ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

 Поначалу я изо всех сил боролся с внутренним отторжением. Полукровки прибыли сражаться с врагами Мелены, нашими общими врагами. Они – герои и, как бы себя ни вели, заслуживают уважения.

 После объяснений единственной: дескать, энергетика полукровок расшатывает психику, стало куда легче мириться с их выкрутасами. Более того, уже в середине обеда, я поймал себя на том, что совершенно к ним привык. Пожалуй, даже адаптировался.

 Без задержки отвечал на бурные возгласы. Без раздражения ожидал реакции на один из вопросов отца по поводу поединков.

 В конце концов, испытал приступ отвращения к собственному высокомерию. А вдруг у них в народе так принято? В чужой монастырь со своим уставом не ходят… Так говорят земляне. Но за одну ночь отвыкнуть от того, что впитал с детства, мало кому под силу.

 В итоге, пришел к неутешительному для себя выводу. Мелена не зря осуждала меня за надменность и нечуткость. Грешен.

 От подобной мысли в груди защемило. Я невольно взглянул на землянку, она ободряюще улыбнулась. Догадалась? Просто поддерживала? Надеюсь, догадалась. Вот уж не предполагал, что Мелена права, сочтя меня снобом.

 Раньше я за собой такого не замечал. Пора жестко изживать заносчивость на корню! Иначе я и впрямь недостоин землянки!

 Тем более, мне понравилась стратегия полукровок, придуманная за считанные часы. Умная и дальновидная. Мало того, она обещала поддержку не только их соратникам, но и всем остальным.

 После невероятных часов, когда наши с Меленой тела предельно соприкасались, гормоны почти не давали о себе знать. Ощущения рядом с единственной переросли в томительную, неутолимую жажду ее общества.

 Но едва я зашел за Меленой перед приемом, желание напомнило о себе. Проклятье! Как же невовремя! Тело соскучилось по близости землянки и не преминуло сообщить об этом самым недвусмысленным образом. Беспокойство током прошло по нервам. Воздух в груди потяжелел, тянул к земле, не желал выходить наружу. Вдруг Мелену напугает моя любвеобильность, как выражались на ее планете?

 Если так оно и случилось, землянка не подала виду.

 Взяла под руку, и я повел ее к Большому Бальному залу.

 Всю дорогу прикидывал: уточнить или нет? Достигли наши отношения такого уровня, чтобы обсуждать бурные реакции моего тела?

 Я не стеснялся их, а к физическому дискомфорту давно привык. Но не сочтет ли Мелена вопрос вызывающим?

 Я пытался прочесть ответ по ее лицу. Мелена выглядела, как никогда, спокойно, уверенно, собрано. Облегчение так и рвалось наружу неуместными вздохами. Непохоже, чтобы я ее разочаровал.

 Когда до зала оставалось, по меньшей мере, два коридора, до нас долетела музыка, и разговоры. Гул общения сотен гостей сливался воедино и напоминал рев земного медведя.

 Мелена впилась пальцами в мою руку. Как бы я хотел передать ей частичку своей уравновешенности! Безразличия к толпам вокруг!

 С каждым шагом по лицу землянки все сильнее разливалась бледность. Фарфоровая кожа ничуть не теряла от этого. Но я понимал – она отчаянно борется с желанием броситься назад. Инстинктивно приобнял землянку за талию, притянув поближе. Она прильнула в ответ, заставив испытать привычный гормональный прилив. Но куда мощнее ощущалось тепло родства с единственной. Радость, удовольствие от того, что щеки ее розовеют, губы алеют, а к глазам возвращается прежний блеск.

 Мы вошли в двери Большого Бального, как сокращенно называли зал домочадцы. Пятиметровые в ширину и пятнадцатиметровые в высоту – так положено в верианских замках.

 Как и ожидалось, столпотворение приобретало масштаб бедствия.

 До официального представления принцы соседских стран и наследники аджагар скучковались по разные стороны от трона. Он почти не использовался и больше напоминал шикарное кресло, чем собратов из музеев Земли. Никаких драгоценных каменьев, дорогих металлов, вычурных украшательств. Лишь мягкая тканная обивка, на которой вышиты… все те же аджагары.

 Расстановка гостей разбила зал на две части. Пеструю до ряби в глазах – принцы и принцессы нарядились в цвета династий и золотисто-голубую: полукровкам подарили костюмы нашего колора.

