ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я думала, она просто притворялась.

– Она никогда не лгала мне о подобном, – уверена, она ошибается. – Но в любом случае, что,

если Дункан какой–то насильник с психическими отклонениями?

Как те насильники с психическими отклонениями, которых играли мы той ночью? Господи.

– Не думаю, что Дункан насильник с ненормальной психикой. Он казался... приятным.

Помимо неуместного–контакта–со–школьницами вещей.

– Да, он казался приятным, но, возможно, так он соблазняет своих жертв?

Глаза Денни наполняются слезами.

Я протягиваю руку над столом и касаюсь еѐ.

– Ты же не веришь в это, так?

Слѐзы начинают течь по еѐ щекам.

– Я больше не знаю, во что верить. Я рассказала полиции свои предположения на счѐт

Дункана, они сказали, что "рассмотрят все возможные варианты", но потом в новостях объявили, что

она утонула. Я просто... не могу поверить, что еѐ больше нет. Как она так просто могла умереть?

И затем она теряет контроль. Я вскакиваю с места, сажусь рядом с ней и обнимаю еѐ.

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ ▪ КНИГИ О ЛЮБВИ

HTTP://VK.COM/LOVELIT

Глава 25

Данни до безумия была благодарна мне за "доброту и понимание во всем". Она снова обняла

меня, когда мы прощались. Она даже спросила мой номер телефона. Я тоже попросила еѐ, потому

что была вынуждена. Любой, кто увидел бы нас, подумал бы, что мы друзья. Странно думать о том,

что смерть переписывает все правила. Люди, которые никогда не разговаривали друг с другом, могут

внезапно начать плакать вместе. Люди, которые едва могли терпеть присутствие друг друга в одной

комнате. Или это только из–за этой смерти. Трудно сказать.

Когда я пришла домой, призрак Тары начал пилить меня по поводу того, что я украла еѐ

лучшую подругу. Но как только я убедила себя, что это плод моего воображения, она исчезла. У

меня хорошо получается. Думаю, я не окончательно сошла с ума. Или, скорее, я потеряла

здравомыслие, но постепенно нахожу его по кусочкам, один за другим. Конечно, это блекнет и

меркнет в сравнении с тем фактом, что мне звонит Джек. Он позвонил! Это в десять раз лучше

сообщения.

Это первый раз, когда мы говорим по телефону и нам даже не неловко. Он спросил, как у

меня дела и чем я была занята с тех пор, как мы виделись. Я легла на кровать и подняла ноги к верху,

а он, видимо, был искренне заинтересован в рутине моей жизни. Естественно, он получил

отредактированную версию. Я тонко (ну, не совсем) намекнула ему о "Blackdog Sundays".

– У нас запланирован ещѐ один концерт.

– Круто. Я хотела бы приехать. Где вы играете?

– Ну, это немного странно.

Я боролась с желанием закричать: "Так почему ты это делаешь?"

– Странно? Почему?

– Эм... он пройдѐт в твоей школе. Полли Сатклифф попросила нас сыграть на танцах... в

память о Таре.

Прозвучал резкий вздох, и я подумала, что он борется со слезами.

– Ох.

– Да, я знаю. Хотя, я едва мог отказаться, понимаешь? Ну, я попытался, но Полли давила всѐ

сильней и сильней. Кажется, это на благотворительность...

– Думаю, ты правильно поступил.

Я знала, что он хотел, чтобы я сказала это.

– Правда?

Его голос мягкий, выражающий надежду.

– Да, правда.

– Придѐшь на танцы? Я имею в виду, ты будешь там? Хм... если не захочешь пойти со мной?

Потому что так тоже будет хорошо.

– Я с радостью пойду с тобой на танцы.

Что не совсем правда. Я с радостью пойду с ним хоть на край света. Кроме танцев в честь его

сестры.

– Отлично! Это свидание!–Свидание! Настоящее. Не прогулка в какой–то дряхлый и

запыленный музей. – Хотя, туда идти далековато, так? Я бы хотел встретиться с тобой раньше. То

есть, конечно, если ты захочешь.

– Я бы хотела встретиться.

