ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наш Агап на свадьбе званой пирует, а того не чует, что доведется попасть на незваную.

Сидит он вросхмель, уж третий день званой свадьбе идет!.. Шасть в избу старуха. «Батюшка, Агап Патрикеевичь, сделай нам честь, помоги концы с концами свесть!.. Сосватали мы было без тебя свадьбу, и снарядили совсем, и уже молодых к венцу ведем, а порядка никто не умеет дать, не знает где что делать и что сказать.»

Усмехнулся Агап; погладил бороду, потер усы: – «что, говорит, видно без меня не обойтись-таки!.. то-то и есть, говорил – отдавайте честь нашей милости! а без нас не будет толку и у вас!.. ну да пожди, старуха, горю пособлю; здесь почти управился и вас повеселю; так и быть, видно хоть в-мочь-не-в-мочь, а приходит добрым людям помочь!»

Выпил еще стакан вина и старухе велел поднесть; потом встал, с старыми молодыми раскланялся и к новым на новый пир отправился.

Там его и ждут; все готово, хоть сейчас подъезжай!.. Подходит к воротам – его и в избу не ввели, а прямо подводят лошадь верховую; он не поартачился, тотчас сел, и не взглянув на молодых поскакал порядок давать, поездом заведывать.

А на дороге, вестимо, встречного, поперечного угощать надо, как следует – это дело ведется самим дружкою; а дружка Аган, хоть и чует что слаб, а всеж себя чаркой не обносил, да уж под-конец так себя накотил, что насилу, насилу на копе сидел.

Как привезли молодых перевенчанных, дружка Агап стал их еще чаркой чествовать… да и всматривается… «Что за не добрая мать!.. Вишь, говорит, как замутило, так все жена в глазах и мерещится!.. А точно, не всеж и мне пировать, пора и домой побывать, чай жена дожидается!.. Видно шибко думает: вот-было я сейчас эту молодицу за нее принял!»

Пришел Агап домой больно употчиванный… Едва говорит вошедши в свою пустую избу… «Ну жена, не зажигай огня, не тревожь меня… завтра все расскажу, как пиры шли и прочее!..» Взвалился на лавку и захрапел на всю избу.

По утру хвать Агап жены, поразсказать как что деялось, ан некому!.. Туда, сюда… выскочил на улицу, а там стоят бабы да покатываются сосмеху, да пальцами на Arana показывают, и всю беду ему же вслух рассказывают.

Что делать бедняге?.. Он было с жалобою… Ап ему и сказано: – чтомол женатому так жить не показано, как ты жил; вперед от дому не бегай у пиров не ищи, свадеб не своди, домой чаще ходи!

Бедный Агап кой как добился, дожил до Юрьева дня, когда, знаете, в стары годы, мужички переходили на другие места, и с тех пор про него ни слуху ни духу!..

А все это правда была: старуха, что Агапа извела, она и пересказывала; да с тех пор, говорит, и пословица меж людьми идет, вот-те бабушка и Юрьев день!

«Так вот, прибавила баба, какая случилась история!»

Как бабы ни толковали ни мерекали, но как вам уж я докладывал, что в той стороне баб не больно слушали, то ихния все речи взабыть пошли.

А на другое утро раным-ранехонько вышла потеха мудреная у царя Тафуты: мудрец всю ночь на картах гадал, да бобы разводил, так еще не успевши ни умыться ни пригладиться, явился к царю.

И царевичи тоже давно повставали и ждут толку какой им дадут. То есть им хоть не то, что жениться очень бы хотелось, а хотелось счастья попытать, разузнать все как было и чего ожидать.

Приходит мудрец к царю Тафуте переж всего; приходит, царь Тафута к нему выходит.

– Что-мол как дела?

Мудрец говорит такое слово:

«Царь великий и милостивый! тебе я чаю давно, известно и ведомо, что женитьба не шутка, а жутко, что женитьба дело великое…. Дурная жена самому не понравится, а хорошая чужим приглянется, одно уж и это становит в тупик!.. А всем надо попробывать: не разгрызешь ореха, не съешь и ядра, и эта пословица мудра да шишковата!.. Впрочем удастся квас, а не удается кислые щи; а все таки на мне не взыщи: я так на бобах развел, да по картам выгадал, эдакого хитрого дела не сведешь иначе; как ни хитри ни мудри, а надо на авось надеяться!

Вот что я могу присоветывать по моей глубокой премудрости, выслушай.»

