ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

8. Приключение со скрягою

Иногда не верят, что нечистый может примерно завести куда нибудь хмельного человека, или иную проказу сделать над ним, да что тут мудреного: не только пьянство, а и всякая другая грешная страсть предает человека в руки сатаны… Однажды и не с хмельным.

Жил-был один человек, уже пожилой, лет-этак пятидесяти. Был он прежде человек торговый, а как стал постарше, то сдал свою лавку и товар, собрал деньги и стал их отдавать под залог разным людям. Ну, уж известно, кто занимается таким делом, тот часто довольно таки берет греха на душу: если бедный человек не в силах заплатить, то и с залогом простись, ростовщик уже завладеет: ему что за дело, хоть пойди по миру; он говорит: «я не виноват, мое дело правое, вольно занимать, когда не знаешь наверное можешь ли отдать!» И сделавши раз-другой так, он уже привыкнет и станет после вовсе несправедливо оттягивать чужое, или, в крайности, рост брать такой, что иному и жиду было бы совестно… и этакой человек так прилепится к деньгам, что будут они ему на свете милее жизни, не только другого чего… рад сам три дня ничего не есть, лишь бы отложить себе в сундук лишний рубль.

Пот этот, про которого я вам начал говорить, и стал именно таков скряга-скрягою: в гостях ли он, дома ли, в церкве ли, у него только и на уме, что деньги, только и думает, как бы скопить еще побольше, а кому и копил? Один-одинешенек и душою и телом, да подиж ты, всегда так, уже кого осетит нечистый, тот потеряет всякое размышление.

Приехал раз к этому скряге его родной племянник; приехал он издалека по делу в город. Племянник была, тоже сам человек достаточный, так дядя конечно и принял его ласково. Погостил племянника, дня с три и понадобились ему деньги, рублей этак сот с пять… он и думает попросить взаем у дяди: дядюшка де богат, авось не откажет… и судит посебе: случись-дескать ему ко мне приехать да понуждаться в деньгах, я ни слова не скажу, тотчас дам. Он и попросил: «Дядюшка, одолжите мне пять сот рублей, денег у меня с собою нет а по-моему делу теперь понадобились; я как только возвращусь домой, тотчас вам пришлю с благодарностью.»

Дядя было сначала так и сяк: время плохое, денег нет, все в чужих руках… а после одумался, совестно: все знают, что видно де есть деньги, когда ссужает других, да при том же знает, что племянник и сам с состоянием, не обманет из таких пустяков, а при случае и сам еще пригодится, может быть… подумал-подумал старик, ну да хорошо, говорит, постараюсь, достану; только, пожалуйста, не задерживай, поскорее обратно пришли! «Этакой скряга», подумал племянник; а так-как деньги были очень нужны, то ни слова не сказал старику про его скупость, а поблагодарил его и обещался непременно доставить обратно очень в короткое время.

Взял деньги племянник, истратил их куда нужно, простился со стариком и уехал обещаясь, тотчас по проезде, прислать эти деньги обратно.

Но нередко случается, что и честный человек обещается, да не может исполнить во время, в особенности денежное дело; только отъявленный богачь может в назначенный срок вынуть, да и положить на стол сколько надобно, а у человека средней руки вдруг Бог знает откуда найдется тысяча разных мест, куда деньги деть и невольно принужден бывает просрочить, так и тут.

Старик, еще отдавая деньги, боялся расстаться с ними, но как пришло время, а племянник денег не шлет, то старик крепко задумался: уж получит ли их, верно не получит, может племянник обманул, или может умер на дороге: ему не жалко племянника, а пяти-то-сот жалко; пропали, думает, денежки!..

Прошло еще день, два, старик и от еды отстал, и сна ему нет, только и думает о пяти стах рублей.

Вот этак еще два дня прошло; тошно пришло старику, в постелю почти слег, лежит они раз так и все про деньги думает…. вдруг отворилась дверь… глядь старик, племянник стоит перед ним «Здравствуйте, дядюшка!» Ах, родной ты мой! Старик вскочил от радости, что это про тебя ни слуху ни духу?

«Извините, дядюшка; такое дрянное обстоятельство, извините, задержал я ваши деньги; вы, я думаю, гневаетеся?»