Мои щѐки зарделись. Слава Богу, Джек меня не видит. Можно подумать, меня никогда не

приглашали на свидания. Хм. Вообще–то, так.

Но вот загвоздка: я иду к нему домой. Завтра.

Это будет интересно.

***

Я не знаю, почему согласилась на это. Мысль о том, чтобы находиться в еѐ доме... Это

больше, чем я смогу вынести. Но я буду с Джеком. А рядом с Джеком именно то место, где я хочу

быть.

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ ▪ КНИГИ О ЛЮБВИ

HTTP://VK.COM/LOVELIT

Я получила сообщение от Касс, думая, что она никогда не узнает, что я встречалась с Джеком.

Она словно читает мои мысли на расстоянии десяти миль. Мы едва говорили с тех пор, как я солгала

ей на счѐт Нан и Грампс. Нет, я не игнорирую еѐ или что–то там ещѐ. Мы видимся в школе,

здороваемся, но на этом всѐ. Мне просто... нечего ей сказать. Есть только одна вещь, о которой нам

нужно поговорить, но я совершенно точно не хочу этого делать. И она практически не бомбила меня

своими сообщениями, значит, чувствует то же самое.

Вот так дружба и заканчивается. Не громкими криками, а постепенными выводами. Можно

подумать, так будет менее болезненно. Конечно, не у многих дружб есть бремя в виде мѐртвого тела,

с которым надо справляться.

Сообщение удивляет меня.

Касс: "Хей, думаю, нам нужно поговорить. Завтра после школы? У меня дома?"

Без "х" в конце. Касс не ведѐтся на такого рода вещи.

В сообщении гораздо легче врать, чем в лицо.

Я: "Прости, не могу. Папа будет готовить особый ужин. Он планировал его вечность. х"

Иногда я пользуюсь карточкой "одинокого отца", когда мне нужно избавиться от чего–то.

Раньше я не делала этого с Касс.

Она не отвечает, что значит, что она злится, не вступая в споры. Облегчение, то, что она не

старается изменить "дату", которую имеет в виду. На одну проблему меньше, о которой стоило

беспокоиться сейчас.

***

Следующий день я провожу, чувствуя лѐгкую тошноту и странную дрожь. Мне удаѐтся

избежать Касс, пообедав в библиотеке. Есть в библиотеке СТРОГО ЗАПРЕЩЕНО, но я совершила

самый ужасный поступок за всю мою жизнь. Я ведь не пролила диетическую кока–колу на ковѐр. Ну,

может быть, если только немножко. Но я тѐрла его носком обуви, пока оно не стало практически

незаметным.

Я дошла до дома в рекордно короткие сроки, захватила кусочек пиццы двухдневной давности

и встала перед гардеробом, интересуясь, почему моя одежда такая скучная. Я и вправду жалею, что у

меня нет опыта ходьбы по магазинам. Это бы помогло, если бы нравилось мне, но я устаю, мне

становиться жарко и я больше не могу это выдерживать, потому что мне ничего не подходит так, как

хотелось бы.

Тщательно рассмотрев все варианты, я одеваю какие–то джинсы, потому что не могу думать

ни о чѐм другом. На этот раз я рада, что призрак Тары появился.

– Думаю, ты должна немного расстегнуть. Мальчикам нравятся сиськи. Это факт.

К сожалению, мой гардероб не переполнен вещами, где можно что–то расстѐгивать. В конце

концов, я нахожу старый серый джемпер. У него глубокий V–образный вырез. Я никогда не носила

его без майки под низом. Хотя, он выглядит хорошо. Немного сексуально, но это не бросается в

глаза.

Я наношу больше макияжа, чем обычно, но не слишком много. Пока я рылась в ящике в

поисках маминого браслета, мне изо всех сил удавалось игнорировать кольцо Тары, но что–то

заставило меня, его надеть. Вдруг воспоминания затопили меня. Холодная рука Тары скользит по

моей. Звук удара хрупкого тела. Это по–прежнему сшибает меня, словно физическая боль. Моѐ

сердце болит, а внутренности забираются друг на друга, чтобы вырваться из моего тела. Слѐзы

32
{"b":"551620","o":1}