ЛитМир - Электронная Библиотека

Катерина, не чуя под собой ног, неслась следом за Кешей, который тянул ее за собой, точно на буксире. Преследователи не отставали, поэтому Иннокентий тоже не сбавлял заданного темпа, ругаясь сквозь зубы и уговаривая свою соотечественницу чуток потерпеть. А Катя летела, будто на крыльях, которые подарило ей чувство, внезапно возникшее в душе. Описанию оно не поддавалось — но значило одно — мечты девушки сбылись, самые смелые, самые тайные, самые волшебные! Еще бы! Незнакомый мир, кругом злодеи и злодейки, чудовищные обстоятельства, грозящие гибелью, и вдруг среди этого хаоса появляется ее герой и спасает из лап коварных страшилищ. Катерина ощущала себя героиней голливудского боевика, поэтому ничуть не боялась, а, вдохновленная любовью, готова была последовать за своим избранником куда угодно.

Очередной поворот извилистого коридора, оформление которого девушка даже не успела рассмотреть, и беглецы видят перед собой Шалуну и ее охранника.

— Ну, наконец-то! — рыжеволосая девочка крутанулась на месте, а Воин ночи активировал амулет, похищенный в очередной раз у Зеста.

Перевоплотившимся Риарену и Шервессу удалось лицезреть только яркую вспышку, в которой исчезла их Равная. Драконы резко остановились и с нескрываемой злобой воззрились друг на друга.

— Вон из моего дома! — процедил сапфировый.

— Как скажешь! — прошипел в ответ агатовый. — Но не жди, что наша война на этом закончится!

— Я буду разочарован, если ты отступишь! — язвительно ответствовал Риарен.

— Ни-ког-да! — презрительно отчеканил Шервесс. — Наша война будет продолжаться до победы… моей, разумеется!

— А вот это мы еще увидим! — сапфировый в долгу не остался, и, смотря в спину уходящему врагу, думал о том, какие законы напишет, едва взойдет на престол.

Определился сразу, что самым первым его указом будет тот, в котором черным по белому будет написано и скреплено гербовой печатью — никогда и ни за что не пускать людей (любых!) на земли Шерр-Лана!

Луана довольно улыбнулась, а Фрест и Зест, проиграв сестре, одинаково скривились. Младший из близнецов, раздосадованно покусывая губы, изрек:

— Это все проделки нашей сестрички! Она же у нас богиня удачи!

— А по-моему, каждый получил по заслугам! — пропела Луана в ответ.

Фрест высказываться не стал — ему было совсем нерадостно осознавать, что двое его самых перспективных подопечных поссорились, похоже, окончательно. Вместо того, чтобы сотрудничать во славу своего покровителя, эта парочка устроит бойню на Торр-Гарре, в которую будут вовлечены все кланы. И кто бы не выиграл — сапфировые или агатовые — для Фреста это будет означать личный проигрыш! Бог огня поспешил домой, ему необходимо было серьезно над всем этим поразмыслить, желательно в полном одиночестве! Зест отбыл в свое царство, плести очередной коварный план, а Луана, весело напевая себе под нос, отправилась отмечать свою победу вместе с подругами из других миров.

Даже не успев отдышаться, Катя и Кеша оказались в родном мире. Здесь властвовал осенний вечер, по небу плыли тяжелые облака, подгоняемые северным ветром, и вот-вот грозил закапать дождь.

Во время перемещения девушка крепче ухватилась за своего кавалера и закрыла глаза, чтобы хотя бы немного продлить свое счастье. Холодный ветер, растрепавший волосы и леденящий тело, вернул Катерину в реальность, но она только сильнее уцепилась за широкие плечи Кеши, всем сердцем желая продолжения этого сказочного сна. Всхлипнула, осознавая, что он закончен, и пришла пора просыпаться.

— Ты чего, Катюш? — почему-то хрипло спросил Иннокентий, и девушка снова всхлипнула, услышав такой родной и любимый голос.

— Кать? — он настаивал. — Ты обижена на меня?

— Нет, — чуть качнула головой она, все еще не стремясь открывать свои глаза.

— Катюша, прости, что не пришел раньше! Тебе там нелегко пришлось, но ты молодец! — с искренним восторгом ответил Кеша.

