ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

 Я удивленно приподняла бровь.

 - Интересно? - обрадовался Рэм и после моего кивка с жаром продолжил. - У нас аристократия, конечно, имеет определенные привилегии. Но не является основным правящим классом. Монархи выполняют роли президентов, с той лишь разницей, что трон все же наследуется. В Совет ежегодно избираются верианцы из каждого каста. На касты делим народ по среднему заработку. Так вот, самые бедные и самые богатые и все прочие выбирают себе представителя. От каждого каста в Совете по два верианца. Кроме самого низшего. Из него выбираются четыре. «Самым бедным - самый богатый выбор» - так провозгласил около пятитысячелетий назад легендарный король - Бейдрольд Норлисвет Нонкс, происходивший из родственной нам династии. Ведь достаток не всегда обусловлен качеством труда. Кто-то может великолепно устанавливать сантехнику, получая в миллионы раз меньше тех, кто плохо управляет экономикой. В каждом касте назначаются ответственные за выборы: те, кто добился в своей профессии наиболее заметных результатов, и характеризуется окружающими лучше прочих. Сбором информации занимаются силовики… У вас они по-моему называются полицией… или каким-то из ее подразделений.

 Я слушала принца, едва ли не раскрыв рот. То, как четко, без усилий, с пониманием каждой детали, он повествовал об устройстве социальной лестницы верианцев, потрясало.

 - То есть каждый год состав Совета Десяти меняется что ли? - заинтересовалась я.

 - Не обязательно, - радостно откликнулся Рэм. - Он может десятилетиями оставаться прежним. Кстати, нынешний продержался уже даже больше - чуть меньше дюжины лет. Все зависит от того, как работают избранные представители кастов. Если исполняют свой долг исправно, уровень жизни слоев, выставивших их в качестве представителей, растет, благосостояние множится, к чему менять коней на переправе? Так по-моему выражаются у вас…

 Я кивнула - многие земные фразеологизмы и просто расхожие фразы Рэм употреблял вполне уместно. Не всегда точно, но вплетал их в разговор более чем метко для инопланетника.

 - Интересно у вас все проходит, - задумалась я.

 - Рад, что тебе любопытно, - чуть качнул головой принц. - Можешь спрашивать - расскажу все, что хочешь. Кстати! Я понимаю, что касаюсь скользкой темы, но должен прояснить, - щеки Рэма привычно втянулись, как всегда, когда он переживал, но даже желваки не двигались, выдавая силу волнения.

 Я приободрила слегка застопорившегося верианца кивком.

 - В общем… Есть два варианта. Я могу представить тебя отцу, действующему монарху Миориллии, если ты не дочитала до него - Айстрайнену Брилльен Нонксу как свою единственную. Тогда получишь право присутствовать на моих отчетах в качестве возможной королевы, в рядах Совета Десяти. Либо, если такой шаг для тебя слишком… гм… преждевременный, - на секунду Рэм отвел глаза, но тотчас снова пересекся со мной взглядами. - Тебе придется ожидать двухдневного завершения моих отчетов в обществе Сэла…

 Не скрою, мне безумно хотелось понаблюдать за принцем как за главой делегации. Его поведение вызывало все больше уважения, любопытства…

 - А что означает - представить меня как единственную? - спросила осторожно.

 Рэм слабо кивнул, будто бы говоря: «Твои сомнения понятны».

 - Тебя официальный статус единственной для верианского принца обязывает дать мне три месяца на ухаживания. Не больше и не меньше. Если статус не озвучен, можешь отвергнуть меня и раньше. Хотя, у нас так обычно не поступают. Но лазейка сохраняется. Если же статус, скажем так, задокументирован, придется терпеть мое общество весь положенный срок, - он едва слышно вздохнул. Но лицо Рэма оставалось открытым, невозмутимым.

 - Хм… можно мне подумать? - неприятно расстраивать его, но я так давно не завязывала никаких отношений, не брала никаких обязательств, что решиться на упомянутое сходу, не хватало душевных сил. Потребность прояснить собственные мотивы вылилась в реплику: - Видишь ли, я триста лет сторонилась любой ответственности за других…

 Чуть потемневшее и осунувшееся лицо Рэма быстро приобретало прежние краски.

