грудь показалась, чуть выше поверхности воды, притягивая его взгляд, словно магнит. Она быстро скрыла свои соски в воде.

— Но Гидеон был архангелом! — она знала это. — Я знаю это сказку. Даже в полярном полушарии рассказывают об этом.

— Так вы родом из тех мест? — он прервал ее. — Вы — проделали долгий и длинный путь от дома.

— Нет, это не…! — спохватилась она. — У меня вообще нет дома.

Только сейчас до нее дошло, она стала бездомной. Она была сама себе хозяйкой; спасенная от того, чтобы быть проданной шаманам одним штормом, теперь спасенная от страшного брака этим водоворотом. У богов было своеобразноечувства юмора. Что у Слюды бога всего, еще наготове для нее?

— Кто-нибудь видел, как Вы вошли сюда … Кого-либо вообще? Спросил ее Гидеон.

— Я никого не видела.

— Вы ели?

Рианнон заколебалась. Все это было довольно странным.

Она стояла обнаженная в бассейне полным минеральной воды, уставившись, на десять дюймов прямой, твердой мужской плоти, рассуждая о землях Аркуса и еде! Она просто не могла не смотреть. Его испещренная прожилками налитая плоть, почти синего цвета, а конец заострился в форме гриба.

— Я …, я не думала о … еде, — проговорила она сглатывая.

— Как Вы собираетесь покинуть остров?

— Я …, я не знаю, — она запиналась. — Я … я еще не думала об этом. Я только что потерпела кораблекрушение. И думаю, что я могла бы остаться здесь … ненадолго. Конечно, если вы не возражаете. Разве у ангелов, как полагается, нет чувства сострадания и гостеприимства …?

7
{"b":"551619","o":1}