Катя распахнула веки, услыхав еще и заботливые нотки, столкнулась с серыми очами, взгляд которых был пронзителен и нежен одновременно, утонула в них и судорожно вздохнула. Иннокентий прижал девушку к себе, собираясь еще что-то сказать, но в это время небо над ними разверзлось, и на землю полились потоки ледяной воды.

Без лишних слов, Кеша подхватил Катерину на руки и бросился бежать к своему припаркованному неподалеку от лесополосы автомобилю. Ключи от него, каким-то чудом не потерялись за те две недели, что он гостил в чужом мире. Будучи от природы аккуратным и бережливым, все это время Иннокентий носил их на груди вместе с брелком, прикрепленным к витой цепочке, подаренной ему рыжеволосой богиней наудачу.

Потоки воды стекали по лицу, ослепляли, попадали в рот, захлебываясь, парень произнес:

— Катюш, сними брелок с моей шеи…

Дрожащими от волнения и холода руками девушка потянулась к шелковой сорочке под небрежно расстегнутым богато расшитым камзолом, таким непривычным в современном мире.

Развязав шнуровку на рубашке, Катя с трепетом прикоснулась к обнаженной коже, такой горячей и гладкой на ощупь. Кеша чуть вздрогнул, и девушка шепнула:

— Извини…

— Это все дождь… — по-прежнему сипло отозвался он.

Как бы Катерине хотелось продлить минуты блаженства, когда ее пальчики скользят по загорелой, влажной от дождевой воды, бархатистой коже, притворяясь, что так долго добираются до брелка с ключами!

К глубочайшему сожалению Кати, вскоре все прекратилось, машина приветственно моргнула своему хозяину, и он, открыв одну из дверей, усадил девушку на пассажирское сидение, а сам, обежав авто, присел на водительское. Дверка хлопнула, отрезая невольных путешественников по мирам, от потоков дождя, капли которого теперь барабанили по окнам и стекали по ним вниз.

Иннокентий повернул ключ в замке зажигания и включил обогрев салона, зачем-то наклонился к бардачку, и они с Катей столкнулись. В головах молодых людей все перемешалось, и Катерина первой потянулась к губам любимого, прикоснулась к ним, нежно, аккуратно, будто спрашивая разрешения, и Кеша вдруг ответил ей со всей страстью, от которой голова Кати закружилась. Весь мир померк, и в нем остались лишь двое влюбленных, которые были вынуждены так долго скрывать свои чувства. Нервно цепляясь за роскошный камзол, девушка боялась, что все закончится, только начавшись. Парень останавливаться не желал, кажется еще больше, чем его возлюбленная. В перерывах между поцелуями он пылко шептал:

— Я теперь тебя никуда не опущу… ни на шаг…

— Я не уйду… — отвечала она, стягивая с него мокрую одежду…

Шалуна и Воин ночи медленно приближались к машине, укрытые от дождя магическим «щитом». Мужчина первым подошел, прикоснулся к дверце авто, но отчего-то резко замер, широко ухмыльнулся, повернулся к своей маленькой подопечной и сказал:

— Пойдемте, я отведу вас домой, госпожа.

— А… — начала возмущаться Шалуна, но он ее прервал:

— А Кате и Кеше не до нас! — дабы мелкая проказница не надумала заглянуть внутрь машины, Воин спешно воспользовался волшебством амулета.

Спустя какое-то мгновение они уже стояли в комнате Шалуны, расположенной в Обители богов Омура.

Скрестив руки на груди, маленькая богиня недовольно взирала на своего охранника. Он криво усмехнулся и проговорил:

— Успокойтесь, госпожа Шалуна, скоро я избавлю вас от своего общества! Пойду искать другую работу!

— М-да! — недовольство маленькой негодницы лишь усилилось.

— Я думал, вас обрадует эта новость! — картинно приподнял бровь темноволосый.

— Ты уйдешь, и папенька подберет мне другого охранника! А к тебе я, вроде как, уже привыкла! — Шалуна уперла руки в бока.

— Не переживайте, госпожа, может, еще свидимся, — Воин ночи направился к двери.

— Подожди! — воскликнула она. — Скажи мне хотя бы свое имя!

Мужчина повернулся, мягко улыбнулся и ответил:

— Мое имя Тауз! Запомни его, шалунишка…

Глоссарий

Белое серебро — один из самых дорогих металлов на Омуре, отличающийся от обычного серебра особой прочностью и более светлым оттенком.

24
{"b":"551650","o":1}