 Мы с Меленой прибыли почти вовремя. Спустя минут пять к нам присоединились братья, поприветствовав землянку по форме. Сэл улыбнулся ей, Мелена ответила тем же. Кажется, они друг другу симпатизировали, что не могло меня не радовать.

 Гул голосов отражался от стен, рикошетил и бил в центр зала звуком, сродни бурлению воды, усиленному стократно.

 Но внезапно все стихло. Музыка, задним фоном прорывавшаяся сквозь разговоры, тоже.

 В зал вошли отец с мамой.

 Сначала король представил нашу сторону – меня, братьев и полукровок.

 Затем – аристократов Нийлансы, как хозяев бала. И последними – непрошенных послов.

 Как я и предполагал, к нам пожаловали представители всех династий верианцев.

 Последними отец провозгласил имена Мея и его сестер – Ийатриссу и Меделеру Эйдран Смолли.

 После церемонии, гости разбрелись по углам, сбиваясь в группки. Самые смелые бросились наперерез полукровкам. Ох уж эти рассуждения фанатиков! Если не повезло встретить единственных, хотя бы с полубогами пообщаться.

 Я обратил внимание, что Лорн решительно пересек зал и… поздоровался с Меде… сестрой Мея. Судя по ее лицу и напряженной фигуре, симпатия взаимна.

 – Ты тоже это заметил? – удивленно воскликнула Мелена, кивая в сторону не совсем обычной пары.

 Смуглый араччи был ниже Меде – немного, на полголовы. Думаю, надень она сандалии с более плоской подошвой, разница совсем не бросалась бы в глаза.

 – Она ему нравится, – сообщила Мелена.

 – Откуда знаешь? – опередил меня с вопросом Заг, пораженно приподняв брови.

 – По ауре определяю, – пояснила землянка.

 – Ого! Ты все чувства прочесть можешь? – поразился Сэл – глаза его расширились.

 – Не все, только сильные, – поправила Мелена. – Вообще мы нечасто к этому прибегаем.

 – Почему? – не унимался Заг, подойдя к землянке вплотную.

 Я вгляделся в лицо Мелены. Если ей надоели расспросы, объясню брату – куда пойти и зачем. Но землянка раскрепостилась, словно чувствовала себя… как рыба в воде. Спокойно оглядывалась по сторонам, наблюдая за кучками верианцев и полукровок. Без раздражения задирала голову, отвечая моим неуемным родственникам.

 – Причин много, – пожала плечами Мелена. – Во-первых, есть в таком вторжении в эмоции что-то неприятное… неправильное. Во-вторых, долгая оценка ауры отнимает много сил. В-третьих, когда речь об инопланетниках – цвета иные, нежели у землян. К каким чувствам их отнести – большой вопрос, – она пожала плечами.

 – Интересно, – влез Эй, подвинув Зага. И этот туда же!

 – Спасибо за науку, Мелена, – ну он хотя бы благодарит.

 Складывалось впечатление, что каждый из братьев втайне мечтал поболтать с полукровкой. Впрочем, если хорошенько подумать, ничего удивительного. Мелена сама по себе необычная, плюс в родне с Великим Алленом. Дочь вождя, как ни крути.

 Тем временем, по залу проносился разочарованный гул. Из всех присутствующих нашли свою пару только сестра Мея и Гренсталь Драго Бласс. Его поведение с Сиенной не сильно отличалось от того, как я шокировал Мелену в нашу первую встречу. Девушка ошарашенно прижалась к стене. Но, кажется, Грен пришелся ей по душе. Потому что, когда Аскольд предложил помощь, Сиенна мягко отослала его. Очень вовремя! Напичканный по самое нехочу гормонами Драго Бласс уже рвался в драку. Неужели и я выглядел таким петухом в брачном танце?

 – А где Путник? – вдруг озадачилась Мелена…

 Я поискал его глазами.

 Но… случилось такое, что верианские наследники забыли о неудаче с полукровками. Полукровки – о неловкости в обществе такого количества инопланетников, каждый из которых жаждал урвать немного внимания божественных гостей.

 К окну из чуть затененного пластика подлетел… грузовой шар-мобиль. Из открытой двери высунулись с десяток верианцев, с огневухами наперевес. На Земле их называют огнеметами. Только наши не в пример мощнее и стреляют плазмой.

65
{"b":"551655","o":1}