– И, ничего; свои люди, сочтемся… ну что, как ты: разжился ли теперь? понравился ли?

«Как же, дядюшка; я теперь пожалуй хоть вам взаем дам, если угодно.»

– Ну вот это ладно; очень рад, что твои делишки поправились… Что ж ты, один чтоли приехал?

«Один, дядюшка, и остановился, признаться, у своего знакомого, с которым имею дела… к вам теперь попал невзначай, мимо шел, и денег с собою не захватил; если вам угодно, то пожалуйте ко мне; недалеко от вас; я вам тотчас же и деньги отдам.»

– Пожалуй, пожалуй, почему не пойти: мне любопытно посмотреть, как ты живешь, у кого, хорошоль поместился!..

Стал старик собираться идти с племянником, и не то ему, что бы хотелось посмотреть, как он живет, а хотелось душу то свою отвести, деньги получить скорей.

Вот пошли; кажется точно не далеко, и дорога знакомая, а идут долго; старик приустал, а племянник подпускает дорогой разные истории, тешит дядю, рассказывает, как он деньги его употребил, какой барышь получил и прочее…

Пришли наконец. Видит старик огромный каменный дом, с крыльцом чугунным; вошли – полы лаковые, везде такое богатство… у дяди глаза разбежались. Ай племянник; славная квартира, ну с кем же ты тут живешь?

«Да со своим товарищем; он видно ушел куда-то; присядьте дядюшка!.. не прикажете ли вас чайком попотчивать?»

– Нет, покорно благодарю.

У старика не то на уме: ему как бы деньги-то поскорее… Оглядывает комнату, дивится богатству, а сам-таки спрашивает: что же ты мне, какими деньгами дашь, ассигнациями чтоль?

«Да какими вам будет угодно, дядюшка.»

– То-то, брат; пожалуйста не арабчиками, а если арабчиками, так разве с весу… Старик и тут думает, нельзя ли попользоваться чем.

«Как вам угодно, дядюшка. Вот и деньги!» И вытряхнул племянник на стол целый мешок червонцев… да все новенькие, ясненькие… у старика глаза глядя на них так и горят.

– Ай, ай, племянничек, да как ты разжился, ну, слава тебе, Господи! и перекрестился старик…

Вдруг трах-тарарах!.. ни племянника, ни денег, ни комнаты, все словно провалилося… Очутился старик в потьмах, сердце у него так и обмерло… слушает, щупает кругом… чует, что сидит на чем-то жестком, внизу вода журчит…

Старик давай молитву творить; оглядывает кругом; боится шевельнуться, ветер сквозной так его и продувает, а темно, ничего не рассмотришь; нащупал около себя бревна какие то, Господь знает куда попал!

Уж долго-долго спустя, когда глаза немного попригляделися и старик очувствовался хорошенько, смотрит… сидит он на свае, под деревянным мостом, а под каким Бог ведает.

Дрожь взяла старика; давай он кричать, что сил было; кричал-кричал, насилу-то услышали: часовой к счастью не вдалеке стоял. ну, пока собирали людей, фонарь принесли, покуда различили откуда человеческий голос идет, старик все сидел, дрог, да кричал.

Вытащили его из под моста, проводили домой… слег старик в постелю от настоящей болезни, раскаялся в своем скряжничестве и прочих грехах…. Племянник приехал к дяде с деньгами, а тот уже лежит на столе и все свое имущество отказал частью племяннику, частью просил перед смертью употребить на разные дела богоугодные…

Так вот нечистая сила какие иногда творит дела над тем, кто сильно прилепится к чему нибудь житейскому, да– забудет о спасении души своей.

9. Нечистый во время грозы

Страшно бывает для нас грешных, когда подымается гроза; молния начнет сверкать таким блеском, какого никаким человеческим искуством произвести нельзя… гром потрясает все небо перекатными звуками, или ударяет внезапно и раскатывается со страшным гулом…

Тут всякий невольно вспоминает свои прегрешения, всякий думает, что его может убить в одно мгновение.

Люди благочестивые, те молятся в это время, зажигают свечи пред иконами, или читают священные книги. Да и всякому православному христианину так следует: мы часто забываемся в своих суетах, так гром в эти минуты напоминает нам час смертный.

19
{"b":"551643","o":1}