«Хитрил я, мудрил вчера, все волшебные ученые книги перечитывал, а ничего умного не вычитал! Обуяла меня скука, взял я лучинку березовую и ну строгать да при этом глупом занятии и пришла мне в голову разумная мысль; острогал я одну лучинку остроконечную, острогал другую и третью приготовил тож, и сделал я из трех лучинок три стрелы и эте три стрелы будут надобны: отдам я их твоим трем сыновьям, трем царевичам, доставлю я их троих на три разные стороны, и пусть они теми тремя стрелами в один раз стрельнут – и в какой дом, и какое место, или в какое царство их стрелы угодят, пусть они там себе и жен берут!.. По мне, признаться, лучшего как ни думай не выдумаешь.»

Ну, сказал царь Тафута, я такую же штуку сам бы мог смастерить, не заглядывая в книги волшебные!.. и у всякого советчика родилась бы такая мысль: пусть-де их наудачу идут, наудачу жен выберут; если они не будут женами довольны, то не будут и на других пенять, не я дескать выбрал, видно суженая сама пришла! Я тебе на это побаску расскажу:

2-я побаска царя Тафуты

Ехали люди хрещеные с базара великого; торговали, они на том базаре чуть не тридцать дней, а ехать им приходилося еще больше того. Ну, вестимо, на дороге порой и остановиться надобно, закусить что ли там, или позавтракать, или вплотную поесть, пообедать как надобно… остановились; распрягли коней пустили гулять по полю, и сами прогуляться пошли. А взяли они себе с большего базара для прислуги татарченка, и пошедши пройтися, наказали ему: «что вот-мол возьми здесь крупа в мешке, в другом сухари лежат, тут вот в котомке сало свиное завернуто, а там позадь воза котел висит, то всыпь-де ты крупы в котел да положи сухарей тудажь и сала прибросить не забудь, а воды принести сам авось догадаешься так свари же это все!.. Да там, под тем местом, где ты у коней сидишь, есть сковородка железная, так возьми вот эту рыбу соленую, положи ее, да салом уложи кругом, да на огонь и поставь, и все это приготовь, как надобно, пока мы назад придем!» Поразсказавши все так подробно татарченку, пошли паши приезжие по лесу гулять, грибов собирать.

Татарин все по сказанному, как по писанному учинил, и дров набрал и огонь разложил, котел повесил и сковороду с рыбой поставил на огонь – и сидит и ждет, когда крупа закипит а рыба поджарится…

Тут к огню что ли, или уж место такое вышло, понаскакали маленькие и большие зверки, что жабами зовут, да вдруг прыг две из котел, а одна на сковороду, да там и села с рыбой рядом и жарится… Татарчонок смотрит, что это за штука невиданная!.. «Эко, говорит, думал я чуть не постный борщь сварить, ан живье-то само так и наскакивает…»

Пришли молодцы, нагулявшись себе порядочно; пришли; вот и кашица вскипела и жаркое зажарилось. Похлебали кашицы, чудо вкус какой: так-вот еще хочется… «Дай-ко, говорят, жаркое-то, авось также будет лакомо!» Глядь на сковороду, а там подле рыбы и лежит зверюка не виданная… Что это? Где ты это достал? Татарченок посмотрел и говорит «Ай, где достал? не достал ево, я рыбкам ево жарил, сам ево прискакал, и в котел два приехал и здесь одна пришол!»

– Так и мы знать с тобой скажем, буде жена чья не больно годна придет: никто-мол его не трогал, сам его прискакал!

Поразсказал царь Тафута побаску, и хоть дрянная она, а все-ж мудрец примолвил: «точно-де так!»

– Да уж если, как ты говоришь, лучшего нельзя доведаться, так пусть хотя это так и останется!

Призвали царевичей пред отца, Тафуту царя; объяснил им мудрец мудрую затею свою и они царевичи поперег слова не молвили; а мудрец седой отвел их на место высокое, на башню, что бы по средине города выстроена; поста вил их на три стороны, друг к другу затылком, дал по стреле да по луку и велел стрелять… «Да смотрите же, сказал, если кто стрелу свою не отыщет, тот не будет женат! стреляйте, а сами смекайте, где отыскать ее».

И смудрил же мудрец, над царевичами: Мартына поставил где бояр больше было, а Мирона, где жили купцы богатые, а царевича Ивана, как он по, глупей других, поставил лицем к лесу, где жил простой народ, где пашни были да угодье деревенское.

5
{"b":"551644","o":1}