 - Понимаю, - кивнул он так, словно отдавал честь. - Думай, у тебя есть время до завтрашнего утра… Нет, - видимо, он заметил нервозность на моем лице - озвученный срок и впрямь показался слишком кратким. - Я спрошу о твоем решении, когда размещу в королевском замке.

 - Рэм? - вспомнила я: - А как вписывается во все это возможный приезд посольства Исканды?

 - Никак, - покачал головой принц. - Мы примем их после отчета. Таков протокол. Просто прибыв в Нийлансу раньше, чем вышлем посольство мы, они получат право первыми высказать требования и претензии.

 - Господи! - всплеснула я руками. - Надеюсь, они ничего такого не потребуют?

 - А что они могут ТАКОГО потребовать? - удивился Рэм, пожав плечами. - Максимум - три месяца общения с тобой.

 Мой вздох впервые заглушал неровное дыхание принца, вдруг здорово сбившееся на последней теме разговора.

 - Я не хочу! - вспылила не по делу: - Рэм? - впервые обратилась к принцу как к старшему, защитнику. - Я не хочу с ним общаться три месяца!!!

 Раздражение и ощущение загнанности в угол придали последней фразе нервозность, пожалуй, даже истеричность.

 - Спокойно, Мелена…Успокойся, пожалуйста, - голос Рэма звучал мягко, певуче, ладонь легла на мою, покоившуюся на столе. - Я ведь обещал, что этого не случится. Во-первых, ты не верианка и не обязана подчиняться нашим правилам. Согласно туристическому законодательству, приезжие обязаны подстраиваться под наши традиции исключительно в плане уголовных и административных нарушений. Ну там: не красть, не хулиганить, не разгуливать по городу голыми… - он усмехнулся. - В остальном, на вас распространяются законы родных планет.

 Я немного расслабилась, ощущая тепло шестерни Рэма, легко накрывшей бы обе моих ладони.

 - И ты еще обещал, что не будет войны! - вырвалось у меня, хотя отлично осознавала - не все зависит от принца.

 Он чуть нахмурился.

 - Обещал и сделаю все, чтобы так оно и случилось, - выдал сдержанно, ровно.

 - Спасибо, Рэм, - ласково произнесла я. Принц улыбнулся, погладил мою руку, немного приоткрыв налившиеся кровью губы.

 Кинул взгляд на часы, опередив мой жест на считанные секунды.

 Половина одиннадцатого. Не сдержав зевоту, я прикрыла рот рукой.

 - Ложись, - почти прошептал Рэм. - Я пошел, - вздохнул едва ли не также громко, как в первые дни нашего знакомства, но сразу выпрямился, расправил плечи и дежурно улыбнулся: - Сладких снов, Мелена. Вот, - извлек из кармана шаровар «вызов» и со звоном положил на стол.

 Прибор, размером с половину моей ладони, на Земле стоил немалых денег. Такими пользовались богатеи, правительственные чиновники, олигархи, которые тряслись за собственную безопасность, а то и жизнь. Стоит лишь издать нервный звук, начать неровно дышать, сделать резкий жест - и устройство - внешне точная копия земной зажигалки - срабатывало, даже на расстоянии десятков метров.

 - Если вдруг что, примчусь мгновенно, - Рэм качнул головой, вытаскивая из кармана вторую часть вызова - копию первой. Именно она должна была в случае опасности, издать громкий, режущий уши звук.

 - Спасибо, - с чувством произнесла я.

 - На здоровье, - опять качнул головой принц, стирая с лица нарочитую улыбку, чуть осунувшись. - Пойду, тебе надо отдохнуть. Увидимся в шаре-мобиле, - он помедлил, некоторое время смотрел в глаза… Наконец, убрал руку с моей и встал. Я поднялась следом, открыла дверь каюты. Рэм задержался на пороге на несколько секунд - лицо налилось румянцем, губы припухли. Он немного ссутулился, неотрывно вперился в глаза, теребя руками шаровары.

 - Сладких снов, - выдавил, наконец, осипшим голосом и выскочил вон.

 13

 (Рэм)

 Сон не шел. Я беспокойно ворочался на кровати.

 Наверное, пропахал ее туда-сюда раз сто, сбил простынь в комки, подушку сравнял с матрасом. Благо постель достаточно просторная, чтобы существо размеров верианского бойца эн-бо раскинуло руки и ноги по сторонам. От нечего делать то натягивал, то сбрасывал тонкое покрывало.

37
{"b":"551655","o":1}